Посетитель, а Вы уже были на форуме?

Глава №4

Из книги Автобиографическая повесть уходящего поколения. Автор: Евгений Чекалов (chekalov)


Та, моя первая дорога в мир всегда стоит у меня перед взором, так и кажется, что этой дороге не будет конца, но прожитые годы берут своё. Давно уже нет в живых отца, моего первого проводника в жизнь, давно нет в живых и моих деревень. О тех проблемах, с которыми пришлось столкнуться в последние годы, тогда невозможно было даже и помыслить. А в тот далёкий тёплый летний день окружающая нас природа навевала совсем другие мысли.

Было тихое солнечное летнее утро. Солнце было еще низко справа от нас, вдали внизу видны были Станки. Каждый участок дороги сейчас в моей памяти ассоциируется с определенным временем суток, как правило, это было раннее утро или поздний вечер, и временем года.

Участок сразу за деревней припоминается мне весной, когда уже сошел снег с полей. Раннее утро, первая зелень уже набирает силу, лицо нежно ласкает теплый утренний ветерок, солнце начинает подниматься всё выше над вершинами берез скрывающего за небольшим полем в легком тумане бульвара. Над головой раздается звонкая песня жаворонка, а, позади, вдали на горизонте, на окраине поля за фермой рядом с лесом уже на полную мощь токуют тетерева. Внутри меня всегда звучала музыка, пока ещё не понятая мной.

Только позднее, я нашёл эту мелодию, всегда звучащую во мне при соприкосновении с деревней – это 1-я симфония Василия Калинникова.

Позднее, когда в деревне домов оставалось всё меньше и меньше, и птичьи песни стали раздаваться всё реже. Видно, как человеку, и им необходим заботливый внимательный сосед и благодарный слушатель. Это был путь от деревни, когда утром, обычно в понедельник, я шел к 9-и часам утра, не заходя на квартиру, на занятия в художественную школу.

По субботам к вечеру при подходе к дому передо мной внизу открывалась своими огородами деревня. Жители деревни сновали туда и сюда в своих субботних заботах, которых в деревне не счесть.

Зимой, при выходе из деревни, я для себя решал трудное уравнение, где мне идти. Дорога через Хмельники была менее людной и в зимние метели заметалась сильнее, спасал карманный фонарик, который я купил для этой цели. Бывали случаи, когда идешь по полю, голову уткнешь в воротник, закроешь глаза, все равно ничего не видно, да и заснешь. Опомнишься, а ты уже сошел с дороги, вынимаешь фонарик и начинаешь искать дорогу. Так что в метели приходилось идти через Станки, это было километра на 3 длиннее, зато дорога была более ухоженной, особенно после Станков, был и санный след.

Идти приходилось мимо другой своей школы, где я кончал 7 классов, затем берегом реки Клязьмы, которая оставалась справа, слева был косогор, кое-где поросший березняком.

При подходе к тому месту, где я всегда спускался от деревни Калиты к реке, левый берег зарос крупным лесом, а справа от дороги был густой кустарник. Дорога здесь шла в темноте. Путь в одиночестве способствовал размышлениям на разные темы, и дороги эти любились мне всё больше и больше, становясь моими единственными бессловесными собеседниками, с которыми я переживал свои юношеские радости и горести.

А пока же тихим летним утром мы с отцом вышли из деревни и шли полевой дорогой, кругом были поля ржи. Слева за оврагом, между деревьев виднелась деревня Хмельники, при подходе к оврагу дорога пошла на уклон, затем, извиваясь, спустилась вниз по рукотворной дороге, уже давно поросшей по краям густым кустарником, внизу вброд пересекала небольшой ручей, мы же перешли его по дереву, перекинутому через узкое место ручья. Весной же, когда овраги разливались, пройти было невозможно, и здесь меня часто встречал отец с резиновыми сапогами. Иногда приходилось идти и через Станки, так как там через овраги были устроены мостки.

При подъеме из оврага справа стоял большой дом, потом его хозяева уехали, оставив после себя густые заросли терновника, в которые я заглядывал иногда по пути домой. Наверху дорога сворачивала влево, какое-то время шла вдоль ближайшего порядка улицы, затем сворачивала в переулок, пройдя который, мы оставили слева скотный двор, справа вдали виднелся ещё ряд домов и мы вышли из первой деревни.

Кругом колосилась и колыхалась рожь, поднимался легкий ветерок. Деревни в нашей местности расположены рядом друг с другом. Здесь местность была без леса, он оставался вдали слева от нас. Только окончилось поле, за небольшой низиной видна была деревня Тимино, располагалась она одной улицей, вначале шедшей небольшим углублением начинающего оврага, затем всё более углубляющего при приближении к низине реки Клязьмы. Сразу за деревней, дорога круто поворачивала влево, и открывался вид на следующую деревню – Калиты (одно название уже дышит стариной), она была как будто продолжением первой.

Слева и справа перед деревней располагался скотный двор. От скотного двора направо начинался овраг, который, чем ближе к реке Клязьма, тем становился всё глубже и дремучее. Иногда, чтоб срезать путь и познакомиться с новыми местами, зимой, на лыжах, я обследовал эти овраги, обходя деревни, оставляя, их справа.

При входе в деревню Калиты с левой стороны дороги был пруд, на берегу которого стоял красный двухэтажный каменный дом. Летними, тихими вечерами, проходя эти деревни по пути изо Мстеры домой, наблюдал, как на лавочках сидели старики, разглядывая прохожих, до меня лишь долетали слова: “вон, мол, идет Василия Ивановича сынок к отцу”. Здесь все знали меня. Что сталось с этими деревнями, не видел я их лет тридцать пять. Много утекло воды с окрестных полей в реку Клязьму знакомыми оврагами, утешает то, что они-то за это время остались прежними, я имею в виду овраги, являясь заметными вехами, подобно тому, как по вехам определялась задутая зимними метелями полевая дорога. Так и сейчас они не дают заблудиться мне в своих воспоминаниях.

Одно время мне очень снились эти деревни, во снах они принимали какой-то загадочный вид, и в них разворачивались различные события, далекие от действительности, в которых причудливо переплетались прошлые явления моей жизни и события сновидений. Даже сейчас, вспоминая свой первый путь, встречающиеся деревни, реальность и сны начали путаться в моей памяти.

Дорогой этой ходил и ездил на велосипеде я целых девять лет в любую погоду и во все времена года. Учась в университете, приходилось иногда бывать здесь летом. Каждое лето я в каникулы подрабатывал во Мстере и частенько ездил на велосипеде наведывать отца в деревне, однажды, познакомил я со своими дорогами жену, когда вез её для знакомства со своей деревней.

Моё же первое путешествие с отцом по дороге к моим университетам, которые не принесли мне особого материального благополучия, вспоминается часто и сейчас, но других дорог я для себя не представляю.

Пока идешь, о многом думается, и, кажется, что прожил ты с ними не одну жизнь. Редко кому из современной молодежи, особенно из деревни, удалось бы выжить сейчас, окажись они в таких тяжелых материальных условиях. Пройденные мной дороги стали для меня частицей моей жизни.

В пожилом возрасте решил я заняться станковой живописью, и, что удивительно, меня стала притягивать тема дорог, темы связанные с моей деревней, с родительским домом. Картин же написано мной мало, не было у меня мастерской, что говорить, угла не было, только частные квартиры да общежития, картины живут только во мне.

Окружающая меня природа навечно врезалась в моё сердце и в мою память, городскому жителю этого не понять. Быт той сельской жизни безвозвратно утерян, потеряна нить, связывающая человека с окружающей его природой, которая для человека являлась лучшей наставницей, воспитывая его чувства, чего сейчас никто не делает. Люди стали примитивнее, бесчувственнее и жестче, как в отношениях между собой, так и по отношению к окружающей их красоте, которая безликим фоном не замечаемая идет за человеком по жизни и тоже становиться редкостью.

Особенно запомнилась мне зимняя ночь, когда, однажды, я вышел из деревни Калиты, и передо мной открылся зимний пейзаж, залитый желтым лунным светом, луна выглядывала между темных бегущих туч. Это было, примерно, в пять часов утра, дрожь пробежала по всему телу от этого видения.

Зимняя дорога, заметаемая снегом, которая чувствовалась только ногами, вскоре за деревней начала спускаться вниз к реке, которая в лунном свете угадывалась за деревьями, стоящими на краю поля. Слева чернел глубокий, заросший высокими елями овраг, в устье которого стояла деревня Дороново, её, конечно, не было видно, весной рядом с ней по полям и лесам любил я выбирать свой путь домой, когда шёл на выходной.

Спустившись вьющейся между деревьев еле заметной зимней дорогой вниз, выходишь на дорогу, каменку, как мы звали её, идущую берегом реки Клязмы, здесь дорога делает крутой поворот, углубившись в овраг, поросший лесом. Во время весеннего половодья вода совсем близко подступала к дороге, иногда даже и затапливала её, но не надолго. По краям, бежал рядом с дорогой, ряд телеграфных столбов, издали, очерчивая предстоящий путь.

С правой стороны на берегу реки, подходившей близко к дороге, стояла избушка бакенщика. На реке летом вдали стояла землеройная машина, которая углубляла фарватер реки, что, делалось регулярно каждый год, но только в разных местах. Влево отходила, петляя и поднимаясь к верху, дорога в Налескино, именно, только здесь можно было проехать в деревню на транспорте, после подъема до деревни надо ехать было немного полем.

Деревня располагалась на высоком левом берегу, заросшем большими старыми деревьями. Вначале, на пологом откосе были березы, затем с увеличением крутизны, пошли дремучие вязы, между которыми проглядывала колокольня, находившейся на бугре церкви, в темные ночи, когда в просветах между облаками проглядывала луна, на фоне её колокольня смотрелась как будто сошедшей из русской сказки. Наверх, изредка петляя между деревьями, проглядывались пешеходные тропки, ведущие в деревню. Пока идешь вдоль реки, слева в дорогу упирались и здесь заканчивались четыре оврага, верховья которых терялись километрах в трех за полями в глухом лесу в районе деревни Осинки.

Весной этими оврагами с шумом неслись вешние воды с окрестных полей, впадая в реку Клязьма. Небольшие мостики с таким потоком не справлялись, и вода, переливалась через них, заливала всё кругом. Я был свидетелем того, как эти весенние потоки пополняли и без того бескрайнюю полноводную реку, вплотную подошедшую к дороге, а иногда и переливаясь через неё. Вода плескалась рядом с дорогой, а русло реки вдали угадывалось только по верхушкам, росшего по берегам кустарника. Это было самое красивое время года, даже в ненастье, когда ветер грозно гнал серые волны, скрывающие горизонт, нельзя было оторвать взгляд от окружающей тебя красоты.

После предпоследнего оврага на высоком левом берегу стояла деревня Федосеиха, где был подшефный колхоз художественной школы. Через овраг был мост, в половодье вода чуть не заливала его. В месте впадения оврага в реку располагалась ещё будка бакенщика, справа, близко к берегу, внутри реки тянулась песчаная коса, здесь часто летом останавливался я, чтоб искупаться и продолжить дальше путь. Сейчас, глядя, из окна проходящего автобуса, еле угадывается эта коса, заросшая густым кустарником, за которым узкой полоской просматривается вода, русло некогда бывшей судоходной реки, сейчас в этом месте стало совсем узким.

Деревня Федосеиха располагалась между двух глубоких оврагов, за последним из них, через мост дорога, резко поворачиваясь и извиваясь, поднималась в гору и шла к небольшой деревеньке Радионово, от которой сначала оставалось несколько домов, а потом не стало и их. Деревня узнавалась только по оставшимся после неё ещё не запаханным садам. Дорога в этом месте сильно изгибалась, заворачиваясь два раз чуть ли не под прямым углом.

Позднее, когда я уже покинул эти места, дорогу спрямили, а эта, до боли знакомая, заросла травой и угадывалась только по разрушенному мосту. Частенько это место я видел во снах, но в фантастически измененном виде, здесь со мной происходили события, о которых просто трудно в действительности предположить.

На другой стороне глубокого оврага происходили уже реальные события моей сельскохозяйственной жизни, к которой нас приобщали каждую осень, это тема особого разговора. Здесь мы выбирали картошку, одновременно запасая её, и для школьной столовой. Не забыть, как мы её выковыривали из замерзшей земли своими еще детскими голыми пальцами, рабочих перчаток тогда еще не было. Кисти рук напоминали грязные гусиные лапы. Выпахивали картофель с вечера плугом, который тащила лошадь.

Под утро же земля сковывалась морозом, и не оттаивала почти до половины дня. Сверху была только тонкая холодная грязная жижа, растопленная осенним солнцем. Вначале мы топтались и грелись у костра, выходя на разведку с проверкой, можно ли выбирать.

Внизу, под деревней, дорога от реки поднималась в гору и удалялась от реки, старая дорога напоминала о себе идущей в поле березовой аллеей, по которой у меня всегда пролегал путь. Все окрестные поля были до боли знакомы, которые на коленях мы обползали все, собирая осенью картошку. Поля заканчивались деревней Слободка, здесь дорога спускалась вниз в пойму реки Клязьма, захватывая край деревни с домами, расположенными на спуске по обе стороны дороги. Слева за нешироким полем виднеется деревня Новоселки, за ней начинались леса вплоть до железнодорожной станции Мстёра, это километров 10.

С высокого бугра открывался взору посёлок Мстера, первое мое впечатление от увиденной картины было незабываемым. На горизонте дома занимали как низину, так и возвышенность, на вершине которой угадывался парк, рядом с которым стоял дом с колоннами, с правой стороны виднелась колокольня церкви, перед ней дымилась высокая фабричная труба. Справа в пойменных лугах терялась река Клязьма.

Позднее я восхищался этим видом, особенно зимней ночью, когда поселок сверкал от огней, которые освещали небеса и все окрестные места. При подходе ко Мстере ранним утром, вся округа начинала оглашаться гудками, издаваемыми местными фабриками, оповещающими своих рабочих о времени.

Первые гудки начинали раздаваться уже при спуске в низину реки Клязьма, пока находился на возвышенности, слышны они были и из Вязников и со станции Мстера, особенно тихим безветренным утром, или, когда ветер дул в эту сторону. Идти утром приходилось в кромешной темноте, к которой, выйдя из дома, не скоро привыкали глаза. Рядом же со Мстерой, дорога видна была как днем.

Невольно на ум приходит сравнение с современностью, когда в небольшом городе или поселке, при выходе ночью из подъезда своего дома, окунаешься в непроглядную тьму, откинувшую страну на сотню лет назад.

Этим, наверное, и будут помниться 90-ые годы, есть, конечно, и другие приметы тех лет, которые накрепко засели в сознание людей, которых уже трудно чем-то удивить, вера этих людей во что-то лучшее потеряна навсегда.

Отзывы к главе №4

Отзывов пока нет. Вы могли бы быть первым, кто выскажет своё мнение об этой книге!

Добавить отзыв

Ваш адрес электронной почты (не публикуется)
Текст отзыва
После отправки отзыва на указанный адрес электронной почты придёт письмо с ссылкой, перейдя по которой, Вы опубликуете Ваш отзыв на это произведение.

Вы можете прочитать другие главы книги:

Глава 1. Пролог - Ностальгия

 

Глава 2.

 

Глава 3.

 

Глава 4. Вы её сейчас читаете!

 

Глава 5.

 

Глава 6.

 

Глава 7.

 

Глава 8.

 

Глава 9.

 

Глава 10. Дорога в ночи

 

Глава 11. Стога. Русская симфония.

 

Глава 12. У истоков программирования.1

 

Глава 13. У истоков программирования. 2

 

Глава 14. Градообразующее предприятие. Посёлок N. 1

 

Глава 15. Градообразующее предприятие. Посёлок N. 2

 

Глава 16. Градообразующее предприятие 3.

 

Глава 17. Градообразующее предприятие 4. О налоге НДС.

 

Глава 18. Русский простор. Ожидание грозы.

 

Глава 19. Программирование и жизнь. 1

 

Глава 20. Программирование и жизнь 2.

 

Глава 21. Программирование и жизнь 3.

 

Глава 22. Программирование и жизнь 4.

 

Глава 23. Программирование и жизнь 5. Анализ ситуации.

 

Глава 24. Программирование и жизнь 6. Рождение новой теории.

 

Глава 25. Кошка 1.

 

Глава 26. Кошка 2.

 

Глава 27.

 

Глава 28. Ода о неугодном поколении 2.

 

Глава 29. Ода о неугодном поколении 3.

 

Глава 30. Ода о неугодном поколении 4.

 

Глава 31. О так называемом Социальном государстве.

 

Глава 32. Эпилог 1.

 

Глава 33. Эпилог 2. Политика и общая теория управления.

 

Глава 34. Эпилог 3. Современное Мировоззрение. Тезисы.

 

Глава 35. Эпилог 4. Определение понятия демократии. О трудном пути к Демо

 

Глава 36. Эпилог 5. Критические точки Плановой экономики

 

Глава 37. Эпилог 6. Perpetuum mobile

 

Глава 38. Эпилог 7. Perpetuum mobile 1.

 

Глава 39. ЧАСТЬ 2. МИРАЖИ.

 

Глава 40. ЧАСТЬ 2. МИРАЖИ 1. Первый выгон.

 

Глава 41. ЧАСТЬ 2. Миражи 2. Секрет погоды.

 

Глава 42. ЧАСТЬ 2. Миражи 3. Деревня Барское-Рыкино 1.

 

Глава 43. ЧАСТЬ 2. Миражи 4. Деревня Барское-Рыкино 2.

 

Глава 44. ЧАСТЬ 2. Миражи 5. Деревня Барское-Рыкино 3.

 

Глава 45. ЧАСТЬ 2. Миражи 6. Деревня Барское-Рыкино 4.

 

Глава 46. ЧАСТЬ 2. Миражи 7. Деревня Барское-Рыкино 5.

 

Глава 47. ЧАСТЬ 2. Миражи 8. Родственники.

 

Глава 48. ЧАСТЬ 2. Миражи 9. Родственники 1.

 

Глава 49. ЧАСТЬ 2. Миражи 9. Последнее посещение деревни.

 

Глава 50. ЧАСТЬ 2. Миражи 10. Последнее посещение деревни 1.

 

Глава 51. ЧАСТЬ 2. Миражи 11. Последнее посещение деревни 2.

 

Глава 52. ЧАСТЬ 2. Миражи 12. Последнее посещение деревни 3.

 

Глава 53. ЧАСТЬ 2. Миражи 13. Переходный возраст.

 

Глава 54. ЧАСТЬ 3. Публицистика. Методология преобразования общества 1.

 

Глава 55. ЧАСТЬ 3. Публицистика. Методология преобразования общества 2.

 

Глава 56. ЧАСТЬ 3. Публицистика. Реабилитация второго полюса 1.

 

Глава 57. ЧАСТЬ 3. Публицистика. Реабилитация второго полюса 2.

 

Глава 58. ЧАСТЬ 3. Публицистика. Российские гносеологические корни.

 

Глава 59. ЧАСТЬ 3. Публицистика. Репортаж из-под завалов 1.

 

Глава 60. ЧАСТЬ 3. Публицистика. Репортаж из-под завалов 2.

 

Глава 61. ЧАСТЬ 3. Публицистика. Комментарий Е Чекалова на статью А Подбе

 

Глава 62. ЧАСТЬ 3. Публицистика. Признаки очередного российского застоя.

 

Глава 63. ЧАСТЬ 3. Публицистика. Человечество заблудилось в трёх соснах

 

Глава 64. ЧАСТЬ 3. Публицистика. Роль государства в жизни общества

 

Глава 65. ЧАСТЬ 3. Публицистика. Ответ на письмо Геннадия.

 

Глава 66. ЧАСТЬ 3. Публицистика. Итоги выборов. Размышления аналитика-оди

 

Глава 67. ЧАСТЬ 3. Публицистика. Петушиные бои. О выборах

 

Глава 68. ЧАСТЬ 3. Публицистика. О "Стратегическое прозрение" Б

 

Глава 69. ЧАСТЬ 3. Публицистика. Неизбежность Воссоединения.

 

Глава 70. ЧАСТЬ 3. Публицистика в фотографиях.

 

Глава 71. ЧАСТЬ 3. Публицистика. Монетизация льгот ЖКХ.

 

Глава 72. ЧАСТЬ 3. Публицистика. Две точки зрения.

 

Глава 73. ЧАСТЬ 3. Публицистика. Валоризация. Учёба. Пенсия.

 

Глава 74. ЧАСТЬ 3. Публицистика. Валоризация. Разрушение системы образов

 

Глава 75. ЧАСТЬ 3. Публицистика. МАНИФЕСТ 1.

 

Глава 76. ЧАСТЬ 3. Публицистика. МАНИФЕСТ 2.

 

Глава 77. ЧАСТЬ 3. Публицистика. МАНИФЕСТ 3. Postskriptum

 

Глава 78. ЧАСТЬ 3. Публицистика. МАНИФЕСТ 4. Postskriptum

 

Глава 79. ЧАСТЬ 3. Публицистика. Особый взгляд на историю.

 

Глава 80. ЧАСТЬ 3. Публицистика. ПОЛИТИЧЕСКИЕ УБЕЖДЕНИЯ.

 

Глава 81. ЧАСТЬ 3. Публицистика. О ДИКТАТУРЕ ЗАКОНА 1.

 

Глава 82. ЧАСТЬ 3. Публицистика. О ДИКТАТУРЕ ЗАКОНА 2.

 

Глава 83. ЧАСТЬ 3. СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ПРОГРАММА РОССИИ

 

Глава 84. Глава 84.ЧАСТЬ 4. ВЫСТАВКИ РАБОТ художника, программиста

 

Глава 85. Глава 85.ЧАСТЬ 4. ДВУХ ПОЛЯРНЫЙ МИР. ТРИ ФАЗЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ.

 

Глава 86. ЧАСТЬ 4 Секрет Китайского чуда.

 

Глава 87. ЧАСТЬ 4 Насущные проблемы России текущего момента

 

Глава 88. Часть 4 Насущные проблемы России текущего момента 1

 

Глава 89. Часть 4 Публицистика О коррупции

 

Глава 90. Часть 4 Публицистика УДАР НИЖЕ ПОЯСА

 

Глава 91. Часть 4 Публицистика День ‘Победы’

 

Глава 92. Часть 4 Публицистика С чего начинается Родина... 6

 

Глава 93. Часть 4 Публицистика Жизнь в резервации

 

Глава 94. Часть 4 Публицистика Старикам здесь не место

 

Глава 95. Часть 4 Публицистика Старикам здесь не место 1

 

Глава 96. Часть 4 Публицистика Старикам здесь не место 2

 

Глава 97. Часть 4 Публицистика Модель Выводы

 

Глава 98. Часть 4 Публицистика Железный занавес

 

Глава 99. Часть 4 О Жертвах политических и экономических репрессий

 

Глава 100. Часть 4 О прорабах перестройки Из первых уст

 

Глава 101. Часть 4 Историческое предвидение

 

Глава 102. Глава 102 Часть 4 Историческое предвидение 1

 

Глава 103. Часть 4 Историческое предвидение 2

 

Глава 104. Часть 4 Историческое предвидение 3

 

Глава 105. Часть 4 Историческое предвидение 4

 

Глава 106. Часть 4 Историческое предвидение. Заключение.

 

Глава 107. Часть 5 Коммунальные войны 1

 

Глава 108. Часть 5 Коммунальные войны 2

 

Глава 109. Часть 5 Публицистика Сталин и Гайдар 1

 

Глава 110. Часть 5 Публицистика Сталин и Гайдар 2

 

Глава 111. Часть 5 Публицистика Такое ёмкое слово - ЧЁС.

 

Глава 112. Часть 5 Публицистика Такое ёмкое слово ЧЁС. 2

 

Глава 113. Часть 5 Публицистика ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА

 

Глава 114. Часть 6 Публицистика Этюды О прошлом и о будущем

 

Глава 115. Часть 6 Публицистика Взгляд с выставки

 

Глава 116. Часть 7 Публицистика Этюды О прошлом и будущем Этюд 7

 

Отзывы Почитать отзывы к книге

Заплатить автору

Использовать robokassa.ru для перевода денежных средств. Здесь вы найдёте множество способов оплаты, в том числе и через мобильный телефон.

Сумма руб.


Переводы Яндекс.Денег


Вы также можете помочь автору, рассказав своим друзьям и знакомым о его книге!

Также Вы можете помочь нашему свободному издательству, рассказав о нас писателям, и Вы можете помочь знакомым писателям, рассказав им о нас!

Заренее спасибо!

 

 

Сохранить произведение на диск

Скачать эту главу в виде текстового файла Cкачать эту главу в виде текстового файла (txt в кодировке Windows-1251) *

Скачать эту книгу в виде текстового файла на диск компьютера Cкачать эту книгу бесплатно в виде текстового файла (txt в кодировке Windows-1251) *

Скачать эту книгу в виде файла fb2 на диск компьютера Cкачать эту книгу бесплатно в виде fb2 файла (формат подходит для большинства "читалок" электронных книг) *

Лицензия Creative Commons Произведение «Автобиографическая повесть уходящего поколения» созданное автором по имени Евгений Чекалов, публикуется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs (Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений) 3.0 Непортированная.

Основано на произведении с http://tiksim.ru/chekalov/avtobiograficheskaya_povest .

Текст публикуется в том виде, в котором его предоставил автор. Точка зрения Издательства может не совпадать с точкой зрения автора!

Свидетельство о публикации №1963

© Copyrignt: Евгений Чекалов (chekalov), 2020

Поделиться ссылкой на это произведение

Если у Вас есть блог или сайт, Вы можете разместить на нём этот баннер, чтобы привлечь больше читателей, которые как и Вы могут заплатить за публикацию книги. И книга будет опубликована быстрее!

Идёт сбор средств на публикацию книги 'Автобиографическая повесть уходящего поколения' от автора Евгений Чекалов в общий доступ. Вы можете помочь, переведя автору деньги!

HTML код для сайта или блога

BB код для вставки в форум

* - Вы можете скачать книгу бесплатно, за исключением тех глав, которые находятся на стадии сбора средств. Они будут убраны из текста книги.

Яндекс.Метрика