Посетитель, а Вы уже были на форуме?

Глава №43

Из книги ЧАСТИЧКА РОДИНЫ (Из истории города Старого Оскола. Вариант 1960 г.). Автор: Евгений Белых (belyhen)


В ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ. Продолжение 4

В настоящее время колхоз «Мировая революция» переименован в «Знамя революции». Это произошло в результате слияния со стойленским колхозом «Красное знамя» в конце 1959 года.

Рассказывая о своем колхозе, агроном Н. С. Проскурин заметил: «В слободе Казацкой в 1929 году имелся один трактор «Форзон» в созданном тогда колхозе. 1960 году вторая бригада колхоза «Знамя революции» имеет в слободе 6 тракторов, 2 зерновых комбайна и один силосный, 4 сеялки, 4 культиватора, 3 зерноочистительных машины, свеклоподъемник, картофелекопалку. И мы, поэтому, справляемся с большим объемом работ, чем в 1929 году справлялся целый колхоз, хотя людей у нас в три раза меньше: многие перешли в промышленность и на транспорт.

В сравнении с 1929 годом урожайность на наших полях возросла: по зерновым с 45 до 75 пудов с гектара, по картофелю с 80 до 300 пудов с гектара, капусте с 250 до 700 пудов с гектара.

По сравнению с 1953 годом увеличилось коров с 52 до 185, свиней со 140 до 600 голов, кур с 388 до 1600.

На сто гектаров в 1953 году в Казацкой производилось молока 42, 7 центнера, а в 1959 году – 185 центнеров. Соответственно возросло производство мяса с 10,4 центнера до 39,8 центнера.

В 1929 году совсем не было на территории Казацкой, а в 1960 году имеются здесь в колхозной бригаде – агроном, зоотехник, 15 трактористов, 5 комбайнеров, 2 фельдшера, ветеринарный работник…»

Растут в колхозе «Знамя революции» кадры механизаторов: на 1 ноября 1960 года имеется 50 трактористов, комбайнеров, прицепщиков. Есть молодые, есть и с 25-ти летним стажем – Василий Викторович Пеляпин. Дмитрий Васильевич Попов…

О перспективе колхоза записан рассказ бывшего депутата Верховного Совета СССР и председателя колхозного правления Д. И. Лихачева:

«… Чистый доход колхоза мы доведем с 3.777.000 рублей в настоящее время до 4.510.000 руб. в 1965 году, соответственно увеличим неделимые фонды с 944.000 рублей в 1960 году до 1.125.000 рублей – в 1965 году.

В колхозе будет построено 2 красных уголка, 2 клуба вместимостью по 200 человек, один родильный дом, 3 детских сада и одно школьное здание.

Запланировано возвести хозяйственные постройки: птичник на 10.000 голов, овчарник на 400 овец, мастерскую ремонта тракторов и другой сельскохозяйственной техники, крытый ток площадью в 1000 квадратных метров, сушильное помещение площадью в 500 квадратных метров, коровник на 124 головы.

На завершение электрификации колхозных хат и производства израсходуем 133 тысячи рублей.

Количество тракторов увеличится с 12 в 1960 году до 20 в 1965 году. Соответственно возрастет число зерновых комбайнов с 5 до 8, силосных – с 2 до 5, кормокомбайнов с 1 до 2, картофелекопалок – с 1 до 4, грузовых машин – с 11 до 18, легковых автомашин с 1 до 2.

Стоимость машинного парка возрастет за этот период с 735.000 рублей до одного миллиона 60 тысяч рублей.

Методами механизации работ и более широкого развития социалистического соревнования запланировали повысить производительность труда колхозников на одну треть в сравнении с трудовой производительностью 1959 года, повысить доходы колхозников на 25 процентов.

Взрастет производство мяса со ста гектаров до 93,8 центнеров, молока – до 467 центнеров, зерна – до 2626 центнеров против 582 центнера в 1959 году. Яиц будет производиться в 1965 году со ста гектаров 18000 штук, то есть на 2000 яиц больше, чем в 1960 году.

Денежный фонд со ста гектаров возрастет за это время с 858.000 рублей до 1.216.000 рублей.

Колхоз будет развивать садоводство и огородничество, учитывая свой пригородный характер. Это поведет к значительному повышению жизненного уровня колхозников.

Например, доярка В. В. Пашина получала в 1958 году за месяц работы 807 рублей, в 1959 году – 1200 рублей, а в 1965 году ее зарплата возрастет до 1500 рублей в месяц по курсу старого масштаба рубля или до 150 рублей по новому курсу, вводимому с 1 января 1961 года».

Колхозная семилетка «Знамени революции» является типичной, так что нет нужды расписывать здесь планы всех 12 колхозов, существующих в Старо-Оскольском районе.

Считаем все же необходимым дать некоторые основные сведения о сельскохозяйственном производстве в Старо-Оскольском районе после сентябрьского Пленума ЦК КПСС в 1953 году. Это, кроме всего прочего, покажет, что Старо-Оскольский район до 1957 года, до момента отозвания секретаря РК КПСС А. А. Афанасова в областной аппарат и проникновения на пост первого секретаря Старооскольского РК КПСС случайного человека – Д. И. Костина, совершенно не пригодного для выполнения такой важной роли, развивался нормально.

СВОДКА

О сельскохозяйственном производстве в Старо-Оскольском районе в 1953-1957 годах

(некоторые показатели)

………………………………………………………………………………… Наименование мероприятий годы

…………………………………………………………………………………

1953 1954 1955 1956 1957

1. Посевы кукурузы, га…… 124 4100

2. Валовой сбор кукурузы, ц. 317 97.000

3. Урож. зерновых, ц. 186.980 510.790

4. Надои молока, кг. 1065 1136 1750

5. Производство молока

в ц. со 100 га. 33,1 57 92, 7

6. Производство мяса

в ц. на 100 га. 19,3 28, 65

7. Валовое произв. мяса, ц. 4750 5500 17500 26250

8. Валовое пр. молока, ц. 59700 69975 83970 111970

9. Рост % механизации

с/х работ 58 70 93

10. Рост выработки

мягкой пахоты

на 15-ти сильный

трактор в га. 402 534 604

11. Рост дохода в руб.

на га колх. пашни. 94 146 251

12. Рост денежных доходов

колхозов руб. 8.236.000 13.177600 14.125.000

13. Рост торговых

предприятий ед. 75 127 183 198 220

14. Рост торгового

оборота в млн. руб. 48,3 130 156

При таких показателях в районе создалось благополучное положение, в результате чего успешно выполнялись государственные поставки, повышался жизненный уровень колхозников, росла в колхозах дисциплина на базе воспитательной работы и материальной заинтересованности, проводить которую рекомендовала партия.

Сельское хозяйство Старо-Оскольского района оказалось на подъеме, который продолжался до 1957 года.

А потом? Потом наступила пора безвременья, связанная с именем Костина Дмитрия Ивановича. Этот бездарный человек оказался неожиданно на посту первого секретаря райкома партии. Отгородившись от народа тамбуром с двумя дверями и поставив личное «я» выше всех ленинских принципов партийной жизни, он быстро перебил лучшие колхозные кадры, окружил себя подхалимами и убил у трудящихся энтузиазм и личную заинтересованность в развитии производства. А если «руководил», то без всякого знания дела и лишь посредством телефонной трубки.

Автору данного труда пришлось однажды наблюдать такую картину.

Раздался телефонный звонок. Костин взял трубку. Едва поднес ее к уху и выслушал вопрос одного из председателей колхозов, сердито закричал: «Разве сами не понимаете, что значит удвоить надои молока? Это же ребенку ясно: если корова дает два литра в день, надоите от нее четыре. Вот вам и удвоение. Что, что?! Я вам дам! Как высмеете первому секретарю Райкома партии делать замечание, что я не разбираюсь в разнице коровы и козы по удою? Я вас уберу с должности!»

В колхозах, на предприятиях постепенно методы руководства Костина и безграничное его очковтирательство породили уныние. Начался массовый падеж скота и птицы, упала производительность труда.

Удои молока за 1958 год снизились на 500 килограммов от коровы, то есть возвратились к уровню 1954 года. Урожай зерновых упал с 12,7 центнеров в 1955 году до 10,5 центнера в 1958 году. В это время урожаи кукурузы не возвращали даже семян. Часто с гектара колхозы начали собирать всего по несколько десятков килограмм кукурузного зерна.

Районная и городская промышленность в 1958 году не додала государству продукции на четыре миллиона рублей.

Подкрасив брови и надушившись, будто херувимчик, Костин выступил на собрании партактива с сообщением, что дела в районе плохи по трем причинам: во-первых, земля слишком песчаная. Во-вторых, сверху район заставили перевыполнить план заготовок и оголодили местное население. В-третьих, критики мешают действовать и даже упрекают, что секретарь Райкома партии незаконно получил правительственную награду за развитие животноводства и земледелия. Если так будет продолжаться, я уйду с поста секретаря и пусть район страдает! – пригрозил Костин.

Наступил май 1959 года. В Белгородском Обкоме партии шумел Пленум. Костин сидел и слушал, съежившись. Его хлестали слова секретаря Обкома партии товарища М. Д. Хитрова:

«Уровень организаторской, партийно-политической и воспитательной работы в Старом Осколе не соответствует задачам. Район начал серьезно отставать. Райком партии безучастно относится к укреплению кадров животноводства и полеводства. Первичные партийные организации колхозов района совершенно не растут за счет передовых животноводов.

Повседневная живая организаторская работа с людьми подменяется секретарем Райкома партии Костиным заседательской суетней. Райком не направляет работу своей районной газеты во главе с редактором Кеповым и не замечает, что этот печатный орган обходит коренные вопросы подъема сельского хозяйства, занимается отвлеченным просветительством, частенько – травлей неугодных Кепову людей. Сам секретарь Райкома партии Костин занимается несвойственными ему функциями, в частности, организовал группу Ефанова, Гладковых и других, а также самолично изобразил из себя краеведа и подписался под брошюрой «Старый Оскол», хотя эта брошюра представляет собою плагиат краеведческой работы «ЧАСТИЧКА РОДИНЫ», сданной в музей Ефанову под расписку еще 14 мая 1953 года без права публикации помимо воли написавших ее авторов».

Вскоре «незаменимый» Костин, проваливший район, был послан в спасительную командировку на учебу, как и многие другие работники типа Костина.

Как пойдут дела в Старом Осколе и районе, мы напишем в дополнительной брошюре «СТАРЫЙ ОСКОЛ В ПЕРВОЙ СЕМИЛЕТКЕ».

А пока ограничимся записью беседы, состоявшейся в кабинете секретаря Белгородского Обкома КПСС.

– Много дел предстоит сделать Старооскольскому району в годы Семилетки, – сказал секретарь Обкома парии и подал секретарю Райкома бумагу. – Прочитайте вслух. Давайте вместе обсудим.

Секретарь Райкома начал читать вполголоса:

«Посевы зерновых по Старо-Оскольскому району увеличить с 25.356 гектаров 1960-го года до 29.820 гектаров в 1965 году. Посевы технических культур соответственно возрастут с 5582 гектаров до 4390 гектаров…»

– Постойте! – прервал секретарь Обкома. – Как же это вы представляете себе «возрастание» с пяти тысяч с лишним гектаров до четырех тысяч с лишним, а?

Секретарь Райкома попросил лист чистой бумаги, быстро разграфил его карандашом и, заполняя графы цифрами, пояснил:

– Дело вот в чем. Площадь посева технических культур мы несколько уменьшим. Зато, учитывая пригородный характер ряда колхозов, увеличим посевы огородных культур и расширим сады.

– Так, так, так, – поощрительно сказал секретарь Обкома. – Ну, а дальше?

– Дальше намечаем так, – секретарь Райкома с шелестом перевернул страницу и прочитал: «Площадь огородных посевов в 1960 году в районе равна по колхозам 479 гектарам, а к 1965 году она возрастет до 670 гектаров. За этот же период площадь садов увеличится…»

4. Проверка действием

Секретарь Белгородского Обкома партии Михаил Константинович Крахмалев на этот раз выехал из Старого Оскола с чувством радости: район наглядно поднимался в гору по всем показателям роста экономики, культуры, внешнего облика – починены дороги и мосты, зеленели шумящие листвой деревца лесозащитных полос, на перекрестках и поворотах дорог длиннорукие указательные столбы сообщали о расстоянии до соседних сел, о направлениях.

«Да, теперь я убедился, что Афанасов вдумчиво руководит районом, – подумал секретарь Обкома. – Но ведь и в области нужны такие люди. Давно уже поднят вопрос о выдвижении Афанасова на заместителя председателя Облисполкома…»

Машина плавно катилась по наезженной дороге, и какое-то обвораживающее настроение все больше овладевало Крахмалевым. Ему хотелось бы в эти минуты обнять весь мир, чтобы поделиться радостью и, может быть, попросить совета, как же поступить с Афанасовым?

Вспомнился вдруг невысокого роста смуглолицый человек в железнодорожной форме, с умильными манерами и каким-то особо преданным выражением серовато-синих глаз, в черных оконцах зрачков которых светился хитрый ум.

«А что если его, Костина, из вторых секретарей передвинуть в первые? – метнулись непрошенные мысли, отчего стало сразу досадно и тревожно на сердце. Видимо, было это потому, что внешность и манеры Костина покоряли, но свечение хитрого ума в зрачках настораживало и предупреждало Крахмалева. – Пожалуй, нужно проверить. Чего это я поддался первому очарованию?»

И всю остальную дорогу проехали молча: спутники не решались заговорить, Крахмалев хотел обдумывать наедине взволновавшие его обстоятельства.

Вскоре вся область прочитала в «Белгородской правде» извещение о желании второго секретаря Старо-Оскольского Райкома партии пойти на работу в колхоз.

Среди коммунистов прошел слух и разговор: «Костин затеял новый маневр. Неужели ему удастся обмануть Обком?»

Говоря о новом маневре, все имели в виду неприятную историю былых связей железнодорожника Костина с председателем Ламского сельсовета Щетининым по обслуживанию старооскольских спекулянтов документами и проездными билетами.

Но Костину и в самом деле удался маневр: под видом внезапной болезни он не поехал в колхоз председателем, а по обстоятельствам отозвания Афанасова на работу в Область оказался на посту первого секретаря райкома. И ходил он в угаре от внезапно попавшей в руки огромной власти. «Я им теперь покажу, всем покажу, – в душе кипятился Костин, запершись в кабинете. Перед его глазами встала невысокая темноволосая женщина в очках с ее непосильным вопросом: «Что сказал Белинский о театре, и какие принципы основоположены Станиславским в театральном искусстве?». Ярость ударила в мозг Костина, в глазах потемнело. Вскочил из-за стола, бегом промчался по кабинету, громко ругаясь: – Начитались эти режиссеры вместе с мужьями, от них жизни не будет, если не расправиться с ними… Точка! Немедленно расправлюсь. Поуберу с работы, поисключаю из партии…»

– Дмитрий Иванович, вы меня звали? – послышался из-за двери голос машинистки-секретаря.

– Нет, не звал! – отрывисто бросил Костин и подумал: «Так не годится жить с одной дверью в кабинете. Нужна двойная, нужен тамбур, чтобы даже орудийный гром в кабинете не был слышен для других. Сейчас же распоряжусь». – Костин взял трубку телефона, вызвал строй контору…

Вскоре тамбур был отстроен. Уважающий только себя секретарь, запрятавшись подальше от жизни за двумя дверями в глубине кабинета и за столами буквою «Т», начал действовать, поглощенный поиском путей расправы над неугодными лицами. А этих Лий все прибавлялось. Не успел оклеветать и снять с работы зловредную режиссершу, в газете появилось стихотворение «На острую тему». А в этом стихотворении бьющие не в бровь, а в глаз строчки:

Я говорить об этом бы не смел,

Когда бы не было на то причины.

Да есть у нас партийные мужчины:

Напомни про колхоз – тотчас же заболел.

Костин грохнул о стол кулаком, потом подул в зашибленные пальцы:

– И этого автора надо убрать! – прошипел по-гусиному. – И тех поуберу из колхозов – Проскурина, Андрианова… Всех поуберу, а то осмелели, в глаза вчера меня раскритиковали за отрыв от колхозов и за незнание жизни сельского хозяйства. А черт его знает, в чем она жизнь? Мне ведь приходилось иметь дело с кружевной мастерской родителей, в с этим, сельским хозяйством я и не намерен возиться. Зачем нужно секретарю, если ему дана власть руководить и повелевать…

Зазвонило. Костин взял трубку телефона.

– Что, что? Да разве вы сами не понимаете, что значит удвоить надои молока? Это же ребенку ясно: если корова дает два литра в день, надоите четыре. Вот вам и удвоение…Что, что? Я вам дам… Как вы смеете мне, первому секретарю Райкома партии, делать замечание, что я не разбираюсь в разнице между коровой и козой по удою… Хватит, Проскурин, я с вами разделаюсь! – Костин бросил трубку и побежал по кабинету. Потом подсел к столу, открыл ящик и начал копаться в бумагах. В глаза бросилась аккуратно свернутая газета «Белгородская правд» за 21 февраля 1954 года. С ее страницы глядело спокойное умное лицо с задумчивыми серыми глазами. Губы плотно сжаты. Короткие черные волосы с зачесом на широкий лоб чуть разделены пробором над срединой густой черной левой брови.

– Крахмалев, – сказал Костин приглушенным голосом. Хотел было задвинуть ящик стола вместе с лежавшей там газетой, положенной еще Чугуновым или, может быть, Афанасовым, но задержался. Что-то пришло на ум, достал газету и начал читать биографию под портретов:

«Михаил Константинович Крахмалев родился в 1914 году в слободе Николаевской, Сталинградской области, в семье крестьянина-бедняка. С двенадцатилетнего возраста он начинает трудовую деятельность, работая по найму у местных кулаков…»

– Да, теперь ясно, – крякнул Костин. – Теперь ясно, почему Крахмалев знает сельское хозяйство: босоногим бегал за коровами в качестве пастушонка, ступал в борозде за плугом, копал картошку. Но разве я обязан делать всю эту работу и накапливать опыт, если у меня в руках такая власть? Хм! Посмотрим, что тут дальше написано?

Пробежав глазами по строчкам биографии секретаря Обкома, вдруг нахмурился и еще раз про себя прочел строчки: «Саратовский автодорожный техникум окончил в 1934 году… В 1940 году направлен на учебу в Высшую партийную школу при Центральном комитете КПСС… С 1952 по 1953 год учился на курсах первых секретарей Обкомов партии…»

– Ну вот, тоже ученый! – скомкав газету и сунув ее в ящик стола, возмутился Костин. – Теперь ясно, почему Крахмалев сам умеет управлять автомобилем и разбирается в культурах, узнает по листочку сорт пшеницы. Но я этим не буду заниматься. С учеными и начитанными не люблю разговаривать. С ними как-то язык прилипает к небу. Впрочем, что его ученость для меня? Да ничего. Вот обошелся с ним по вьюнски, покорил воображение и… сижу в секретарском кресле. И в жизнь он не поймет своей ошибки, не раскусит меня. Кроме того, я не буду сидеть со сложенными руками: поуберу неугодных, поставлю везде своих людей, меня никакими тогда корчевками никто не возьмет. Главное теперь – продумать, как удержать расположение Крахмалева ко мне. В этом мне помогут – землячок и Коротаев. Они заинтересованы помогать мне: землячку я всегда ссужу необходимое из пития и еды, Коротаеву нашел какую женщину, Нину Андреевну. Он с нею миллионы прогуляет… Да уже и прогулял. Теперь Коротаев в моих руках, не даст в обиду. А Крахмалева еще и можем вытолкнуть, если земляк поможет…

Размечтавшись и почувствовав себя непобедимым Аникой-воином, Костин тут же засел писать книгу об истории Старого Оскола, скрупулезно списывая с находившейся у него монографии «Частичка Родины» – коллективного труда старых краеведов. Но уже на первой странице попадались незнакомые названия, неизвестные факты, так что голова пошла кругом и в ушах зашумело. Отложил рукопись и задумался.

– Вот и пришла идея, – хлопнул себя Костин по лбу. Щеки зарумянились, косой шрам у брови натужился. – Почему бы мне не использовать корреспондента Васильева Сашку, Валентина Гладкова с его женой Сашенькой, пьянствующего Гладкова Иосифа и музейного Ефонова. Они перепишут «Частичку Родины», переставят слова для маскировки, вот и получится книга «Старый Оскол», соавтором стану я, Костин. Придет слава писателя. Пусть тогда Крахмалев выкусит… Да и Александра Георгиевна аппетитная на вид. Назначу директором школы, будет всегда со мною…

И пошло, и пошло, и пошло… Летели с постов председатели колхозов, очернялись фельетонами А. Васильева под диктовку Костина неугодные люди, шла вкось и вкривь экономика колхозов, стонали люди, сыпались в область и в центр жалобы.

«… как же вы терпите Д. И. Костина на посту первого секретаря Райкома партии? – писалось в одной из жалоб. – Ведь он буквально поиздергал людей, избивает кадры по принципу Тита Титыча: «чего моя левая нога хочет»…»

И ему удаются разные комбинации: притворившись «больным», подставил за себя на должность председателя колхоза другую кандидатуру - директора кондитерской фабрики А. Я. Синегубова. И вот на фабрике пошли дела очень плохо. Один за другим уже сменилось три директора.

Всякий раз, снимая с работы неудачного директора кондитерской фабрики, Костин с улыбочкой говорит: «Мы ошиблись, допустив вас на хозяйственную работу…»

А «мы» – это сам Костин, поскольку он подбирает и снимает кадры, будто они – перчатки…

На районной партийной конференции делегаты говорили о том, что Костин не помогает и не может помогать колхозам, так как совершенно не знает сельского хозяйства. Если же осмеливается дать какие-либо «указания», то они ведут лишь к возрастанию убытков.

В колхозах царит уныние от такого «руководства» Костина, появляется халатность. В колхозе «Рассвет», например, за январь и февраль пали 47 телят из общего числа 65, так как их оставили без корма и пойла. За это время в колхозе имени Ленина пало 215 голов скота, а Костин занимается очковтирательством и даже выхлопотал себе награду – медаль…

Урожайность зерновых упала с 12,5 центнера в 1955 году до 10,5 центнера в 1958 году. В это же время минеральные удобрения размывает дождями на станции, где Костин часто бывает при походах к знакомым женщинам. Он не замечает, что удобрения гибнут…

Удои молока за 1958 год снизились на 500 килограммов от коровы и возвратились к уровню 1954 года.

Урожаи кукурузы упали настолько, что не возвращаются даже семена, с гектара набирают иногда несколько килограммов…

Но отсюда проистекают все другие несчастья: бескормица, падеж скота, разочарование колхозников, рост их апатии…

Костина не встревожило такое положение, он продолжает лишь все энергичнее преследовать всякого за критику или малейшее неодобрение его поступков. Кроме того, он клеветнически объясняет на районном партийном активе причину тяжелого положения в районе: «Обком и ЦК заставили меня перевыполнять планы, почему и район оказался оголенным, – краснея, заявляет Костин. Картинно рисуется перед всеми с высоты трибуны и добавляет: – Я же все меры принял, товарищи. Разве мы не закрывали рынок и не задерживали женщин с молоком на дорогах? Задерживали и заставляли их Насти кувшины на приемные пункты, а не на рынок.

Разве мы не облагали рабочих яйцами и маслом? Облагали и заставляли их покупать яйца и масло на рынке, и потом сдавать все это на заготовительные пункты… Чего же вы еще большего от меня хотите? Я стараюсь, дела в промышленности идут хорошо…»

Где же хорошо, если под «руководством» Костина промышленность в 1958 году не додала государству продукции на четыре миллиона рублей?

Продолжение следует

Отзывы к главе №43

Отзывов пока нет. Вы могли бы быть первым, кто выскажет своё мнение об этой книге!

Добавить отзыв

Ваш адрес электронной почты (не публикуется)
Текст отзыва
После отправки отзыва на указанный адрес электронной почты придёт письмо с ссылкой, перейдя по которой, Вы опубликуете Ваш отзыв на это произведение.

Заплатить автору

Использовать robokassa.ru для перевода денежных средств. Здесь вы найдёте множество способов оплаты, в том числе и через мобильный телефон.

Сумма руб.


Переводы Яндекс.Денег


Вы также можете помочь автору, рассказав своим друзьям и знакомым о его книге!

Также Вы можете помочь нашему свободному издательству, рассказав о нас писателям, и Вы можете помочь знакомым писателям, рассказав им о нас!

Заренее спасибо!

 

 

Сохранить произведение на диск

Скачать эту главу в виде текстового файла Cкачать эту главу в виде текстового файла (txt в кодировке Windows-1251) *

Скачать эту книгу в виде текстового файла на диск компьютера Cкачать эту книгу бесплатно в виде текстового файла (txt в кодировке Windows-1251) *

Скачать эту книгу в виде файла fb2 на диск компьютера Cкачать эту книгу бесплатно в виде fb2 файла (формат подходит для большинства "читалок" электронных книг) *

Лицензия Creative Commons Произведение «ЧАСТИЧКА РОДИНЫ (Из истории города Старого Оскола. Вариант 1960 г.)» созданное автором по имени Евгений Белых, публикуется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs (Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений) 3.0 Непортированная.

Основано на произведении с http://tiksim.ru/belyhen/book1371217220 .

Текст публикуется в том виде, в котором его предоставил автор. Точка зрения Издательства может не совпадать с точкой зрения автора!

Свидетельство о публикации №2671

© Copyrignt: Евгений Белых (belyhen), 2020

Поделиться ссылкой на это произведение

Если у Вас есть блог или сайт, Вы можете разместить на нём этот баннер, чтобы привлечь больше читателей, которые как и Вы могут заплатить за публикацию книги. И книга будет опубликована быстрее!

Идёт сбор средств на публикацию книги 'ЧАСТИЧКА РОДИНЫ (Из истории города Старого Оскола. Вариант 1960 г.)' от автора Евгений Белых в общий доступ. Вы можете помочь, переведя автору деньги!

HTML код для сайта или блога

BB код для вставки в форум

* - Вы можете скачать книгу бесплатно, за исключением тех глав, которые находятся на стадии сбора средств. Они будут убраны из текста книги.

Яндекс.Метрика