Посетитель, а Вы уже были на форуме?

Глава №4

Из книги ЧАСТИЧКА РОДИНЫ (Из истории города Старого Оскола. Вариант 1960 г.). Автор: Евгений Белых (belyhen)


ОБВАЛЫ И РАСКОПКИ

В 1711 году в Старом Осколе вспыхнул очередной пожар, часто посещавший деревянно-соломенный город. Сгорели казённые постройки, сгорели хранимые там «строительные книги», не имевшие копий.

Правда, подземные сооружения города не были разрушены пожаром, но ими, в связи с упадком военной роли города, мало интересовались, вскоре о них совсем забыли. Вернее, забыли их точное месторасположение.

Любопытным подтверждением факта такой забывчивости служит городской план 1782 года, составленный по указу Екатерины II. В легенде к этому плану говорится: «На Нижней площади города, вблизи воеводского дома, имелись подземные сооружения, точное местонахождение которых неизвестно».

Но эти подземелья в течение последних ста сорока лет, с времени нашествия Наполеона на Россию и до наших дней, неоднократно давали о себе знать. Известен обвал хода к Осколу в 1812 году.

В 1907 году население было взволновано новым обвалом на Торговой (Нижней) площади, в нескольких метрах к юго-востоку от колокольни соборной церкви, фоторепродукцию которой помещаем здесь для наглядности.

Фото 5.

Городские власти распорядились засыпать место обвала без выяснения его причин, боясь лишь, чтобы через проход не выбрались из тюрьмы политические заключенные…

Для наглядности помещаем здесь фоторепродукцию казённого корпуса на Торговой площади. Натуральный снимок здания был сделан в 1905 году, издан Старо-Оскольским обществом потребителей через фототипию Шерера, Набгольца и Ко в Москве и распространён в виде открытого письма Всемирного почтового союза.

Фото 6.

На этом снимке хорошо видны центральный подъезд здания и ведущая к нему дорога, извозчичья пролётка и сквер. Наглядные фотоснимки соборной церкви и казённого корпуса (Казначейство. Полицейское управление. Тюрьма. Сквер) облегчат читателю понимание чертежа «План подземных сооружений... в Старом Осколе», опубликованного на последующих страницах настоящей книги (см. Фото 9).

Остатки прежних крепостных сооружений были обнаружены и в недавнее время. В частности, через шестнадцать лет подземный тайник снова напомнил о себе. В 1923 году на Нижней площади города обнаружены подземные сооружения, вырубленные в мелу. Получилось это как раз после того как по дороге к зданию (фотоснимок которого дан на странице выше), занимаемому Старооскольским уездным финансовым отделом Уисполкома Советов рабочих и крестьянских депутатов, в июле 1923 года провалилась лошадь водовоза.

Произошло это после продолжительных дождей, нарушивших устойчивость мелового подземелья.

Факт обвала стал настолько широко известен, особенно под влиянием агитации церковников «о чудотворном явлении» (Много постарался в этом направлении благочинный второго благочиннического округа отец Захарий и священник Михайловской церкви отец Иоанн, переметнувшийся в священники из учителей в период первой мировой войны, спасаясь от фронта). И никто из религиозных не верил в газетное объявление об открывшемся тайнике старой крепости для хранения «зелья» (пороха) и прохода к воде Оскола в период осады крепости врагами, считая его, как учили попы, «божеским знаком» за грехи людей».

К месту обвала устремились тысячи жителей города и уезда. Пользуясь многочисленным притоком паломников, Соборная и Николаевская церкви организовали круглосуточные богослужения с целью укрепить пошатнувшуюся после революции религиозность населения и пополнить церковную кассу. С большим трудом удалось Старо-Оскольскому Укому РКП(б) и Уисполкому разоблачить церковников во главе с их главным дискунтантом благочинным отцом Захаром.

В «Известиях Старооскольского Укома партии и Уисполкома» были напечатаны подробные отчеты об обвале.

Обследование проводилось специальной комиссией в районе Нижней (теперь Советской) площади, в треугольнике между бывшим собором, зданием уездного финотдела (тюрьма) и Советской аптекой в современном доме №2 на Советской площади.

Археолог М. В. Васильков подтвердил, что обвал произошел на месте подземных сооружений, представляющих часть крепостного хозяйства и «тайников» конца XVI или начала XVII века. Он предложил вести дальнейшие раскопки, чтобы по тайникам выйти к рекам Осколу и Оскольцу, но средств на эти работы не оказалось. Входное отверстие «тайника» замостили дубовыми досками и засыпали землей на долгие года.

Но что же было обнаружено комиссией и археологом М. В. Васильковым?

Обвал произошёл метрах в 20 от главного входа в здание уездного финансового отдела по линии, направленной от главного входа в здание на юго-запад под углом градусов в 40.

На этой же линии, но в метрах в 15 дальше места обвала 1923 года, происходил обвал и в 1907 году.

Обследованные части подземного сооружения, вырубленные в мощной меловой скале, в месте самого обвала представляли коридор и грушевидной формы подвал, меловые своды которого имеют толщину до 2 метров. Подвал и коридор вытянуты с северо-запада на юго-восток. Общая длина их исчислена в 7,75 метра, ширина — 2,5 метра, высота — 1,85 метра (высота для прохода человека в рост).

Под прямым углом от коридора, направленный к северо-востоку, оказался открытый спуск в галерею. Уклон спуска имеет 15-20 градусов.

Под прямым же углом к оси коридора оказалась галерея юго-западного направления. В эту галерею и ведёт вышеописанный спуск.

Галерея была обследована всего лишь на протяжении 9 с лишним метров, то есть до места обвала 1907 года, т. к. осыпь не дала возможности проникнуть дальше. Да и комиссия натолкнулась на конусообразное нагромождение мела и земли, не рискнула идти дальше, боясь обвала. Однако все члены комиссии отчётливо видели при свете фонарей, что за конусом мела и земли галерея раздвоена. Один её рукав поворачивает на юго-восток, к Осколу. Как раз по этому направлению произошёл обвал в 1812 году. Сейчас здесь проложен каменный ступенчатый спуск на Красномилицейскую улицу.

Второй рукав галереи пошёл в северо-западном направлении, на ул. Холостую, откуда, вероятно, повернув на юго-запад, идёт к Оскольцу. Это второй важный «тайник», по которому старая крепость снабжалась водой в период осады её врагами.

В обследованной части галереи, высота которой — 2 метра, ширина — 2,5 метра и длина до раздвоения — 9,8 метра, обнаружены в боковых стенах ниши одна против другой. Высечены они каким-то трёхзубцовым орудием, следы которого сохранились на мелу. Высота ниш — 1,4 метра, ширина — 1 метр 5 сантиметров, глубина — 1,7 метра. Ниши эти вполне пригодны для хранения больших бочек с порохом или с вином.

Между нишами сплошные меловые стены толщиной в 70 сантиметров. Над уровнем пола галереи ниши приподняты на 20 сантиметров. В нишах, как и в галерее, довольно сухо. Пол галереи посыпан жёлтым песком, воздух здесь имеет движение, так что хранение пороха здесь было вполне возможным.

Интересна одна деталь: на простенке между первой нишей на юго-восточной стороне галереи и коридором выбиты в мелу арабские цифры «745». Привычка кратко записывать дату нам известна из практики нашего поколения. Вероятно, так поступали люди и в прошлом. Учитывая это, необходимо читать обнаруженную дату как 1745 год.

Возможно, это был год, когда старооскольские подземелья были замурованы людьми по ненадобности, а к 1782 году, к моменту составления плана города, даже было забыто их точное местонахождение.

Обвалы в Старом Осколе имели место и в более позднее время. В начале тридцатых годов, например, был небольшой обвал на пересечении осей улиц Володарского и Интернациональной, в районе входа в современный городской парк имени А.М. Горького.

В 1944 году произошёл обвал при строительстве тюремного двора. В июне 1947 года, когда житель дома № 4 по Революционной улице тов. Дагаев В. С. рыл погреб и достиг глубины 210 сантиметров, под ним рухнули какие-то кирпичные своды. Осмотрев место обвала, краеведы установили следующее:

1) Обвалилась арочная кирпичная полутруба, шедшая строго с севера на юг. Удалось измерить её по длине на 5 метров и установить, что диаметр её равен 78 сантиметрам (Это ширина нижнего основания полутрубы), а расстояние от пола до верхней точки арочного перекрытия равняется всего 75 сантиметров. Двигаться по такому «ходу» мог лишь согнувшийся или даже ползший человек.

2) Труба выходила к крутому южному склону бугров, на которых расположен город и могла играть в прошлом роль одного из ответвлений подземных сооружений, предназначенных для скрытного наблюдения за близко подошедшими к буграм врагами, поскольку трудно предположить возможность какого-либо другого её хозяйственного использования.

Самые древние жители города, расспрошенные относительно этого обвала и о том, помнят ли они здесь какие-либо постройки в прошлом, рассказывали следующее:

«На этом угрюмом обрыве, откуда видно всё окрест на много километров, никогда не было каких-либо построек. Лишь в тридцатых годах XX века был здесь выстроен небольшой деревянный домик без фундамента, на пнях».

А 80-летняя Татьяна Никитична Емельянова, живущая в доме на более низкой горной террасе, осмотрев обвал, сказала: «Я сиживала на этом бугре ещё девчонкой, потом вдвоём сиживала со своей свекровью, Марией Тихоновной. Она умерла лет сорок пять тому назад, имея от роду 90 лет. Я любила слушать, а Мария Тихоновна — рассказывать о всём, что видела и знала. Говорила она мне о различных подземельях в городе и о Шмарненской пещере, куда люди ещё от хана Батыя прятались. О городских пожарах рассказывала и о холере великой. А вот об этой трубе ни словом не обмолвилась. Значит, сама здесь построек не видела и от дедов своих и прадедов слышать не приходилось. Выходит, что очень давно эта труба построена. Свекровья моя своими глазами 90 лет на жизнь смотрела, да глазами своих родителей и дедов, рассказы которых слушала, глядела на прошлую жизнь лет полтораста. Всего, выходит, 240 лет. Прибавьте к этому мои годы, получится возраст, может быть, равный возрасту города. Вот в начале города или ещё пораньше могли люди эту трубу выстроить. И кирпич-то не нашего времени: тонковат и плохо прожарен».

3) Кирпич, из которого сложено сооружение, действительно плохо обожжён, стал от времени очень ветхим, почему и не выдержал тяжести землекопа, обвалился.

В качестве скрепляющего материала неизвестные строители пользовали красную и серую глину. Следов извести нет.

Летом 1949 года произошёл обвал при строительстве шофёром Ишковым А.И. дома № 33 на Володарской улице.

Всё это есть голос старинной Оскольской крепости, о необходимости изучения которой неоднократно говорилось в организациях и в советской печати. Так, например, «Комсомольская правда» 14 августа 1948 года в статье «Старая крепость» писала: «...Медлить больше нельзя, так как ценнейшие памятники старины продолжают разрушаться. Остатки Старооскольской крепости не должны исчезнуть бесследно». Автор этой статьи выступал также 1 марта 1951 г. с докладом о крепости в Старооскольском пединституте.

Средств на осуществление раскопок снова не оказалось, о чем следует пожалеть, так как без раскопок мы никогда не узнаем всей правды о крепости на Осколе и Оскольце. Правда, нами сданы в музей многие находки: ядра, печать Преображенской церкви, глиняный кувшинчик.

Ниже помещаем фотографию оттиска печати Преображенской церкви одновременно с газетной информацией.

Фото 7. (Вырезка из «Молодой гвардии» от 9.VII-1952 г.)

Нам пишут

НОВЫЕ ЭКСПОНАТЫ МУЗЕЯ

Старо-Оскольский краеведческий музей пополняется новыми экспонатами, рассказывающими о далёком прошлом города.

Учитель И.Г. Бронский случайно обнаружил в южной части Старого Оскола на глубине 4-х метров два чугунных пушечных ядра — одно весом 1,5 килограмма, второе — около 200 граммов. Предполагается, что этими ядрами пользовались в древности горожане, отбивая яростные набеги крымских татар и польско-литовских банд.

Учитель Г.К. Селивёрстов весной этого года, выезжая с учащимися в лес за саженцами, нашёл под корнями дерева старинный металлический клинок длиной в 60 сантиметров. Такие клинки в ножнах подвешивались монголами и татарами к седлу в качестве дополнительного или запасного оружия на случай, если противнику удавалось выбить саблю из рук.

В музее также будет экспонироваться недавно найденный редкий экземпляр печати Преображенской церкви.

К тексту приложен оттиск печати и текст от руки: «На обычных печатях данного типа изображалась церковка, а на этой — крест, вонзённый в истекающее кровью сердце».

В музей были доставлены различные предметы бытового характера, в том числе и глиняный кувшинчик XIX или начала XX века. Фотоснимок этого интересного кувшинчика считаем не лишним поместить ниже.

Фото 8.

Ёмкость этого кувшинчика — один литр. Он эмалирован снаружи и изнутри. О его красоте можете судить сами по фотоснимку.

Но все эти и другие находки, имеющие случайный характер, не могут решить проблему изучения древней Оскольской крепости, её подземных сооружений. Пора понять, что изучение оскольских «тайников» имеет не только научно-историческое, но и практическое народнохозяйственное значение, особенно, в деле предстоящих больших застроек города. Ведь нельзя же в строительном деле работать без учёта и знания старинных подземных сооружений города.

Ниже помещаем план части подземных сооружений, обнаруженных в Старом Осколе. Этот план составлен на основании данных об обвале на Нижней площади в 1923 году (см. описание данных выше).

Фото 9.

Настоящий план «Подземных сооружений» может быть успешно применён или принят во внимание при археологических изысканиях на территории города Старого Оскола.

Теперь скажем кратко об Оскольской экспедиции 1934 года, приезжавшей для археологического исследования трассы намеченной к строительству железной дороги Старый Оскол — КМА.

Эта экспедиция Ленинградского Института Истории материальной культуры Академии Наук СССР производила также раскопки Пьянова кургана на северной окраине села Лукьяновки, о чём расскажем ниже. Экспедиция, конечно, выполняла постановление СНК СССР об охране и изучении исторических и культурных памятников, которыми богат наш край. В довоенные годы имелось много редких исторических и археологических экспонатов в Старом Осколе. Но непосредственным поводом выезда экспедиции на место была, конечно, постройка железной дороги Старый Оскол — Посёлок имени Губкина (Коробково).

Начальником экспедиции был К.Г. Болтенко.

В одном из параграфов плана работы экспедиции сказано:

«Задача работы: — выявление, учёт и предварительное изучение памятников древности, искусства и истории революции в зоне работ Союзтранстроя по строительству железнодорожной линии Старый Оскол — КМА».

Прибыв в Старый Оскол, К.Г. Болтенко обратился с письмом в Ленинград к товарищу Б. Латынину, учёному секретарю Комитета по работам на новостройках.

«Здесь есть краеведческий музей, в котором археологией интересуются,— писал Болтенко.— Хотелось бы привлечь к нашей работе директора музея недельки на две, для чего потребуется рублей 150. Я был бы очень рад, если бы Вы согласились на это. Он нам много помогает... дал нам четырёх ребят из 9-й группы. Они работают вместе с нами» (Архив ГАИМК в Ленинграде, фонд № 2, опись 1-я, 1934 г., архив 178, дневник № 3, лист 18).

В Мраморном дворце, в Ленинградском отделении Института Истории Материальной культуры до сей поры хранятся фотоснимки экспонатов Старооскольского краеведческого музея времени 1934 года, тогда как подлинные экспонаты погибли в Старом Осколе в период немецкой оккупации из-за небрежения Ефанова А.И., бросившего их при поспешном бегстве на Восток, хотя было можно эвакуировать.

Имея на руках Ленинградские копии фотоснимков и пользуясь случаем работы над книгой о родном крае, приведу некоторые из этих фотоснимков в настоящей главе книги для всеобщего обозрения.

Вот перед нами фотоснимок сосуда из чёрной глины. Он имел шероховатую поверхность и баночную форму.

Фото 10.

Этот сосуд найден при рытье погреба на глубине двух метров, был доставлен в музей 13 апреля 1924 года жителем села Каплино Старооскольского района Д.А. Саплиным. Сосуд этот относится к предметам гончарного дела конца бронзовой культуры, имевшей место в 3-2 тысячелетиях до нашей эры.

В двадцатых годах XX века в Старооскольский краеведческий музей было доставлено населением много различных орудий каменного века – молотки с отверстиями для деревянных рукояток (имелись и слабо обработанные камни. Первобытный мастер мог получить из таких камней топор, молоток или даже комбинацию ударного и рубящего орудия). Шлифовка поверхности этих орудий указывает на их отношение к неолиту (новокаменному веку).

В близком соседстве с орудиями неолита обнаружены бронзовые вислообушные топоры, очень сходные по форме с каменными. Это указывает, что бронзовый топор появился в условиях, когда ещё господствовали каменные орудия человека.

Интересен фотоснимок орудий каменного века.

Фото 11.

Первое, второе и четвёртое орудия (слева направо) — это каменные топоры-молотки. Отлично видны отверстия, в которые вставлялась деревянная рукоять для удобства действия топором-молотком.

Третий слева — это ещё не до конца обработанный камень. Вероятно, первобытный мастер намеревался сделать из этого камня широкозахватный топор.

Все четыре упомянутых орудия относятся к неолиту (к новокаменному веку). Крайнее справа орудие представляет собой бронзовый вислообушный топор. Но и это орудие появилось в период неолита, подтверждая марксистское указание, что новое всегда зарождается в недрах старого. И в самом деле, не могло же господство орудий новокаменного века прекратиться сразу, как и не мог сразу наступить век бронзы, изменивший производственные отношения людей, изменивший производство.

Ведь известно, что «Вторая особенность производства состоит в том, что его изменения и развитие начинаются всегда с изменений и развития производительных сил, прежде всего — с изменений и развития орудий производства... Когда некоторые члены первобытнообщинного общества постепенно и ощупью переходили от каменных орудий к железным орудиям, они, конечно, не знали и не задумывались над тем, к каким общественным результатам приведёт это новшество, они не понимали и не сознавали того, что переход к металлическим орудиям означает переворот в производстве, что он приведет, в конце концов, к рабовладельческому строю, — они просто хотели облегчить свой труд и добиться ближайшей, ощутимой выгоды, — их сознательная деятельность ограничивалась узкими рамками этой будничной личной выгоды» (История ВКП(б), Краткий курс, изд. 1945 г., стр. 117, 124).

Обратите внимание на форму бронзового топора. Она сильно напоминает форму каменных орудий, рядом с которыми зародился в период верхнего неолита и бронзовый топор.

На территории нашего края бронзовый вислообушный топор найден рядом с каменными топорами и молотками в одном и том же культурном слое верхнего неолита. Это доказывает, что в нашем крае люди мастерили новокаменные и бронзовые орудия не менее как за 5 тысяч лет до нашей эры, то есть на рубеже неолита и века бронзы.

А вот фотоснимок «Предметов украшений».

Фото 12.

Эти «украшения» по описям Ленинградского отделения Института

Истории материальной культуры значатся под номером 15415 (см. лист 30-31, архива 180-того, фонда 2 ГАИМК) и называются «пальчатыми фибулами».

Две верхние (справа) пятипальчатые фибулы сделаны из бронзы. Ниже их расположены детали украшений: серебряная прорезная бляшка, две посеребрённые бронзовые пряжки, остальные три — серебряные прорезные бляшки разных форм.

В указанной выше описи ещё значатся (но фотоснимков их мы не имеем) семь бело-металлических бус (колоколовидные), три бусы круглых, колечко из белого металла.

Все эти «украшения» были найдены в 1927-1929 годах в районе поселения Углы Старооскольского района и экспонировались в музее при этикетке «Готские украшения».

Против этого своеобразного «норманизма» в оценке происхождения предметов украшений почему-то не выступили члены экспедиции, равно как и до сей поры не последовало возражения со стороны Института Истории Материальной культуры. Возможно, в 1934 году «готская теория» еще недостаточно была разоблачена, но сейчас ее антинаучность полностью доказана.

«Пальчатые фибулы» и другие предметы вышеупомянутой описи, на основании наших исследований, мы относим к изделиям раннеславянских мастеров IV-VII веков.

Помещаем ниже фотоснимок «Звездчатые колты».

Фото 13.

«Колты» сделаны руками раннеславянских мастеров, вероятно, седьмого века нашей эры.

Если внимательно всмотреться и сопоставить «пальчатые фибулы» со «звёздчатыми колтами», то, несомненно, увидим, что между ними существует прямая связь: те и другие славянского происхождения, но «звёздчатые колты» сделаны мастерами более поздних веков, нежели «пальчатые фибулы», и отражают собой факт всё возраставшего славянского ювелирного искусства. «Пальчатые фибулы» сделаны в III-IV веках, тогда как «звёздчатые колты» — в седьмом веке.

В этот период складывалась славянская культура, славянские племена расселялись на территории нашего края. Сопоставляя «пятипальчатые фибулы» и «звездчатые колты» и принимая во внимание этапы развития культуры и эстетических вкусов (от непосредственного и грубого люди шли к наиболее отвлечённому и обобщённому понятию красивого: от созерцания собственной кисти руки к созерцанию звезд, т. е. от сподручной тяжелой борьбы за существование к астрономии, усиливающей власть человека над стихией пространства), мы увидим прямую связь между ними: те и другие отражают разные этапы единого процесса развития славянства и славянского искусства. Значит, наш край уже с III-IV веков нашей эры жил исторической жизнью раннеславянского населения. (Напечатано Н. Белых в “Учёных записках”, 1957 г., стр. 128.)Будучи частью Курского края, Поосколье интересует советскую науку также и в свете некоторых споров в языкознании о роли курско-орловского диалекта.

В самом деле, нельзя будет иначе объяснить бытование в нашем крае раннеславянских произведений ювелирного искусства, как тем, что сам этот край был тогда раннеславянским и участвовал в тогдашней военно-политической, торговой и хозяйственной деятельности и различных связях раннего славянского поселения с различными соседними народами. На этой исторической подоснове, конечно, возможно зарождение и вызревание условий, при которых курско-орловский диалект сыграл свою роль в образовании национального языка, равно как полтавско-киевский диалект сыграл свою роль в создании украинского национального языка. Но это уже специальный вопрос, разработка которого в настоящей книге не представляется возможной.

Возвратимся теперь к вопросу о судоходстве Оскола и находках монет в его пойме (имеется в виду найденный в 1927 году Ф.И. Шеховцовым клад монет в Завалищено).

На этот счет еще в книге «Россия», изданной в 1902 году в С.Петербурге под редакцией В.П. Семёнова сообщалось на стр. 267 второго тома, посвящённом Среднерусской Чернозёмной области, и о находках арабских и других монет VIII-IX веков по берегам Оскола, и о судоходности Оскола в прошлом (вероятный путь судоходства: с Сейма на Северный Донец, на Дон и далее на Азовское море. Можно и по маршруту Сейм-Оскол-Донец-Дон-Азовское море).

Значит, монеты арабского и другого происхождения находились в Старооскольском крае и до 1927 года, так что торговое судоходство Оскола несомненно.

Добавим лишь, что в районе современного города Старого Оскола и ближайших к нему сёл на Осколе до сей поры сохраняются названия некоторых урочищ, указывающих на судоходность реки Оскол в прошлые века и на использование его людьми в этих целях: в Каплино есть место, именуемое «Кирилловой пристанью», на левом берегу Оскола расположена пригородная слобода с характерным названием «Ламская». Название это возникло из того исторического факта, что здесь в прошлые века жили люди, промышлявшие «лямческим делом» (На лямках перетаскивали суда через перекаты и мели в данном месте реки Оскол) и т. д.

О заселённости нашего края в более ранний период, чем произошла заселённость районов современного Подмосковья, говорится и в той же самой книге «Россия», в главе IV, второго тома «Среднерусская чернозёмная область», стр. 114. Здесь подчёркивается также, что «Среднерусская возвышенность (особенно в районе нашего края) никогда не была покрыта ледником». А это обстоятельство является весьма важным для проживания здесь людей в очень отдалённые времена.

Есть основания предполагать, что человек в нашем крае обитал уже в период раннего палеолита и, без сомнения, бродил здесь в поисках добычи в период верхнего палеолита.

Об этом говорят находки. Так, например, в 1923 году в семи километрах южнее Верхнего Чуфичева в овраге был найден обломок кремневого призматического ножа эпохи солютрейской культуры, обнаружены и другие признаки стоянки людей — слой пепла, обожжённые на огне кости животных, обломки каменных орудий периода верхнего палеолита.

До этого времени подобных стоянок древнего человека в нашем крае не было обнаружено, но в 130 километрах от города Старого Оскола находились уже известные науке Костенковские стоянки древнего человека. Предполагается наличие стоянок в районе деревни Правородь Ястребовского района и в районе Солоти, вблизи Валуек.

Продолжение следует

Отзывы к главе №4

Отзывов пока нет. Вы могли бы быть первым, кто выскажет своё мнение об этой книге!

Добавить отзыв

Ваш адрес электронной почты (не публикуется)
Текст отзыва
После отправки отзыва на указанный адрес электронной почты придёт письмо с ссылкой, перейдя по которой, Вы опубликуете Ваш отзыв на это произведение.

Заплатить автору

Использовать robokassa.ru для перевода денежных средств. Здесь вы найдёте множество способов оплаты, в том числе и через мобильный телефон.

Сумма руб.


Переводы Яндекс.Денег


Вы также можете помочь автору, рассказав своим друзьям и знакомым о его книге!

Также Вы можете помочь нашему свободному издательству, рассказав о нас писателям, и Вы можете помочь знакомым писателям, рассказав им о нас!

Заренее спасибо!

 

 

Сохранить произведение на диск

Скачать эту главу в виде текстового файла Cкачать эту главу в виде текстового файла (txt в кодировке Windows-1251) *

Скачать эту книгу в виде текстового файла на диск компьютера Cкачать эту книгу бесплатно в виде текстового файла (txt в кодировке Windows-1251) *

Скачать эту книгу в виде файла fb2 на диск компьютера Cкачать эту книгу бесплатно в виде fb2 файла (формат подходит для большинства "читалок" электронных книг) *

Лицензия Creative Commons Произведение «ЧАСТИЧКА РОДИНЫ (Из истории города Старого Оскола. Вариант 1960 г.)» созданное автором по имени Евгений Белых, публикуется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs (Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений) 3.0 Непортированная.

Основано на произведении с http://tiksim.ru/belyhen/book1371217220 .

Текст публикуется в том виде, в котором его предоставил автор. Точка зрения Издательства может не совпадать с точкой зрения автора!

Свидетельство о публикации №2671

© Copyrignt: Евгений Белых (belyhen), 2020

Поделиться ссылкой на это произведение

Если у Вас есть блог или сайт, Вы можете разместить на нём этот баннер, чтобы привлечь больше читателей, которые как и Вы могут заплатить за публикацию книги. И книга будет опубликована быстрее!

Идёт сбор средств на публикацию книги 'ЧАСТИЧКА РОДИНЫ (Из истории города Старого Оскола. Вариант 1960 г.)' от автора Евгений Белых в общий доступ. Вы можете помочь, переведя автору деньги!

HTML код для сайта или блога

BB код для вставки в форум

* - Вы можете скачать книгу бесплатно, за исключением тех глав, которые находятся на стадии сбора средств. Они будут убраны из текста книги.

Яндекс.Метрика