Посетитель, а Вы уже были на форуме?

Глава №3

Из книги ЧАСТИЧКА РОДИНЫ (Из истории города Старого Оскола. Вариант 1960 г.). Автор: Евгений Белых (belyhen)


3. ОТЗВУКИ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ

После рассмотрения карты «Распространения великого ледника в четвертичный период» становится ясно, что территория нашего Приоскольского края не подвергалась «великому оледенению» (Посмотрите еще раз на конфигурацию распространения великого ледника, отражённую на карте «распространения великого ледника в четвертичный период» и вы увидите, что от района современного Ельца льды обошли Поосколье двумя большими языками — с Востока в направлении современного Сталинграда, с Запада — к современному Днепропетровску).

Да и вряд ли вообще имело место оледенение земли в том виде, в каком оно обрисовано и вошло было в науку с лёгкой руки французского учёного Кювье в начале XIX века и Петра Алексеевича Кропоткина на рубеже XIX-XX веков.

В данной работе мы не ставим задачей исследовать состоятельность или несостоятельность «теории оледенения», но утверждаем, что наш край не подвергался оледенению.

Имеется много доказательств этого в виде различных отзвуков истекших тысячелетий и миллионов лет жизни земли: нет у нас, например, принесённых будто бы со Скандинавских гор больших валунов и морен, которые в «теории оледенения» считаются верными признаками движения великого ледника, не поцарапано лицо нашего края чудовищными глыбами льда. Зато сохранились здесь, может быть, единственные на земном шаре живые представители доледниковой флоры. Они также доказывают, что великий ледник не проходил через наш край, иначе бы он стёр всё это с лица земли.

Правда, северо-восточнее города Старого Оскола, у истоков реки Убли, встречаются небольшие валунчаки до 12-15 сантиметров в диаметре, равно как и обнаружены геологоразведчиками некоторые остатки занесённых в наши края горных пород (шокшанский песчаник, финляндский гранит, галька, зёрна гравия), не свойственных геологии нашего края. Но это ничуть не нарушает того факта, что сам ледник не бороздил лицо нашей местности. Наоборот, такие находки подтверждают, что по лицу нашего края в далёком прошлом проходили воды морей и океанов, бурные потоки которых при содействии ветра принесли сюда замороженные во льдах вышеуказанные остатки разрушений далёких гор, почему и, осев, они создали здесь не свойственные для нашего края геологические образования.

Температурные изменения, вызванные наличием закрытого с юга полярного бассейна и ледового мешка от современного Белого моря до Балтийского, повели к изменению теплолюбивого растительного и животного мира края долгим эволюционным путём. При этом наиболее устойчивые свои качества растения пронесли от третичного и четвертичного периодов до наших дней, что и позволило учёному Козополянскому назвать наш край «Краем живых ископаемых», а также привлекло внимание многих учёных обилием реликтовой растительности в нашем крае.

Карта 1

распространения великого ледника в четвертичный период

(Европейская часть СССР)

Вот, например, на полпути из Роговое в Горшечное имеется урочище «Сурки» и «Лог Сурчины». Этот лог, начинаясь у села Роговое, разветвляется в сторону сел Ровенки и Борки.

С незапамятных времен в народе распространялась легенда о целебных чудодейственных растениях, произрастающих в логу с доледниковых времен.

В давние времена у разветвления лога жил крупный помещик Сурков. От его фамилии произошло название лога, а также до наших дней сохраняются прозвища «Сурковы» многих людей, потомков бывших крепостных Суркова.

Этот помещик, собиратель целебных трав, пытался открыть в своем имении лечебницу с применением плодов доледникового растения волчьеягодник, произрастающего в логу, а также с применением корней других растений разряда реликтовых.

В дореволюционную пору в «Логу Сурчины» можно было встретить, особенно в солнечные осенние дни, многих людей, пришедших собирать целебные травы или лечиться на приволье, так как денег на лекарства или платное лечение у них не имелось.

До настоящего времени в «Логу Сурчины» сохраняются доледниковые растения, в том числе и волчьеягодник, привлекающий внимание ученых-ботаников всего мира.

О животных и людях, обитавших на просторах Поосколья в ледниковый и доледниковый периоды, мы теперь знаем по многочисленным находкам костей этих вымерших представителей первобытной фауны, по предметам домашнего обихода человека, остатков его жилищ и т. д.

Зубы, кости и бивни мамонта и носорога, кости и рога оленей, барано-бизонов и других животных, найденные в различных местах края: южнее деревни Атаманское, у села Сорокино, на Тереховских торфяных болотах, в районе Тёплого колодца, в Лукьяновке и т. д., все это материальные свидетельства о прошлом края.

Многие находки стали возможными в связи с великими работами по преобразованию природы нашей Родины и края. Так, например, во время строительства оросительной системы в районе между сёлами Ястребовкой и Стужнем рабочие натолкнулись при отрывке котлована на 4 зуба мамонта, на осколки костей этого животного и на грубо оббитые кремниевые орудия человека. Видимо, судя по находкам, была здесь поблизости стоянка палеолитического человека, жившего тысяч сорок-пятьдесят лет тому назад.

В 1951 году снова рабочий Ястребовской оросительной станции Фёдор Сотников обнаружил в Старом русле реки Стуженёк кости мамонта: две нижние челюсти и берцовую кость.

В прилегающих к Поосколью районах также часто находят остатки скелетов доисторических животных. В частности, одним из работников Прохоровского птицесовхоза найден в 1949 году недалеко от хутора Грушки в глинистом слое на глубине 3 метров целый скелет мамонта.

В июле 1952 г. учитель Федосеевской школы А.В. Верейкин обнаружил у большого Барановского моста через реку Оскол, в полутора-двух километрах западнее деревни Геросим, у песчаных холмов, остатки скелета и зубы давно вымершего вида носорогов, обитавших в Поосколье в доледниковый период и в период великого ледника, который не затронул наш край и не повредил его самобытной флоры и фауны.

Над экспонированными в витрине музея костьми носорога доледникового периода подвешены на шнурах картина с изображением носорога, большая этикетка и плакат с пояснительным текстом: «По соседству со стадами мамонтов бродили в одиночку или небольшими группами волосатые носороги, кости которых, как и кости мамонтов, часто находят в пределах края».

Ниже мы помещаем фотоснимок этой иллюстрации.

-Фото 2.

Но особый интерес людей вызывает к себе реликтовые растения, наподобие растений в «Логу Сурчины». Они являются живыми остатками того, что произрастало на земле сотни тысяч, если не миллионы лет тому назад.

По вопросам доледниковой флоры в нашем крае в годы предвоенных пятилеток работали крупные советские учёные — Комаров, Келлер, Козополянский. Они создали обогатившее мировую науку описание реликтовых растений и объяснение их природы, географии размещения.

По этому описанию, в окрестностях деревни Меловое Мантуровского района Поосколья значились обширные массивы алаунского златоцвета и волчьеягодника Юлии — важных реликтовых растений Поосколья.

К сожалению, общественность и власти деревни Меловое легкомысленно отнеслись к реликтовым растениям и допустили выпас скота на склонах урочища «Букреевы бармы», в результате чего нанесён непоправимый урон советской науке: где до Великой Отечественной войны зеленел ковёр реликтовой растительности, теперь белеют голые меловые отложения.

Этот случай обязывает нас более усердно охранять и изучать реликтовые растения, имеющиеся и в других местах Поосколья, в том числе и в урочище «Лог Сурчины». Здесь, например, на землях колхоза «Путь Ленина» Горшеченского района произрастает единственная в мире меловая-приземистая берёзка.

Карликовые берёзки ледникового периода обнаружены в районе деревни Ржавец Ястребовского района и в рощах Нижней Дорожни, Головища, а также вблизи станции Роговое на Московско-Курско-Донбасской жел. дороге, севернее Старого Оскола.

В урочище «Лысые горы», у села Сергиевки Баброво-Дворского района, имеются сплошные заросли мохнатого проломника и других редких растений, произрастающих на склонах гор.

Недалеко от города Нового Оскола, на северной стороне «Жестовой горы», обнаружен реликтовый кустарник-волчьеягодник Софья, произрастающий под сенью 16 сосен — остатка могучих сосновых лесов на меловых горах третичного, то есть доледникового периода.

Специалисты не без основания утверждают, что семена этих реликтовых сосен урочища «Стенки взгорья» могут быть с большой пользой употреблены для облесения меловых гор, распространённых в Поосколье. Да и, кроме того, использование семян реликтовых сосен позволит восстановить натуральные сосновые боры третичного периода и даст возможность советскому человеку своими глазами посмотреть леса, произраставшие в нашем крае миллионы лет назад.

Дафния Юлия, мохнатый проломник, своеобразные «стреляющие» ковыли и другие реликтовые произрастают также в Баркаловском государственном заповеднике по склону гор урочища «Подгородное» на землях колхоза имени Ватутина Ястребовского района. Много интересных растений, в том числе лекарственных, в Ямской степи, воспетой местными поэтами и прославленной в народных легендах (В 25 км юго-западнее Старого Оскола, в 5 км юго-западнее с. Александровки).

В настоящее время в Ямской степи рядом с девственной растительностью шумят колхозные хлеба, плещется ржаной океан и пшеничное море, а несколько веков назад курские порубежники сторожили здесь южную границу Московского государства и в кровосечных боях отражали вражеские набеги.

Вдохновлённый романтическим прошлым Ямской степи, народными былинами и песнями о ней, а также её сверкающим настоящим и запахом зреющих пшениц, местный поэт Виктор Федотов, теперь инженер-строитель, написал стихотворение «Ямская степь», опубликованное в № 2 «Литературно-краеведческого журнала» Старооскольской средней школы рабочей молодёжи за 1951 год:

ЯМСКАЯ СТЕПЬ

Наш древний край — размах степей,

Раздолье удали мятежной,

И быстрый бег коней

По дороге белоснежной...

Ах, степь Ямская!

— Природы русской воплощение,

Соками цветов и трав

Ты ранам порубежников давала исцеление.

Потом не раз в час ночной,

Когда сны витали у постели,

Ямщик от бедности хмельной

Тебе, как деве непорочной,

Песню пел скорби и тоски,

И ты ласкала ненарочно

Его на девственной груди.

Бедняга, сладость неги предвкушая,

Впадал на век в объятья сна,

Спокойно, тихо умирая.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Ах, степь Ямская — седая старина,

Ты молодо шумишь теперь пшеницей золотою,

Где веками лежала дрёма-целина.

Шуми и радуй человечий взор:

Колхоз великою семьёю

Прекрасный, с т е п ь , занял твой простор.

В. Федотов

В Ямскую степь часто отправляются экскурсии учителей и учащихся, местных краеведов, вообще любителей края и его достопримечательностей. В музее собраны и обработаны краеведом Д.М. Рождественским различные гербарии растительности Баркаловского заповедника и Ямской степи (в 25 км юго-западнее Ст. Оскола, в 5 км юго-западнее с. Александровки).

В нашем распоряжении оказались два фотоснимка отдельных эпизодов работы краеведческой экспедиции, организованной в Ямскую степь 24 июня 1948 года. На помещаемом здесь первом фотоснимке запечатлён момент, когда одна из групп участников экспедиции приступила к предварительной обработке собранного ею растительного материала и к упаковке его для доставки в музей.

Фото 3.

На втором фотоснимке дана группа участников экспедиции, развернувших своё знамя перед отъездом из Ямской степи в город. Готовая к движению, слева стоит грузовая автомашина, предоставленная музеем в распоряжение участников экспедиции.

Фото 4.

Часто возникает вопрос о причине, в силу которой реликтовые растения могли сохраниться до нашего времени и не были уничтожены животными или человеком в прошлом.

Обращаем внимание читателей на тот факт, что большинство сохранившихся реликтовых произрастает в местах неудобных для распашки и выпасов скота. Это обстоятельство, несомненно, как бы оберегало первобытную растительность от уничтожения. Ведь и становищ первобытного человека почти не встречается в местах современного произрастания реликтовых растений.

В более же позднее время, когда бродивший в поисках пищи человек-собиратель, возможно, проникал и в места нынешнего произрастания реликтовых растений, но вреда им не имел основания нанести: они не давали съедобных корней или ягод, почему и были для человека-собирателя совершенно безразличны.

Кроме того, надо иметь в виду, что человеческое население в нашем крае до самого XVII века было редким, так что для природы имелось много возможностей в ряде мест сохраниться в первобытной девственности. В пору же развития наук на Руси, реликтовые растения вызвали к себе интерес, были взяты под защиту государства, а места их произрастания объявлялись заповедниками.

Что же касается животных, которые могли ликвидировать растительность, как «козы в Греции... оголили все горы страны» (Ф. Энгельс, Диалектика природы, ОГИЗ, 1946., стр. 138), то против них иная степная и лесная растительность не так уж всегда беззащитна, как это кажется на первый взгляд: одних животных она отгоняла своей несъедобностью и ядовитостью, других — специфическим запахом, вызывавшим у животных безграничное отвращение, третьих — своеобразной формой «нападения» на животных, что воспитывало у последних наследственный инстинкт страха перед данными видами растений.

Известны, например, такие остаточные от третичного периода ковыли, которые почти несъедобны для животных и сами собой «стреляют» в них своими семенами, причиняя при этом животным мучительную боль и вызывая у них страх.

Страх животных объясняется тем, что обломленные их ногами чрезвычайно упругие и по-особому пружинящие в суставах стебли реликтового ковыля быстро взлетают в воздух и машут при этом перед глазами животного пушистыми метёлками. Животному кажется, что кто-то хлещет по глазам и порошит их пылью, вызывающей резь и даже воспаление глаза.

Семя «стреляющего ковыля» напоминает по форме конец буравчика и находится на острие семенникового стерженька, как наконечник стрелы. Только «стрела» здесь походит на спираль и потому медленно ввинчивается в кожу «обстрелянного» животного под действием испарений и тепла его тела.

Даже длинно длинношерстным животным, как овцы, не спастись от возмездия семени ковыля: упав на животное и подвергаясь воздействию тепла и испарения, спиралевидный стерженек приходит во вращательное движение. Прикрепленное к нему буравцеобразное семечко также начинает вращаться и вбуравливаться в шерсть, пока достигнет кожи и ввинтится в нее. Там семечко набухнет от крови, может дать росток. Конечно, боль при этом примет невыносимую остроту, запомнится животному, и эта «память» (инстинкт) передастся по наследству…

Тысячелетний опыт животных научил их инстинктивно остерегаться ковыльных зарослей и обходить их подальше. Вероятно, и другие реликтовые растения спасли себя от уничтожения животными подобными средствами обороны.

Один из слушателей краеведческой лекции бросил реплику: «А почему же не защитили себя от животных реликтовые растения на склонах урочища «Букреевы бармы» в районе деревни Меловое Мантуровского района?»

Это уже совсем другой вопрос. Во-первых, реликтовые росли здесь вперемешку с современными вполне съедобными травами, так что последние привлекли к себе животных, а реликтовые были не съедены, а просто снесены с лица земли копытами животных, которые ходили взад и вперёд в поисках травы.

Во-вторых, наши современные животные столь отличны от животных третичного или четвертичного периодов, что некоторые охранные качества реликтовых растений (запах, например, или ядовитость) не могли повлиять на них в такой степени, как влияли на первобытных животных. У Энгельса на этот счёт мы находим очень справедливое замечание: «хищническое хозяйство» животных играет важную роль в процессе постепенного изменения видов, так как оно заставляет их приспособляться к новым, необычным для них родам пищи, благодаря чему их кровь приобретает другой химический состав, и вся физическая конституция постепенно становится иной, виды же, установившиеся раз навсегда, вымирают. Не подлежит сомнению, что это хищническое хозяйство сильно способствовало превращению наших предков в людей...» (Ф. Энгельс, Диалектика природы, ОГИЗ, 1946 г., стр. 138-139).

В наше время человек не имеет права вести «хищническое хозяйство» и не может передоверить пастьбу своих стад реликтовым растениям, как это сделали граждане из деревни Меловое в наивной надежде, что реликтовые и сами не дадут животным повредить их. Люди обязаны охранять все реликтовые, даже и «стреляющие» ковыли, попадать в заросли которых животные добровольно не желают, но могут быть загнаны туда по обстоятельствам и снесут их с лица земли своими копытами.

А беречь нам есть что. В нашем крае существуют многие «загадочные растения», резко отличные от обыкновенных степных и дубравных растений. Интерес к ним проявился давно, но нельзя ещё сказать, чтобы все они были полностью изучены. Возможно, некоторые из этих растений значатся в числе просто «дикорастущих» или даже сорняков.

По архивным документам и запискам Московского Университета известно, что в Старооскольском уезде бывшей Курской губернии в 1900 году было создано Богородицкое опытное поле на площади в 30 десятин. Не касаясь здесь всей его другой деятельности, внесшей в своё время существенный вклад в мировую агрономическую науку, скажем лишь, что работой этого поля живо интересовались Петербургский ботанический сад, Московский Университет и ряд заграничных Университетов и институтов.

Славу этому полю принесло не только то, что работники опытного поля И. Пульман, Н. Тарасов, студент-ботаник Московского Университета Б. Гальянов, специально рекомендованный сюда профессором А.Н. Сабаниным, и др., добились высоких для того времени урожаев зерновых (Ржи до 114 пудов с десятины, пшеницы — до 118 пудов, гречихи — до 100 пудов, проса — до 180 пудов при посеве его широкими междурядиями и с применением пропашки и окучивания). Славу полю принесло ещё и то, что его работники проводили большие научные исследования, проверяя их результаты практикой. В частности, они производили сравнительно-ботанический посев 9 видов местных дикорастущих клеверов и 61 вида из разных стран Европы с целью получить устойчивые перед засухами и высокопитательные кормовые травы, обогатили науку своими обобщениями и исследовательскими работами.

Они, например, сделали цифровые подсчёты и составили таблицы по метеорологии за 22 года (с 1890 по 1911 гг.) и по урожайности и развитии главнейших культур опытного поля за 12 лет (с 1900 по 1912 гг.), составили гербарий всех видов клевера и дали описание дикорастущих местной флоры до 210 различных видов, включив сюда и некоторые реликтовые растения. Они исследовали также влияние занятых паров на урожай и т. д. (смотрите журнал 48 заседания Старооскольского уездного земства от 10 октября 1912 г.) Это наследство принадлежит теперь советскому народу и должно быть использовано полностью.

Пора партийной, советской и научной общественности Поосколья вплотную заняться вопросами его растительного мира и, используя помощь Академии с/х наук СССР, закончить изучение и описание всех видов растительности края, в том числе реликтовой, найти пути наиболее полного использования этой растительности в научных целях и в с/х целях практического строительства…

Отзывы к главе №3

Отзывов пока нет. Вы могли бы быть первым, кто выскажет своё мнение об этой книге!

Добавить отзыв

Ваш адрес электронной почты (не публикуется)
Текст отзыва
После отправки отзыва на указанный адрес электронной почты придёт письмо с ссылкой, перейдя по которой, Вы опубликуете Ваш отзыв на это произведение.

Заплатить автору

Использовать robokassa.ru для перевода денежных средств. Здесь вы найдёте множество способов оплаты, в том числе и через мобильный телефон.

Сумма руб.


Переводы Яндекс.Денег


Вы также можете помочь автору, рассказав своим друзьям и знакомым о его книге!

Также Вы можете помочь нашему свободному издательству, рассказав о нас писателям, и Вы можете помочь знакомым писателям, рассказав им о нас!

Заренее спасибо!

 

 

Сохранить произведение на диск

Скачать эту главу в виде текстового файла Cкачать эту главу в виде текстового файла (txt в кодировке Windows-1251) *

Скачать эту книгу в виде текстового файла на диск компьютера Cкачать эту книгу бесплатно в виде текстового файла (txt в кодировке Windows-1251) *

Скачать эту книгу в виде файла fb2 на диск компьютера Cкачать эту книгу бесплатно в виде fb2 файла (формат подходит для большинства "читалок" электронных книг) *

Лицензия Creative Commons Произведение «ЧАСТИЧКА РОДИНЫ (Из истории города Старого Оскола. Вариант 1960 г.)» созданное автором по имени Евгений Белых, публикуется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs (Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений) 3.0 Непортированная.

Основано на произведении с http://tiksim.ru/belyhen/book1371217220 .

Текст публикуется в том виде, в котором его предоставил автор. Точка зрения Издательства может не совпадать с точкой зрения автора!

Свидетельство о публикации №2671

© Copyrignt: Евгений Белых (belyhen), 2020

Поделиться ссылкой на это произведение

Если у Вас есть блог или сайт, Вы можете разместить на нём этот баннер, чтобы привлечь больше читателей, которые как и Вы могут заплатить за публикацию книги. И книга будет опубликована быстрее!

Идёт сбор средств на публикацию книги 'ЧАСТИЧКА РОДИНЫ (Из истории города Старого Оскола. Вариант 1960 г.)' от автора Евгений Белых в общий доступ. Вы можете помочь, переведя автору деньги!

HTML код для сайта или блога

BB код для вставки в форум

* - Вы можете скачать книгу бесплатно, за исключением тех глав, которые находятся на стадии сбора средств. Они будут убраны из текста книги.

Яндекс.Метрика