Посетитель, а Вы уже были на форуме?

Глава №40

Из книги МОИ ЗАПИСКИ. ДНЕВНИКОВЫЕ ЗАПИСИ. Том 2 (5января 1944 г. - 15 мая 1945 г.). Автор: Евгений Белых (belyhen)


Тетрадь 21-я (30 апреля 1945 г. – 15 мая 1945 г.) Продолжение 2

Наскоро одевшись, я выбежал на Арзамасское шоссе. Моросил дождик, в темноте слышались заводские гудки, светились за Окою городские огни, синими молниями сверкали разряды над трамвайными дугами, невидимыми в темноте. Со стороны площади Первого мая доносились звуки аккордеона, слышалась песня на молочном заводе.

Фыркая и дымя, со стороны Арзамаса катил грузовичок. Я поднял руку почти без надежды, что шофер остановит машину: у нас не Америка, где поднятый кверху палец считается равным проездному билету и ни один шофер не откажет просящему подвезти. Наши шоферы привыкли давать газ и, показав нос, быстро мчаться мимо пешехода, а если и подвезут, то за половину месячной зарплаты… Но на этот раз мне повезло. Празднично настроенный шофер остановил машину и закричал:

– Валяй в кузов!

В кузове, обнимая друг друга, стояло до двух десятков девушек, которые ехали на работу в цех одного из заводов. С ними я добрался до Первомайской площади. Они, продолжая петь и приплясывать, покатили к Окскому мосту, а я, наблюдая за толпами танцующих людей, за ракетными огнями. Оглушенный внезапным шумом, гамом, песнями и криками «ура», висевшими над площадью, прошел по улице Свердлова дальше, в сторону Волги и вышел на площадь Минина и Пожарского. Там тоже кипело людское море, горели карманные фонарики, трещали ракеты, по асфальту, мокрому от дождя, крутились танцующие пары, патефоны под натянутыми на скорую руку палаточными навесами исполняли нежные вальсы. До чего же велика радость народа, что дождь им не был замечен, хотя он лил все энергичнее и настойчивее. Холодный дождь, перемешанный со снегом. В огнях блестела мощная фигура Минина, поднятая на высоком гранитном постаменте, у подножья которого мальчишки отбивали «гопака». И даже уродливо-длинная и толстая правая рука статуи, необъяснимая никакими пропорциями, не вызывала той обычной досады, которая охватывала горьковчан часто, когда они глядели на памятник Минину. Значит, праздник был действительно величественен, пленял нас, и мы, как говорил когда-то Гете, склонны были оставить без внимания сомнительные проявления зодчества некоего «мастера», придумавшего Минину безобразную правую руку. Город Горький ликовал, как ликовала вся страна… В 3.10 по Горьковскому началась новая жизнь…

Забыв о завтраке, я из города прошел прямо в учебный отдел своего училища. Там шел митинг преподавателей. Потом во дворе начался общеучилищный митинг. Гремел оркестр. Мокрый снег и дождь сыпались на ряды курсантов и офицеров. По тротуарам и цементным и асфальтовым дорожкам жались в тесноте женщины. Одни из них, напудренные и подкрашенные, смеялись, другие – горько плакали. В их кирзовых или целлулоидных сумочках лежали извещения о гибели их друзей жизни на фронтах Отечественной войны.

… Днем в клубе училища демонстрировались фильмы «Юбилей» и «Хирургия» – по Чехову. В полдень мне удалось прочесть редакционную запись подробностей подписания капитуляции Германии. Подписание капитуляции произошло 8 мая 1945 года в берлинском предместье Карлсхорст, в сером маленьком зале офицерской столовой в здании инженерно-саперного училища. Большие окна этого здания впервые в этот вечер не были маскированы, хотя горели «юпитеры», прожекторы, люстры. Собравшиеся представители Союзного командования, желающие продиктовать поверженной Германии условия безоговорочной капитуляции, просили больше света.

Три ряда столов, покрытых мягким зеленым сукном. Четыре флага на стене – советский, американский, английский и французский. За столами, в тыльной части зала – маленькая пальма.

Историческое заседание началось, когда в зал вошли Маршал Советского Союза Жуков, Главный Маршал британской авиации сэр Артур В. Теддер, генерал Спаатс, адмирал сэр Гарольд Бэрроу, генерал Делатр де Тассиньи и члены советской, американской, английской и французской делегаций.

Через несколько минут, по приказанию маршала Жукова, в зал ввели представителей германского верховного командования. Впереди выступал генерал-фельдмаршал Кейтель. На его лице гуляют пятна, вызванные сознанием позора, но он пытается скрыть от всех смятение своей души, картинно поднимает перед собой фельдмаршальский жезл и тут же опускает его, садясь на отведенное место. Рядом с ним сели генерал-адмирал фон Фриденбург и генерал-полковник Штумпф. Их адъютанты разместились за ними.

Жуков и Теддер объявили, что сейчас предстоит подписание акта безоговорочной капитуляции Германии.

Кейтель кивнул головой, пробормотал:

– Да, да, капитуляция.

Он тут же предъявил Жукову документ, подписанный гросс-адмиралом Деницем и уполномочивающий Кейтеля подписать акт безоговорочной капитуляции Германии.

Жуков твердым голосом спросил:

– Имеет ли немецкая делегация на руках акт капитуляции, познакомилась ли с ним, согласна ли его подписать?

Кейтель ответил:

– Да, согласны.

Фельдмаршал Кейтель, лицо которого покрыто багровыми пятнами, вставил монокль в глаз, подошел на указанное маршалом Жуковым место и при всеобщем молчании и треске киноаппаратов подписал акт о капитуляции. У адъютанта Кейтеля, стоявшего сзади, тряслись губы. Отложив подписанные бумаги, генерал-фельдмаршал Кейтель встал, обвел молчаливый зал мрачным взглядом и вдруг жалко улыбнулся. Возможно, он вспомнил слова курфюрста Бранденбургского, что «Желал бы я лучше не уметь писать…» Отойдя к своему столу, Кейтель снова вытянул перед собой свой жезл, после чего положил его на стол довольно холодно и присел в кресло. Последний парад закончен. Молча, без слов, подписал акт капитуляции и генерал- адмирал фон Фридебург и генерал-полковник Штумпф.

Больше они, представители фашистской Германии, раздавленной союзниками, не нужны в зале офицерской столовой инженерно-саперного училища, расположенного в тихом предместье Берлина Карлсхорст, вошедшем теперь в историю. Маршал Жуков предложил немецкой делегации покинуть зал. Немцы, мрачно глядя в пол, покидают зал.

Нельзя не вспомнить в связи с этим хвастливых немецких листовок, в которых они, представители «высшей расы», говорили: «Мы научим русских воевать!»

Паршивцы! Красная армия и тогда, когда немцы карабкались на кавказские горы, говорила им, что «мы отучим немцев воевать!» Свое слово Красная Армия сдержала.

………………………………………………………………………………..

В 20 часов 9 мая 1945 года в офицерском собрании Горьковского Военно-политического училища имени Фрунзе начался концерт. Выступали артисты Горьковского театра эстрады. Вдруг загремели тарелки барабана, призывая к тишине. Было двадцать два часа без десяти минут по горьковскому времени.

Медленно, глуховатым голосом, но без обычной затруднительности, преисполненный особого волнения, говорил Председатель государственного комитета обороны маршал Сталин. Он обращался к народу:

«Товарищи! Соотечественники и соотечественницы!

Наступил великий день победы над Германией. Фашистская Германия, поставленная на колени Красной Армией и войсками наших союзников, признала себя побежденной и объявила безоговорочную капитуляцию.

7 мая был подписан в городе Реймсе предварительный протокол капитуляции. 8 мая представители немецкого главнокомандования в присутствии представителей Верховного Командования союзных войск и Верховного Главнокомандования советских войск подписали в Берлине окончательный акт капитуляции, исполнение которого началось с 24 часов 8 мая.

Зная волчью повадку немецких заправил, считающих договора и соглашения пустой бумажкой, мы не имеем оснований верить им на слово. Однако сегодня утром немецкие войска во исполнение акта капитуляции стали в массовом порядке складывать оружие и сдаваться в плен нашим войскам. Это уже не пустая бумажка. Это – действительная капитуляция вооруженных сил Германии. Правда, одна группа немецких войск в районе Чехословакии все еще уклоняется от капитуляции. Но я надеюсь, что Красной Армии удастся привести ее в чувство.

Теперь мы можем с полным основанием заявить, что наступил исторический день окончательного разгрома Германии, день великой победы нашего народа над германским империализмом.

Великие жертвы, принесенные нами во имя свободы и независимости нашей Родины, неисчислимые лишения и страдания, пережитые нашим народом в ходе войны, напряженный труд в тылу и на фронте, отданный на алтарь отечества, – не прошли даром и увенчались полной победой над врагом. Вековая борьба славянских народов за свое существование и свою независимость окончились победой над немецкими захватчиками и немецкой тиранией.

Отныне над Европой будет развеваться великое знамя свободы народов и мира между народами.

Три года назад Гитлер всенародно заявил, что в его задачи входит расчленение Советского Союза и отрыв от него Кавказа, Украины, Белоруссии, Прибалтики и других областей. Он прямо заявил: «Мы уничтожим Россию, чтобы она больше никогда не смогла подняться». Это было три года назад. Но сумасбродным идеям Гитлера не суждено было сбыться, – ход войны развеял их в прах. На деле получилось нечто прямо противоположное тому, о чем бредили гитлеровцы. Германия разбита наголову. Германские войска капитулируют. Советский Союз торжествует победу, хотя он и не собирается ни расчленять, не уничтожать Германию.

Товарищи! Великая Отечественная война завершилась нашей полной победой. Период войны в Европе кончился. Начался период мирного развития.

С победой вас, мои дорогие соотечественники и соотечественницы!…»

Вслед за этим был передан по радио приказ Верховного Главнокомандующего № 369 от 9 мая 1945 г. по войскам Красной Армии и Военно-Морскому Флоту следующего содержания:

«8 мая 1945 года в Берлине представителями германского верховного командования подписан акт о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил.

Великая Отечественная война, которую вел советский народ против немецко-фашистских захватчиков, победоносно завершена, Германия полностью разгромлена.

Товарищи красноармейцы, краснофлотцы, сержанты, старшины, офицеры армии и флота, генералы, адмиралы и маршалы, поздравляю вас с победоносным завершением Великой Отечественной войны.

В ознаменование полной победы над Германией сегодня, 9 мая, в День Победы, в 22 часа столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам Красной Армии, кораблям и частям Военно-Морского Флота, одержавшим эту блестящую победу, – тридцатью артиллерийскими залпами из тысячи орудий.

Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины! Да здравствуют победоносные Красная Армия и Военно-Морской Флот!

Верховный Главнокомандующий Маршал Советского Союза И. Сталин».

В ночном выпуске последних известий был передан Указ Президиума Верховного Совета СССР об учреждении медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» и опубликован Приказ Верховного Главнокомандующего № 368 маршалу Коневу, так как 1-й Украинский фронт в результате стремительного ночного маневра танковых соединений и пехоты сломил сопротивление противника и в 4 часа утра 9 мая освободил от немецких захватчиков столицу союзной нам Чехословакии – город Прагу.

Сообщено также, что между Тукумсом и Либавой Курляндская группа немецких войск в составе 16 и 18 немецких армий (от судьбы демянского котла 16-я армия не ушла), под командованием генерала от инфантерии Гильперта с 23 часов 8 мая прекратила сопротивление и начала передавать личный состав и боевую технику войскам Ленинградского фронта. Сдаются немцы и в других местах, но в Чехословакии немецкие войска, возглавляемые генерал-фельдмаршалом Шернером и генерал-полковником Велером, не сдаются, а поспешно отходят на запад и юго-запад. Они стараются попасть поскорее в плен к нашим союзникам. «Там, думают немцы, лучше кормят и скорее найдутся адвокаты, чтобы представить преступления немцев в виде невинного отступления от существующих в цивилизованных странах законов». В прошлом так бывало. Горе будет, если это повторится. Недаром один из моих коллег – майор Максимов со вздохом сказал:

– Боюсь, что опять скоро начнем без меры кричать ура и возродим беспечность, из-за которой мы потеряли так много жизней и крови…

Передано также выступление премьер-министра Великобритании У. Черчилля, имевшее место еще 8 мая. В речи сказано:

«Вчера вечером в 02 часа 41 минуту в штабе генерала Эйзенхауэра представитель германского верховного командования и назначенного главы германского государства гросс-адмирала Деница генерал Иодль подписал акт безоговорочной капитуляции всех германских сухопутных, военно-морских и военно-воздушных сил в Европе перед экспедиционными войсками союзников и одновременно перед советским верховным командованием.

Начальник штаба американской армии генерал Бедел Смит и генерал Франсуа Сэвэз подписали этот документ от имени главнокомандующего экспедиционными силами союзников, а генерал Суслопаров подписал его от имени русского верховного командования. Это соглашение будет ратифицировано и подтверждено в Берлине, где заместитель главнокомандующего экспедиционными силами союзников Главный маршал авиации Теддер и генерал Тассиньи подпишут его от имени Эйзенхауэра, а генерал Жуков подпишет его от имени Советского верховного командования.

Германскими представителями будут руководитель германского верховного командования фельдмаршал Кейтель и главнокомандующий германской армии, флота и авиации.

Официально военные действия прекратятся спустя одну минуту после полуночи сегодня, во вторник, 8 мая. Однако в интересах спасения жизней приказ о прекращении огня начал отдаваться уже вчера по всему фронту. Наши дорогие острова Ла-Манша будут также освобождены сегодня.

Местами немцы по-прежнему сопротивляются русским войскам. Однако, если они будут продолжать это после полуночи, то они, конечно, лишатся защиты законов войны и подвергнутся атакам союзных войск со всех сторон. Неудивительно, что на таких протяженных фронтах и в условиях существующей дезорганизации неприятельского командования приказу германского командования не будут подчиняться немедленно во всех случаях (Шернер, по-моему, другим руководится. Н. Б.).

Это, по нашему мнению и в свете наиболее квалифицированной военной консультации, имеющейся в нашем распоряжении, вовсе не является причиной для того, чтобы скрывать от нации сообщенные нам генералом Эйзенхауэром факты, касающиеся безоговорочной капитуляции, уже подписанной в Реймсе (Но для СССР это явилось причиной молчать до трех часов десяти минут 9 мая, хотя и слух о немецкой капитуляции неудержимо носился по городам и селам, пущенный на волю радиолюбителями, перехватившими лондонские сообщения. Немцы так зло обманули нас в прошлом, что мы должны были и сами новые факты рассмотреть не спеша и под микроскопом или даже телескопом. Н. Б.) Точно так же это не должно помешать нам отпраздновать сегодняшний и завтрашний дни, как дни победы в Европе.

Сегодняшний день мы, вероятно, будем думать главным образом о самих себе. Завтра мы воздадим особую хвалу нашим русским товарищам, чья доблесть на поле боя явилась одним из великих вкладов в общую победу.

Следовательно, война с Германией закончилась.

После многолетней напряженной подготовки Германия в начале сентября 1939 года набросилась на Польшу. Во исполнение нашей гарантии Польше и по соглашению с Французской республикой, Великобритания, Британская империя и Британское содружество наций объявили войну этой подлой агрессии.

После того, как доблестная Франция оказалась поверженной наземь, мы на этом острове и в нашей объединенной империи продолжали борьбу в одиночку в течение целого года, пока к нам не присоединилась военная мощь Советской России, а позднее – подавляющие силы и ресурсы Соединенных Штатов Америки. Наконец, почти весь мир объединился против злодеев, которые сейчас повержены перед нами. Наши сердца – на этом острове и во всей Британской империи – преисполнены благодарности нашим замечательным союзникам.

Мы можем разрешить себе краткий период ликования, но мы не должны ни на один момент забывать об ожидающих нас трудах и усилиях.

Япония со всем ее предательством и алчностью остается непокоренной. Ущерб, причиненный ею Великобритании, Соединенным Штатам и другим странам, и ее отвратительные зверства требуют правосудия и возмездия.

Сейчас мы должны посвятить все свои силы и ресурсы завершению нашей задачи как на родине, так и за границей. Вперед, Британия! Да здравствует дело свободы!

Боже, храни короля!»

Интересно также заявление президента США Г. Трумэна, сделанное по радио 8 мая. Он сказал: «Это торжественный, славный час. Как я хотел бы, чтобы Рузвельт дожил до этого дня. Эйзенхауэр сообщил мне о том, что войска Германии капитулировали перед Объединенными нациями. Знамена свободы реют над всей Европой. За эту победу мы совместно благодарим Провидение, которое руководило нами и поддерживало нас в тяжелые дни бедствий. Наша радость омрачается и ослабляется высшим сознанием той ужасной цены, которую мы заплатили, чтобы освободить мир от Гитлера и его злодейской банды. Не забудем же, мои друзья американцы, той печали и сердечной боли, которая в настоящее время царит в домах столь многих наших соседей – соседей, чьи бесценные богатства были отданы в жертву, чтобы восстановить нашу свободу.

Мы можем оплатить наш долг перед Богом, перед павшими и перед нашими детьми лишь трудом – беспрестанной преданностью тому делу, которое нам предстоит исполнить. Если бы я мог выразить в одном слове лозунг для предстоящих месяцев, то этим словом было бы – работа, работа, работа. Мы должны трудиться, чтобы окончить войну. Наша победа выиграна лишь наполовину. Запад свободен, но Восток все еще порабощен вероломной тиранией японцев. Когда последняя японская дивизия безоговорочно капитулирует, только тогда будет окончена наша боевая работа.

Мы должны трудиться для того, чтобы залечить раненое, страдающее человечество – создать прочный мир, основанным на справедливости и законе. Мы можем создать такой мир лишь путем тяжелого, мучительного труда, с помощью такого же взаимопонимания и совместного труда с нашими союзниками в мире, как и во время войны.

Предстоящая работа не менее важна, не менее срочна и трудна, чем задача, которую мы уже сейчас счастливо выполнили. Я призываю всех американцев оставаться на своих постах до тех пор, пока не будет выиграна последняя битва. До этого дня пусть ни один человек не покинет своего поста и не ослабит своих усилий. Сейчас я хочу зачитать вам мою официальную прокламацию по этому случаю.

«Армии союзников путем самопожертвования и преданности, с помощью Бога заставили Германию окончательно и безоговорочно капитулировать. Западный мир освобожден от злых сил, которые в течение свыше пяти лет бросали в тюрьмы и разбивали жизни миллионов и миллионов людей, родившихся свободными. Они разрушали их церкви, уничтожали их дома, разлагали их детей, убивали любимых ими людей. Наши армии освобождения восстановили свободу этих страдающих народов, чьи дух и волю угнетатели никогда не смогли поработить.

Многое еще остается сделать. Победа достигнута на Западе, и она в настоящее время должна быть достигнута на Востоке. Весь мир должен быть очищен от зла, от которого освобождена половина мира. Объединенные миролюбивые нации доказали на Западе, что их оружие значительно сильнее, чем мощь диктаторов и чем тирания военных клик, которые некогда считали нас мягкими и слабыми. Мощь наших народов в самозащите против всех врагов будет так же доказана в тихоокеанской войне, как она была доказана в Европе.

За победу духа и оружия, которой мы добились, за то, что она подала надежду всем народам, присоединившимся к нам из любви к свободе, мы должны как нация возблагодарить всемогущего Бога, который вселил в нас силу и дал нам победу.

Президент Соединенных Штатов Америки настоящим объявляет воскресение 13 мая 1945 года днем молитв. Я призываю народ Соединенных Штатов, независимо от вероисповедания, объединиться, вознося радостную благодарность Всевышнему за достигнутую нами победу, и молиться о том, чтобы он поддержал нас до конца нашей нынешней борьбы и вел нас по пути к миру. Я призываю также моих соотечественников посвятить этот день молитв памяти тех, кто отдал свою жизнь, чтобы сделать возможной нашу победу.

В свидетельство вышесказанного я поставил свою подпись и скрепил ее печатью Соединенных Штатов Америки».

Замечательны слова в обращении английского короля Георга VI к английскому народу 8 мая в день победы:

«… Наши надежды окажутся обманутыми, и кровь наших близких будет пролита напрасно, если победа, во имя которой они погибли, не приведет к длительному миру, основанному на справедливости и созданному в духе доброй воли».

Тут я должен сказать вот что: «Русские не пожалеют о сделанном, но от англо-американцев можно будет ожидать, что они, когда минует опасность, начнут жалеть о сделанных России уступках, что и приведет к целому ряду тяжелых затруднений между ведущими странами и отрицательно скажется на послевоенной безопасности…»

… Наконец-то! Частями 7-й американской армии захвачены сегодня в плен Герман Геринг и бывший командующий германскими вооруженными силами на Западе Альберт Кессельринг. Они, как пчелы на липовые цветы, летят на запах липовой демократии…

10 мая 1945 года. Продолжается прием капитулировавших немецких войск. В Австрии 3-й Украинский фронт захватил в плен 23000 немцев из группы Велера и, заняв несколько городов, соединился с английскими войсками западнее города Грац.

Растерявшиеся фашисты или убивают сами себя, как гитлеровский правительственный комиссар Норвегии Иозеф Тербовен и начальник гестапо в Норвегии генерал Вильгельм Редиес, или являются в полицейские участки и просят их арестовать, как Квислинг и его министры. Эти сегодня прибыли в один из полицейских участков в Осло и арестованы. Только греческая реакция не растеривается, держит свою голову некстати гордо. На улице имени Черчилля, в самом центре Афин, в полдень вчера фашисты, одетые в форму национальной гвардии, напали на ликующую по поводу разгрома Германии народную толпу и убили одного члена левой партии, требовавшего демократической республики. За спокойствие в этом районе должны отвечать англичане, но английский офицер прибыл к месту происшествия, когда труп убитого стал холодеть, а убийцы скрылись…

11 мая 1945 года. Оперативная сводка Советского информбюро сообщила, что с 9 по 11 мая на всех фронтах взято в плен более 560000 немецких солдат и офицеров.

За границей бушует сильное возбуждение. Сообщение о взятии в плен Геринга вызвало многочисленные отклики. В Америке радиокомментатор Хиттер требует немедленного расстрела Геринга и Деница. Он заявил: «Стыдно расходовать на Геринга лишнее продовольствие. Дениц должен возглавлять не Германию, как он намеревается, а длинный список немецко-фашистских преступников. Он также должен быть расстрелян немедленно».

Радостно, что так энергично очищается наша планета от бандитов новейшего типа: покончил сегодня самоубийством бывший «гаулейтер» Судетской области Чехословакии Генлейн, американскими войсками в Австрии арестован личный советник Риббентропа фон Шмиден, в Северной Италии арестован вишийский начальник полиции Дарнан, во Франции арестован генерал Вейган – главнокомандующий французскими вооруженными силами во время падения Франции, арестован 7-й американской армией бывший командующий немецкими войсками в Норвегии генерал-полковник Фалькенхорст.

Все это хорошо. Но беспокоит меня мысль, будет ли с такой же активностью идти уничтожение военных преступников, с какой они арестовываются, самоотравляются и попадают в плен? Это горькое сомнение вкралось в мое сердце даже потому, что 10 мая Стеттиниус сообщил на пресс-конференции в Сан-Франциско, что Руководящий комитет решил пригласить на конференцию «наблюдателей» только от официальных межправительственных органов, не допуская таким образом «наблюдателя» от Всемирного конгресса профсоюзов. А ведь это сводит к нулю решение комитета № 3 от 9 мая 1945 года о приглашении наблюдателя от всемирной профсоюзной организации. Итак, представитель 60 миллионов организованных рабочих не получил места на конференции в Сан-Франциско, а труп в виде Лиги наций, реформистское Международное бюро труда и призрачная ЮНРРА приглашены на конференцию. Нехорошее предзнаменование…

Не относится к числу хороших предзнаменований и отмена статьи 18-б английского закона об охране государства, поскольку по этой статье был арестован лидер британского союза фашистов Освальд Мосли, а теперь уже отдан приказ об освобождении Мосли. Если Мосли на свободе, то демократия пусть остерегается…

15 мая 1945 года. Несколько дней, заболев, я не брался за свои записки. И только вечером сегодня решил записать кое-что, чтобы на этом и закончить второй том своего дневника, начатого накануне войны с Германией и завершаемого, вероятно, накануне краха Японии… 13 мая снова выступил по радио Черчилль. Дав исторический анализ войны в Европе, завершившейся разгромом Германии и пленением американцами и англичанами двух с половиной миллионов немецких солдат на протяжении трех дней капитуляции, Черчилль сказал в заключении, что «… Англии придется еще много перенести тягот и забот, так как предстоит на европейском континенте обеспечить такую послевоенную организацию, которая гарантировала бы свободу и демократию, предстоит решить задачу создания международной организации, ради которой представители народов собрались в Сан-Франциско, и, кроме того, завершить войну против Японии, потрепанной и терпящей поражение, но все еще представляющей стомиллионный народ, воины которого мало страшатся смерти».

И вот, с одной стороны арест 7-й американской армией японского посла в Германии Осима вместе со всем его штатом (Мы с Японией не воюем, но Осима почему-то не предпочел оставаться в Берлине, и попал в плен к американцам), арест англичанами Гиммлера, арест американцами бывшего начальника германского генерального штаба генерала Гудериана (Дитмар врал, что Гитлер прикончил Гудериана), т. е. постепенное сосредоточение главнейших военных преступников в руках наших союзников; с другой стороны, – допущение англичанами того, что 12 мая германский фельдмаршал Эрнст фон Буш выступил по фленсбургскому радио с заявлением: «По приказу гросс-адмирала Деница и с согласия английских оккупационных властей, он взял на себя контроль над районами Шлезвиг-Гольштейна, оккупированными войсками Монтгомери»; с третьей стороны и англичане, и американцы заявляют о своей решимости заставить Японию в скором времени капитулировать.

Все это представляется нам очень сложным сплетением англо-американо-советских интересов и противоречий, разрешение которых в наиболее удовлетворительном виде возможно только при активном участии Советского Союза в разгроме Японии. Конечно, у нас есть свои серьезные счеты с Японией, и мы будем руководствоваться своими интересами при проведении той или иной политики в отношении Японии, но при данных конкретно сложившихся условиях многие разногласия по европейским вопросам (и вопрос об управлении Германией, и вопрос о суде над военными преступниками, репарации и т. д.) могут быть сняты или углублены в зависимости нашей политики в отношении Японии. А так как объективно у нас больше оснований есть для войны с Японией, чем для мирного с ней сожительства в настоящее время, то и наше вступление в войну против Японии совершенно неизбежно. В таком случае падение Японии может произойти молниеносно… Но раньше мы заставим наших союзников убрать бушей и деницев в Германии, получим от них необходимые гарантии в отношении управления Германией, в отношении репараций, в отношении суда над военными преступниками. Вопрос здесь в подтверждении уже ранее принятых решений и начале их практического осуществления. Теперь этому Германия не может мешать. Последние ее солдаты сегодня сложили орудие не только перед нашими союзниками, но и перед Красной Армией. Сегодня, 15 мая, оглашена по радио последняя сводка Советского информбюро. Она гласит: «Прием пленных немецких солдат и офицеров на всех фронтах закончен». Во вчерашней же сводке подведен итог немецкой капитуляции: «… с 9 по 14 мая на всех фронтах взято в плен более 1 миллиона 230 тысяч немецких солдат и офицеров и 101 генерал».

Итак, закончено сегодня печатание сводок совинформбюро с фронтов Отечественной войны. Мы не знаем пока, надолго ли оперативные сводки сошли со страниц наших газет? Но нам твердо известно, что теперь никогда наша страна не будет переживать тех горьких дней, когда враг стучался в ворота Москвы, смотрелся в волжскую воду, лез на горы Кавказа. Предстоящая война с Японией, если нельзя иными путями сокрушить очаг милитаризма на Востоке и восстановить наши интересы на Тихом Океане, будет жестокой, но короткой и безусловно триумфальной. Жалею, что мне не придется быть там, не придется снова взглянуть на полузабытые картины, виденные еще в 1932–1935 году: широкий Амур, густую тайгу, сверкающую гладь Сунгари, синие хребты Хинганских гор, глинобитные фанзы и заборы маньчжурских деревень, гаолян и чумизу на полях, самурая в бою. Того нахального самурая, который перелез тогда через Амур и напал на советскую станицу Поярково, на хутор Чесноково и упал под огнем наших пулеметов или утонул в Амуре, пытаясь бежать в неуклюжей шаланде: его настиг наш снаряд…

Воевать – всегда тяжело и неприятно, вспоминать о войне – неизбывная потребность каждого солдата. Записать виденное – долг каждого, у кого есть глаза. И в моих записках мои современники найдут то, что, может быть, видели и знали, но начали забывать, а потомки найдут в них то познавательное, чего нельзя исчерпать повестью или романом, которые, несомненно, появятся в скором времени. Со мной можно не соглашаться и спорить: материалы, нашедшие место в моих записках, могут нравиться или не нравиться, но прочтение их в обоих случаях принесет пользу и поможет понять наше время. Сознание этого являются для меня удовлетворением, радостью и наградой за многолетний труд над записками.

КОНЕЦ ДВАДЦАТЬ ПЕРВОЙ ТЕТРАДИ.

Конец 2-го тома «Моих записок»

Апрель 1941 – май 1945 гг. Белых Николай Никифорович

Отзывы к главе №40

Отзывов пока нет. Вы могли бы быть первым, кто выскажет своё мнение об этой книге!

Добавить отзыв

Ваш адрес электронной почты (не публикуется)
Текст отзыва
После отправки отзыва на указанный адрес электронной почты придёт письмо с ссылкой, перейдя по которой, Вы опубликуете Ваш отзыв на это произведение.

Заплатить автору

Использовать robokassa.ru для перевода денежных средств. Здесь вы найдёте множество способов оплаты, в том числе и через мобильный телефон.

Сумма руб.


Переводы Яндекс.Денег


Вы также можете помочь автору, рассказав своим друзьям и знакомым о его книге!

Также Вы можете помочь нашему свободному издательству, рассказав о нас писателям, и Вы можете помочь знакомым писателям, рассказав им о нас!

Заренее спасибо!

 

 

Сохранить произведение на диск

Скачать эту главу в виде текстового файла Cкачать эту главу в виде текстового файла (txt в кодировке Windows-1251) *

Скачать эту книгу в виде текстового файла на диск компьютера Cкачать эту книгу бесплатно в виде текстового файла (txt в кодировке Windows-1251) *

Скачать эту книгу в виде файла fb2 на диск компьютера Cкачать эту книгу бесплатно в виде fb2 файла (формат подходит для большинства "читалок" электронных книг) *

Лицензия Creative Commons Произведение «МОИ ЗАПИСКИ. ДНЕВНИКОВЫЕ ЗАПИСИ. Том 2 (5января 1944 г. - 15 мая 1945 г.)» созданное автором по имени Евгений Белых, публикуется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs (Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений) 3.0 Непортированная.

Основано на произведении с http://tiksim.ru/belyhen/book1371217208 .

Текст публикуется в том виде, в котором его предоставил автор. Точка зрения Издательства может не совпадать с точкой зрения автора!

Свидетельство о публикации №2670

© Copyrignt: Евгений Белых (belyhen), 2020

Поделиться ссылкой на это произведение

Если у Вас есть блог или сайт, Вы можете разместить на нём этот баннер, чтобы привлечь больше читателей, которые как и Вы могут заплатить за публикацию книги. И книга будет опубликована быстрее!

Идёт сбор средств на публикацию книги 'МОИ ЗАПИСКИ. ДНЕВНИКОВЫЕ ЗАПИСИ. Том 2 (5января 1944 г. - 15 мая 1945 г.)' от автора Евгений Белых в общий доступ. Вы можете помочь, переведя автору деньги!

HTML код для сайта или блога

BB код для вставки в форум

* - Вы можете скачать книгу бесплатно, за исключением тех глав, которые находятся на стадии сбора средств. Они будут убраны из текста книги.

Яндекс.Метрика