Посетитель, а Вы уже были на форуме?

Глава №22

Из книги МОИ ЗАПИСКИ. ДНЕВНИКОВЫЕ ЗАПИСИ. Том 2 (5января 1944 г. - 15 мая 1945 г.). Автор: Евгений Белых (belyhen)


Тетрадь 14-я (16 октября 1944 г. – 2 февраля 1945 г.) Продолжение 1

В Горьком еще вчера выпал снег. Было ветрено и холодно. Я продрог и, не дождавшись девятого трамвая, сел в десятый. Сквозь разбитое окно трамвая я видел дома, магазины, пустые ларьки, сберегательные кассы, синие почтовые ящики. Но вот дома прервались. И справа завиднелась Ока. Мы ехали почти по самой набережной, запрятанной в камень, кирпич и гранит. За Окой синели горы, по которым лепились дома, церковки, садики. Виднелся безглавый Канавинский собор, о котором упоминалось в отчетах международных нижегородских ярмарок. Теперь в нем управление речного пароходства. Через Оку висел огромный мост на мощных фермах и каменных быках. Шесть пролетов.

Трамвай шел по мосту замедленно. Гулко отдавался его шум и стук, будто кто стучал палкой по пустой бочке. Было видно с моста, как на Оке, темневшей двумя протоками среди заснеженных берегов, дымили пароходы, буксиры тянули бурые баржи с дровами и ящиками. И, глядя на эту картину, я вспомнил Москву-реку. Два дня тому назад я ехал на трамвае 33 по улице Чкалова через мост. Там, прижатые к берегу, стояли баржи, набитые не ящиками и дровами, а капустой. Цепочка людей «конвейером», перекидывая с рук на руки, гнала качаны капусты на склад на берегу Москва-реки. Зеленые крылатые шары прыгали по рукам и потом исчезали в темной дыре складских дверей. А здесь, на Оке, таким же манером разгружали дрова и небольшие ящики…

За окским мостом я вышел из трамвая, постоял немного, любуясь новыми для меня видами, любуясь Окой и стоявшими на ней пароходами. Вдали дымил «филянчик», перевозя пассажиров, ближе к мосту – на острове люди пилили дрова, а рядом с ними дымил костер.

Ко мне подошел курсант с погонами танкиста. На погоне желтая обшивка. Мы разговорились. Курсант оказался из ВПУ. С ним вместе мы поднялись в гору, покрытую камнем и асфальтом, прошлись по Краснофлотской улице и оказались у трамвайной остановки 5. Здесь мы сели на трамвай без особых затруднений, а через двадцать минут высадились на пятой остановке, то есть у самой проходной будки в ВПУ.

… Встретили меня с непонятным вниманием: немедленно вселили в квартиру и даже сам начальник КЭО лейтенант Кобзарь притащил откуда-то железную койку. Моими сотоварищами по комнате с сегодняшнего дня оказались лейтенант Скиба, старший лейтенант Акулич и младший лейтенант Каропетян, житель третьего дома на Электрическом переулке Москвы. Все они с самыми противоположными наклонностями: Скиба стремится выйти в образованные люди, много читает и расспрашивает знающих о том и другом; Акулич – склонен к авантюризму и коммерции, неглуп, но заносчив; Каропетян – тип современного Тартюфа, прикованного к примусу и втихомолку блуждающего по женщинам, но упорно отрицающего за собой этот грех. Умолчать об этом я не смог по той причине, по какой не мог прикрашивать действительность английский сатирик XVIII века Джонатан Свифт: он был против «искусства закрывать и конопатить щели», против желания многих «быть хорошо обманутым». Только насмехаясь и бичуя, можно будить совесть общественную и совесть отдельных лиц.

Выяснилось сегодня, что и меня так быстро вселили в общежитие по причине прибытия в ВПУ комиссии из Политуправления РККА с целью обследовать бытовое устройство кадров, прибывающих в училище с фронта. Не о мне, собственно позаботились, а о своем мундире и… привычном месте. Неудобно попасть на фронт, когда война идет к концу…

2 ноября. Присутствовал сегодня на офицерском занятии. Была прочитана полезная лекция: «Добролюбов и Чернышевский – революционные демократы».

Придя с лекции, я приступил к изучению программы по курсу военной истории, который мне надлежало прочесть для всех батарей, рот и батальонов училища. Программа не столь обширная, но раскрыть ее будет нелегко. В училище нет стабильных учебников, очень мало подходящих книг, а газетные и журнальные статьи либо дискутичны, либо распылены, что и не собрать их. Но я не привык падать духом перед трудностями. Сегодня же я засел за составление первой лекции «Военное искусство древнего мира. Тактика фалангообразных построений. Тактическое расчленение фаланги в римском легионе».

Работая над лекцией, я не очень лестно думал о составителе программы, который, точно Мальбрук, отважно пустился в путь по изложению двухтысячелетней военной истории в двухчасовой лекции. Это получится «галопом по Европам».

3 ноября. Начались холода. Дни какие-то косматые, все запушил иней.

На фронтах относительное затишье. Только в Венгрии наши войска прорвались на подступах к Будапешту и оказались от него менее чем в полусотне километрах. В этих условиях большой интерес представляет выступление Рузвельта 2 ноября по радио в Белом Доме. Он указал, что не рассчитывает на зимнее затишье в Европе и что союзники будут продолжать свое наступление, пока не достигнут Берлина. Это означает, что в ближайшее время мы станем перед фактом нового большого наступления на Германию. Рузвельт не бросает слов на ветер. В том же выступлении Рузвельта интересна его полемика с лидерами республиканской партии, которые пригрозили, что конгресс не будет сотрудничать с президентом в обеспечении прочного мира, если Рузвельт окажется вновь избранным на президентский пост. Рузвельт остроумно ответил республиканским лидерам, что не знает, кто уполномочил их говорить от имени конгресса. Ведь сенат и палата представителей почти единогласно одобрили предложенные Коннелли и Фулбрайтом резолюции, что США будут сотрудничать в международной организации по сохранению мира.

Из всего этого и из многого другого следует, что Рузвельт крепко стоит на демократических позициях единства свободолюбивых наций. Но нам необходимо считаться, что Рузвельт не всегда волен в выборе путей к этому единству. Под сильным нажимом реакции, Рузвельт может делать и ложные шаги. К числу таких шагов следует отнести приглашение Испании на чикагскую конференцию. Как известно, наше правительство решило не участвовать на чикагской конференции, где будет представлен кровавый Франко. И вот, заместитель премьер-министра Великобритании Эттли, отвечая в палате общин на предложение лейбориста Джона Дагдейля отменить приглашение Испании на чикагскую конференцию, сказал: «… несомненно, это зависит не от английского правительства, а от американского, которое созвало конференцию».

В этом отразилось сразу две истины: а) Рузвельт иногда может не устоять перед натиском реакционной оппозиции; б) Англия не прочь свалить на Америку вину за неприятные нам события, хотя и сама исподтишка организует эти события.

Можно, чтобы не быть голословным, указать на поведение Англии в Иране. Там она явно ободряет иранскую реакцию и порождает у последней различные антисоветские надежды, толкает ее к наступлению на демократию. Ярким следствием этого явилось недружественное нам выступление иранского правительства, возглавляемого Саедо. Это правительство отказалось заключить до конца войны договор с СССР на концессию североиранской нефти, хотя отказ противоречит национальным интересам Ирана и вызвал многочисленные антиправительственные забастовки и демонстрации иранской демократии.

Ободренный английскими поблажками, Саеда пошел открыто в наступление против свобод и интересов свободолюбивых наций. Одним из его шагов в этом направлении явилось снятие запрета с ежедневной газеты «Марде Эмруз», известной своей провокационной деятельностью против союзников. Мы можем ожидать больших неприятностей на иранской почве по многим вопросам, в том числе и по вопросу нахождения там наших войск: части Красной Армии оставят Иран по выполнении там своей миссии. Но уйдут ли оттуда английские войска? Англия прямо-таки в неподобающих масштабах интересуется Ближним Востоком…

Мне кажется, что на международной профсоюзной конференции, созываемой в Лондоне 8 января 1945 года, в той или иной мере будет поднят вопрос и о более широком участии рабочих организаций в строительстве системы международной безопасности, иначе дело не будет прочным: одни правительства никогда не смогут обеспечить длительный мир и спокойную зажиточную жизнь народных масс.

4 ноября. После длительного кризиса, в Румынии сформировано новое правительство, главой которого остался Санатеску. Большая группа министров – члены национал-царанистской партии. Коммунисты возглавили только министерства юстиции и сообщений… Больших сдвигов в работе этого правительства по демократизации страны и проведении социально-экономических реформ, сказать откровенно, ожидать не следует. Недолговечное правительство…

5 ноября. Закончил писать первую лекцию по военной истории и начал вторую «Военное искусство средних веков».

… Интересное явление: швейцарские убийцы Воровского обратились через своего посланника в Лондоне господина Поль Рюгер к Советскому Правительству с «памятной запиской швейцарского правительства» и с просьбой восстановить дипломатические отношения между Швейцарией и СССР. Авторы «записки» сослались на древние демократические традиции Швейцарии, но обошли молчанием профашистскую политику Швейцарии до сегодняшнего дня. Советское правительство поступило совершенно правильно, отказавшись от восстановления дипломатических отношений с Швейцарией, до сих пор не отмежевавшейся от своей прежней антисоветской политики. Можно себе представить, какой вой поднимут по этому поводу иностранные газеты и журналы. Они обвинят СССР во всех смертных грехах за отказ пожать руку маленькой Швейцарии. Конечно, эти журналы и газеты умолчат, что маленькая швейцарская рука забрызгана большой кровью советского полпреда Воровского, убитого в Женеве…

7 ноября 1944 года. Моя безобразная фронтовая шинель, оказывается, в тылу имеет значение: мне не разрешили портить вид демонстрирующих шеренг. Вот почему я и домоседил, глядя из окна третьего этажа 42-го корпуса Тобольских казарм на Оку. Сквозь подернутые изморозью стекла Ока виднелась за Арзамасским шоссе, похожая на широкую дымчатую ленту. На холодной воде, окутанной туманом, стыли в недвижности пароходы, баржи, не вытащенные на берег плоты строевого и топливного леса. Справа, по низине, серели дома, кудрявились дымы из труб, торчали редкие деревья с голыми ветками. Слева и вдали серебрился крутой берег с мелколесьем, опушенным густым инеем.

Рядом с нашим корпусом, через узкую дорогу, на грязненьком одноэтажном бараке плескался на ветру старенький красный флаг. Рабочие, старики из гарнизонной автомастерской, шагали колонной по дороге и тощенькими голосами пели «За власть Советов». Время от времени, шумя и позванивая, проходил с Мызы или на Мызу трамвай. Скучно…

Часа в четыре дня письмоносец принес областную газету «Горьковская Коммуна» за седьмое ноября. В номере были напечатаны доклад Сталина о XXVII годовщине Октябрьской Социалистической революции и приказ № 220.

В докладе товарищ Сталин указал, что «если два предыдущих года войны были годами наступления немецких войск и продвижения их в глубь нашей страны, когда Красная Армия была вынуждена вести оборонительные бои, а третий год войны был годом коренного перелома на нашем фронте, когда Красная Армия развернула мощные наступательные бои, разбила немцев в ряде решающих боев, очистила от немецких войск две трети советской земли и заставила их перейти к обороне, причем Красная Армия все еще продолжала вести войну с немецкими войсками один на один, без серьезной поддержки со стороны союзников, – то четвертый год войны оказался годом решающих побед советской армии и армий наших союзников над немецкими войсками, когда немцы, вынужденные на этот раз вести войну на два фронта, оказались отброшенными к границам Германии.

В итоге истекший год завершился изгнанием немецких войск из пределов Советского Союза, Франции, Бельгии, Средней Италии и перенесением военных действий на территорию Германии.

Отметив, что решающие успехи Красной Армии в этом году и изгнание немцев из пределов советской земли были предрешены десятью ударами, начатыми еще в январе и развернутыми потом в течение всего отчетного года, товарищ Сталин сказал: «Новым моментом за истекший год войны против гитлеровской Германии нужно считать тот факт, что Красная армия вела свои операции в этом году против немецких войск не в одиночестве, а совместно с войсками наших союзников. Тегеранская конференция не прошла даром… Германия оказалась зажатой в тисках между двумя фронтами… Задача состоит в том, чтобы держать Германию и впредь в тисках между двумя фронтами. В этом ключ победы».

Во втором разделе доклада Сталин отметил великий подвиг советского народа в Отечественной войне и объяснил природу этого подвига. Он сказал: «Трудовые подвиги советских людей в тылу, равно как и немеркнущие ратные подвиги наших воинов на фронте, имеют своим источником горячий и животворный советский патриотизм».

В третьем разделе доклада, посвященного упрочению и расширению фронта противогерманской коалиции и вопросу мира и безопасности, Сталин привел факты торжества общего дела объединенных наций в 1944 году (Тегеранская конференция и ее осуществленные решения о совместных действиях против Германии; решение конференции в Думбартон-Оксе об организации безопасности после войны; переговоры ч Черчиллем и Иденом в Москве, проведенные в дружественной обстановке и в духе полного единодушия) и расширения этого фронта ( к нему примкнули, вслед за Италией, Финляндия, Румыния, Болгария… Не может быть сомнения, что последняя союзница Германии в Европе – Венгрия также будет выведена из строя в ближайшее время. Это будет означать полную изоляцию гитлеровской Германии в Европе и неизбежность ее краха).

Выразив уверенность, что «Война с Германией будет выиграна Объединенными нациями, Сталин указал, что «выиграть войну еще не значит обеспечить народам прочный мир и надежную безопасность в будущем. Задача состоит не только в том, чтобы выиграть войну, но и в том, чтобы сделать невозможным возникновение новой агрессии и новой войны, если не навсегда, то, по крайней мере, в течение длительного периода времени».

Далее Сталин дал классический и смелый анализ причин, в силу которых Германия и Япония нанесли серьезные удары по СССР, Англии и США, оказавшись более подготовленными к войне, чем демократические страны. Этот вопрос давно волновал многих, в том числе и меня. Даже мысли теснились в мозгу, близкие к истине, но высказывать их было боязно, пока не сказал об этом Сталин. Ведь наши некоторые пигмеи готовы всю жизнь просидеть в хомуте устаревших воззрений и убить каждого, кто этот хомут признает неудобным. Так что же сказал Сталин? А он сказал, что «заинтересованные в войне агрессивные нации…, готовящиеся к войне в течение длительного срока и накапливающие для этого силы, бывают обычно – и должны быть – более подготовлены к войне, чем нации миролюбивые, не заинтересованные в войне. Это естественно и понятно. Это, если хотите, – историческая закономерность, которую было бы опасно не учитывать. Следовательно, нельзя отрицать того, что в будущем миролюбивые нации могут вновь оказаться застигнутыми врасплох агрессией, если, конечно, они не выработают уже теперь специальных мер, способных предотвратить агрессию.

… Это не должно быть повторением печальной памяти Лиги Наций, которая не имела ни прав, ни средств для предотвращения агрессии. Это будет новая специальная, полномочная международная организация, имеющая в своем распоряжении все необходимое для того, чтобы защитить мир и предотвратить новую агрессию».

Приказной части приказа № 220 Сталин приказал в честь 27 годовщины Октябрьской Революции в 20 часов сегодня дать салют в Москве, Ленинграде, Киеве, Минске, Петрозаводске, Таллине, Риге, Вильнюсе, Кишиневе, Тбилиси, Севастополе, Львове двадцатью четырьмя артиллерийскими залпами.

9 ноября. Холодно. На фронтах, начиная с 6 ноября, ничего существенного. Наши газеты полны приветственных телеграмм на имя Калинина, Молотова, маршала Сталина, присланные из различных стран света по поводу 27-й годовщины Октябрьской социалистической революции. Среди многих приветствий, опубликовано также на имя Калинина приветствие фарисея Финляндии – президента и маршала Маннергейма. Он написал: «По случаю национального праздника Союза Советских Социалистических Республик прошу Вас, г-н Председатель, принять мои поздравления и наилучшие пожелания счастья. Выражаю вместе с тем искренние желания финского народа укрепить прочные и дружественные, на обоюдном доверии основанные, добрососедские отношения Финляндии с его великим соседом».

Вот старый шакал. Он даже Октябрьскую революцию свел на степень только национальной значимости. От всей его телеграммы так и несет фарисейством… В будущих столкновениях Финляндия опять окажется против нас. Сколько волка не корми, он все в лес смотрит!

10 ноября. Стало известно, что Болгария еще 6 ноября порвала дипломатические отношения с Японией. Но более значительным событием явился факт избрания Рузвельта президентом в 4-й раз подряд, хотя это и противоречило Конституции США. Народ превыше закона. За Рузвельта голосовали 27 миллионов американцев, а противники Рузвельта собрали 22 миллиона голосов. Республиканский кандидат Дьюи признал свое поражение и выступил по радио с поздравлением Рузвельта с успехом, исполнив тем самым долг вежливости.

… Сегодня же ТАСС сообщило, что иранское правительство Саеда в два часа 9 ноября подало в отставку. Это хорошо. В Иране без Саеда стало бы значительно чище воздух. Только, думается мне, уход Саедо невыгоден английской реакции, которая постарается восстановить Саедо…

12 ноября. День выдался без особых обязанностей для меня. Занимался я блужданием по корпусам училища и наблюдением за отдельными чертами жизни обитателей этих корпусов. В столовой холоднее, чем на улице. Офицеры, одетые в шинели и шубы, вбежав в столовую, внезапно, точно споткнувшись, останавливались у порога, кивали по инерции головой и быстро проходили к столам. Это они, оказывается, приветствовали тех, которые прибыли к столам раньше других. Разумеется, только некоторые отвечали на приветствие, так как заняты были своими тарелками и кружками с компотом. Единого часа завтрака не установлено. Начальство мотивирует, что слабы возможности столовой. По-моему же, дело в слабости самих начальников…

Во дворе, окутанные туманом, носились ватаги ребятишек. Они кричали, как грачи, и метали друг в друга комья снега. Одна группа малышей самостоятельно изучала водопроводную технику. Один по одному, воровато оглядываясь, карапузы подбегали к водоразборной колонке, дергали ее рычаг и отбегали в сторону. Один из них дернул рычаг удачно, и сейчас же все запрыгали, наперебой закричали:

– Глянь, полилось маленько…

– Нет, немножко побольше полилось, – возразила девчонка, укутанная в шали и платки. – Ай, как красиво…

Наблюдая за детьми, я подумал: «Многое они не знали бы, точно придерживаясь совета и запретительных границ, установленных взрослыми. Так и мы, взрослые люди, куда стали бы развитее, если бы нас не сушили рамками запрещений: поехать за границу – нельзя, выписать заграничную газету – нельзя, переписываться с заграницей – нельзя… Все нельзя. И мало ли в чем мы уподоблены детям? Многое для нас кажется таким же странным и диковинным, как для карапузов – водоразборная колонка… Как мечтаю я о ликвидации этих препон. Человеку тесно в одной стране. Он всегда мечтает о просторах целой планеты…»

15 ноября. Записать что-либо систематическое почти не представляется возможным: события, если можно так выразиться, приняли несистематический характер. В Венгрии фронт еле-еле движется, на других участках – «без перемен», союзники на западе, как утомленный атлет, выжимает ярды, гитлеровцы укрывают свои капиталы в Испании, Швейцарии, Аргентине. Намечены «к экспорту» из Германии также некоторые видные гитлеровцы, среди которых фигурирует имя Франка. Стокгольмская газета «Афтонбладет» распространила сообщение, что Гитлера постиг удар, ограничивший способность речи и парализовавший всю правую сторону его тела. Конечно, верить этому не следует. Гитлер просто занялся самоподготовкой на случай, если придется нырнуть в кусты. Оснований для этого много. Даже руководитель германского трудового фронта и генерал войск СА Лей начинает выть от неудач. Недавно он в «Ангрифе» написал: «Совершенно ясно, что война действует на некоторых солдат опустошающе (и на генералов, добавим мы. Н. Б)… на шестом году войны даже самые лучшие солдаты утратили уже свой пылкий энтузиазм». Но еще с большей откровенностью какой-то немец написал, а письмо это огласил гаулейтер Юри на одном из собраний, что «… мы не можем больше терпеть. Уж лучше ужасный конец, чем ужас без конца». Такие душераздирающие крики нашли свое место даже на страницах «Нейес винер тагблат». Действительно, есть отчего Гитлеру пережить удар хотя бы в воображении. Буря дует с Востока…

Ее волны снесли Пиле-Голаца, руководителя департамента иностранных дел Швейцарии, ушедшего в отставку в связи с отказом СССР возобновить дипломатические отношения со Швейцарией. И в этих условиях совершенно дико прозвучало заявление Франко о праве Испании участвовать в мирных переговорах. Франко козырнул «нейтралитетом» Испании, как достаточной заслугой Испании, сумевшей (не шутите!) спасти мировую цивилизацию… Вот образец бездействия западных демократий: Франко осмеливается кричать потому, что англо-американцы не желают наступить ему на хвост. Да что Франко? Лондон, видимо, жалеет, что Франко не правит заодно и Францией. Вот, например, такая мастистая газета, как лондонская «Таймс» напечатала статью «Восстановление Европы», в которой призывает заставить французских членов движения сопротивления «перековать свои меч на орала». Образное это требование «Таймс» выражает желание английской реакции разоружить французское движение сопротивления и оживить вишистские элементы, фашистские по существу. А давно ли Сталин предупредил мир, что важно не только выиграть войну, но и прочный мир… Не внемлет словам маршала Сталина английская «Таймс». Твердолоба, что и говорить, очень твердолоба эта газета. Ее критиковать можно только дубиной по голове, а иные доводы не пробьют себе дорогу к ее вниманию…

… По сообщению ТАСС, в японском городе Нагоя умер Ван Цзин-вей, глава «нанкинского» правительства, и 10-же ноября пост его занял новый предатель Чень-Гун-бо. Этому, наверное, не придется умереть: его повесят или сами китайцы или союзники.

17 ноября 1944 года. Немцы снова обстреляли Англию ракетами «Ф-2» и летающими бомбами «Ф-1». Это даже хорошо: британский лев, разозленный немцами, будет проявлять большую активность и научится передвигаться не ярдами, а милями в день. Впрочем, англичане стараются по мере сил не оставаться в долгу у немцев. Например, двенадцатого ноября английские самолеты «Ланкастер» зажали немецкий линкор «Тирпиц», сбросили на него пятитонную бомбу и линкор затонул.

… Сегодня пришлось съездить в места, описанные Горьким, в Сормово. Там, в ателье мод № 3, сняли с меня мерку на пошивку кителя. Тут же «модные» портные предупредили, что китель не будет сшит: заказов много, а делаем только наиболее выгодным заказчикам.

Давать взятку я не захотел и, потеряв всякие надежды, отправился трамваем домой. Три часа пришлось ехать, вволю накачавшись в трамваях 6, 9, 5. Публики много, много ругани, криков, шуму. Впечатление, что живешь среди дикарей. Только и отвлекал себя от всей этой грустной картины, что смотрел на проезжаемые мимо улицы, ларьки, заводы, дома. Ехал и по улице Коминтерна, и по улице XX-летия комсомола, и по кооперативной и по многим другим. Впечатление чего-то хаотического: деревянные дома, большие и маленькие, некрашеные и выкрашенные охрой или желто канареечной краской; старые кирпичные дома с заплесневелыми стенами и добротной архитектурой, новые пятиэтажные коробки с трещинами, похожими на зигзаги черных молний. Глаз утомляется от всей этой разбросанности, от всего сумбура зданий и галдежа в трамвае. Откровенно сказать, не будь горькой нужды, не захотел бы я ни за какие деньги путешествовать по улицам Горького. Слишком очевиден здесь факт полного игнорирования нужд рядового человека, забвение его…

… Вечером взял у товарища одну из книг почти исчезнувшей серии «Мировой истории», редактированной в свое время, кажется, Покровским и Радеком. В разделе о Соединенных штатах Америки попалось мне на глаза одно любопытное изречение Александра Стефенса, вице-президента Южной конфедерации, написанное в 1862 году: «Мы отвергаем ложное представление о равенстве рас. Наша новая власть основывается на противоположном мнении: черный человек не может быть приравнен к белому, следовательно, абсолютное, рабское подчинение высшей расе неизбежно и морально оправдано. Впервые в мировой истории мы провозглашаем превосходство высшей расы над низшей, как этическую и философскую истину». Вот кто, оказывается, запатентовал за собой пальму первенства реакционной дискриминации по отношению «нисших» рас. Немецкие расовые теоретики, вроде Альфреда Розенберга, только заимствовали мракобесное учение Стефенса и приспособили ее к своим нуждам. Этот факт очень знаменателен, и нам следует остерегаться американской «демократии», способной закрыть глаза на возрождение в Америке «этических и философских истин» Стефенса. Когда-то Ленин, характеризуя сущность мелкокрестьянской страны. Писал: «Пока мы живем в мелкокрестьянской стране, для капитализма в России есть более прочная экономическая база, чем для коммунизма» (см. т. XXVI, стр. 46). Перефразируя эту истину, можно сказать, пока в Америке существуют капиталистические монополии, там больше почвы для фашизма, нежели для настоящей демократии. Отсюда встает перед нами историческая задача – убедить американцев в превосходстве нашей социалистической системы перед их системой капитализма. И убедить их можно не импозантностью общей картины социализма, а его деталями: пусть наш каждый гражданин живет богаче и культурнее американца. Такая агитация будет неотразимой. А у нас есть для этого возможности и стоит только по настоящему захотеть и взяться. Война показала, с какой изумительной быстротой мы можем производить разрушительные средства обороны и борьбы с фашизмом. Так неужели мы не в состоянии развить такие же темпы создания жизненных благ для каждого гражданина СССР. Конечно, можем и должны!…

22 ноября. Сейчас, когда судьба Гитлера предрешена и идет к закату, о нем говорят и пишут гораздо больше, чем в период зенита его могущества. И это естественно: могуществом Гитлера восторгались миллионы, а его падения жаждут сотни миллионов людей. И жажда эта в различной, подчас фантастической форме, отражается мировой прессой. Уделяется одновременно много внимания и ближайшим сподвижникам Гитлера. Специальный корреспондент газеты «Обсервер», как сообщило агентство Рейтер, опубликовал статью под заглавием «Тайна Гитлера». В этой статье сказано: «Еще большее значение, чем молчание Гитлера, имеет исчезновение Геринга… Не будет ничего удивительного, если, если мы скоро узнаем, что с Герингом приключилось что-нибудь роковое».

Если автор статьи «Тайна Гитлера» не куплен фашистами, готовящимися к внезапному исчезновению от взоров людей и от предстоящей ответственности за свои преступления, то его предсказание о судьбе Геринга очень интересно: с Герингом приключится роковое, как с одним из главнейших военных преступников. Вопрос только во времени… А время это, наверное, будет установлено на предстоящей конференции Сталина, Черчилля и Рузвельта. Эта встреча подготавливается, хотя, по недавнему заявлению Рузвельта на пресс-конференции, еще не достигнуты успехи в деле организации такой встречи. Однако тот же Рузвельт сказал: «Для меня важнее встретиться со Сталиным и Черчиллем, чем с де Голлем… Но географическая сторона вопроса также играет определенную роль».

Мне это вспомнилось в связи с утренней беседой в нашей комнате по вопросу встречи глав трех государств. Один из собеседников в шутку заметил: «Для Америки и Англии удобнее бы видеть Сталина на каком-нибудь английском курорте, но Сталин не любит английского тумана и, пожалуй, настоит на встрече с Рузвельтом и Черчиллем именно в России. У нас меньше тумана и поисправнее работает охрана…» Как там дело не сложится, а вопрос географический, рассуждая логически, перерастет в вопрос политический и в вопрос престижа. Учитывая конкретно сложившееся соотношение сил, союзники должны принять условия Москвы о месте встречи глав трех государств…

Продолжение следует

Отзывы к главе №22

Отзывов пока нет. Вы могли бы быть первым, кто выскажет своё мнение об этой книге!

Добавить отзыв

Ваш адрес электронной почты (не публикуется)
Текст отзыва
После отправки отзыва на указанный адрес электронной почты придёт письмо с ссылкой, перейдя по которой, Вы опубликуете Ваш отзыв на это произведение.

Заплатить автору

Использовать robokassa.ru для перевода денежных средств. Здесь вы найдёте множество способов оплаты, в том числе и через мобильный телефон.

Сумма руб.


Переводы Яндекс.Денег


Вы также можете помочь автору, рассказав своим друзьям и знакомым о его книге!

Также Вы можете помочь нашему свободному издательству, рассказав о нас писателям, и Вы можете помочь знакомым писателям, рассказав им о нас!

Заренее спасибо!

 

 

Сохранить произведение на диск

Скачать эту главу в виде текстового файла Cкачать эту главу в виде текстового файла (txt в кодировке Windows-1251) *

Скачать эту книгу в виде текстового файла на диск компьютера Cкачать эту книгу бесплатно в виде текстового файла (txt в кодировке Windows-1251) *

Скачать эту книгу в виде файла fb2 на диск компьютера Cкачать эту книгу бесплатно в виде fb2 файла (формат подходит для большинства "читалок" электронных книг) *

Лицензия Creative Commons Произведение «МОИ ЗАПИСКИ. ДНЕВНИКОВЫЕ ЗАПИСИ. Том 2 (5января 1944 г. - 15 мая 1945 г.)» созданное автором по имени Евгений Белых, публикуется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs (Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений) 3.0 Непортированная.

Основано на произведении с http://tiksim.ru/belyhen/book1371217208 .

Текст публикуется в том виде, в котором его предоставил автор. Точка зрения Издательства может не совпадать с точкой зрения автора!

Свидетельство о публикации №2670

© Copyrignt: Евгений Белых (belyhen), 2020

Поделиться ссылкой на это произведение

Если у Вас есть блог или сайт, Вы можете разместить на нём этот баннер, чтобы привлечь больше читателей, которые как и Вы могут заплатить за публикацию книги. И книга будет опубликована быстрее!

Идёт сбор средств на публикацию книги 'МОИ ЗАПИСКИ. ДНЕВНИКОВЫЕ ЗАПИСИ. Том 2 (5января 1944 г. - 15 мая 1945 г.)' от автора Евгений Белых в общий доступ. Вы можете помочь, переведя автору деньги!

HTML код для сайта или блога

BB код для вставки в форум

* - Вы можете скачать книгу бесплатно, за исключением тех глав, которые находятся на стадии сбора средств. Они будут убраны из текста книги.

Яндекс.Метрика