Посетитель, а Вы уже были на форуме?

Глава №14

Из книги МОИ ЗАПИСКИ. ДНЕВНИКОВЫЕ ЗАПИСИ. Том 2 (5января 1944 г. - 15 мая 1945 г.). Автор: Евгений Белых (belyhen)


Тетрадь 12-я (7 июля 1944 г. – 28 августа 1944 г.) Продолжение 1

24 июля. Вечернее радио известило о взятии нашими войсками Люблина, форсировании Сана, о пересечении железной дороги Брест-Варшава, Львов-Перемышль. Можно на этом основании сказать, что львовская и брестская группировки немцев попадают в окружение, созданы условия для удара на Варшаву и на Восточную Пруссию с юга. Возможен удар на Балканы.

25 июля. В сегодняшних газетах опубликованы материалы по польскому вопросу. Сообщается, что в день вступления Красной Армии в Холм, там начала издаваться газета «Речь Посполита». В ее первом номере от 23 июля опубликованы:

а) Декрет Краевой Рады Народовой о создании Польского Комитета Национального Освобождения под председательством Эдвард Болеслава Осубка-Моравского;

б) Манифест к польскому народу;

в) Декрет Польского Национального Совета о принятии верховной власти над польской армией в СССР и слиянии Народной Армии с Польской Армией в СССР в единое Польское Войско;

г) Постановление Краевой Рады Народовой о создании Верховного Командования Польского Войска во главе с генерал-полковником Михаилом Роля-Жимерским;

д) Постановление Краевой Рады Народовой о подчинении ей Союза Польских патриотов в польской армии в СССР.

Суть этих документов, датированных 21 июля 1944 г., Варшава, в том, что в Польше создано Временное правительство в лице Краевой Рады Народовой и Парламент – в лице Национального Совета Польши. Сделано это вопреки фашистской конституции апреля 1935 года и вопреки желанию эмигрантского польского правительства в Англии, под крылом Черчилля. Польское войско остается пока в оперативном подчинении Верховного командования Красной Армии. В качестве вторых лиц (юридически), первых – по существу, поставлены во главе польского движения Ванда Василевская и генерал-лейтенант Зигмунд Берлинг. Поляки будут воевать до полной победы над Германией, хотя не исключены большие ляпсусы и провокаторские действия со стороны польской реакции и такого туза, как Бур-Комаровского, разыгрывающего из себя борца за польскую свободу, но, видимо, в понятии этой свободы Рачкевичем и Соснковским…

Народный комиссар иностранных дел СССР сделал определенное заявление по польскому вопросу. В нем, по поручению советского правительства, сказано: «… Советское правительство… рассматривает военные действия Красной Армии на территории Польши, как действия на территории суверенного дружественного союзного государства. В связи с этим Советское правительство не намерено устанавливать на территории Польши органов своей администрации, считая это делом польского народа… Советское правительство… не преследует цели приобретения какой-либо польской территории или изменения в Польше общественного строя и что военные действия Красной Армии на территории Польши диктуются единственно военной необходимостью и стремлением оказать помощь в освобождении дружественного польского народа от немецкой оккупации…

26 июля. Получены вчерашние центральные газеты. Обратило на себя мое внимание обращение 16 немецких генералов к генералам и офицерам германских вооруженных сил. Генералы, попавшие в плен, подумали хорошенько своими головами, нарисовали «правду о положении на Восточном фронте», проанализировали «Причины этих поражений» и спросили «Где выход?» Сами же на этот вопрос и ответили так:

«… задачей немецких генералов и офицеров является:

а) решительный разрыв с Гитлером и его окружением;

б) отказ от выполнения приказов Гитлера и его уполномоченных;

в) немедленное прекращение борьбы и бессмысленного кровопролития.

Эти задачи надо смело разъяснять солдатам… Не ждите, пока Гитлер вас погубит! Борьба против Гитлера – борьба за Германию!»

Воззвание записано 22.07.1944 г. собственноручно, по поручению подписавших его генералов, командиром 12 пд – генерал-лейтенантом Бамлер, тем самым генералом, которого красноармеец Ф. Ионов за шиворот вытащил из подвала в Могилеве. Там генерал-лейтенант хотел отсидеться со своим штабом. А в Москве на него, как на сектанта квакера нашло просветление и он заговорил человеческим голосом.

В воззвании генералы написали правду, но верить им и после этого нельзя,

«… таковы их преступленья,

Что нет забвенья им и нет им искупленья!»

Д. Бедный.

… 26 июля войска Ленинградского фронта заняли Нарву. Войска Белорусского фронта вышли к Висле, заняли крепость Ивангород (Демблин).

27 июля. Всю прошлую ночь гремели пушки под Яссами. Немцы рвались вперед. Перед нашим левым соседом немцы сняли ночью проволочное заграждение, – признак подготовки к наступлению. Румыны сегодня разбросали листовки, в которых пытаются форсить: обещают нам сытный плен и личную заботу о нас со стороны маршала Антонеску. Тихие идиоты. Пройдет какой-нибудь месяц, и Антонеску сам окажется в наших руках. Мы усиленно готовимся к удару по немецко-румынской армии. А Антонеску, старый балбес, и не догадывается, что творится у него под носом и в королевском дворце… Он продолжает портить бумагу на листовки, вызывающие у нас гомерический хохот… Мамалыгой нас не соблазнишь!

Наступил урожайный вечер: в 21 час – сообщение об освобождении Белостока, в 21.45 – о взятии Станиславова, Дугавпился, Режицы, в 22.45 – сообщение о взятии Львова, в 23.45 – сообщение об освобождении Шауляя. Вот это денек! Неудачный, очень неудачный для румынских пропагандистов, разбросавших сегодня листовки с приглашением нас в румынских плен…

И вы, немцы, глотайте горькие пилюли. Вам хотелось завоевать Россию, растоптать Москву. Из России вы полетели, как пивные пробки из бутылок, а по Москве позорно прошлись 17 июля под конвоем русских конников, на плечах которых сверкали обнаженные клинки. Теперь наступила пора для русских проехать в Пруссию на спине германских солдат.

… Над Японией все более сгущаются тучи. На днях под ударами американцев пал остров Сайпан. Ветер этого падения сдул японский кабинет Тодзио. Образован новый кабинет генерала Койсо (представитель армии в отставке) с участием адмирала Ионаи (представитель флота в отставке). Это реакционеры, способные принести не мир народу, но меч. Койсо заявил, что в своей политике он будет «добиваться улучшений с Германией в общих целях войны». Тут же, спохватившись, он сделал оговорку, что «и с СССР будет жить хорошо…» В действительности же «жить хорошо» Япония с СССР теперь уже не может. Война абсолютно неизбежна, т. к. исторические счеты между нами и японцами очень велики, а обстановка все более благоприятствует свести эти счеты концы с концами…

28 июля. В 21.45 радио сообщило о занятии Перемышля войсками 1 Укр. Фронта. Взят также г. Ярослав, т. о. наши войска вышли на Краковскую дорогу. В 22.40 дополнительное радиосообщение о том, что 1 Белорусский фронт путем обхода и удара с тыла занял город Брест.

29 июля. Севернее Шауляй, продвигаясь вперед, войска Красной Армии заняли населенный пункт Елея, расположенный в 25 километрах от Елгавы (Митавы). Одновременно наши войска, действующие южнее Демблина, полностью очистили от немцев восточный берег Вислы до устья реки Сан. За день на фронтах освобождено до полторы тысячи населенных пунктов, и наши войска оказались в 9 километрах севернее Каунаса.

30 июля. Работала у нас фронтовая комиссия, возглавляемая подполковником Тюленевым. Искали, чего не клали: делали заключение, не читая подлинных материалов; пили вино, пока растеряли полевые сумки на кургане Ходора. Их можно во внимание не принимать… С удовольствием выпроводил их в район Котнария, к штабу 7 гв. армии. Расстался с ними за речкой Бахлуй, у ж. д. насыпи. Некоторое время посидел на одноколейной дороге, осмотрелся. Впереди лежал луг с высокой буйной травой и редкими кустами кудрявых осокорей. Окруженное группой тополей, виднелось здание станции Котнарий с рыжей черепичной кровлей; далее – слева и справа тянулись цепи предгорий Карпат, по склонам и на хребтах синели дубовые леса.

По насыпи торчали рельсовые столбики, окрашенные в рыжие и белые краски. На вершине одного из столбов была приделана чугунная доска с бело-розовой шахматной раскраской. На доске латинские, арабские цифры. «0 м 003 Horizontal 800». Я бы ничего не написал в своих записках об этой доске, если бы не следующее обстоятельство. Мой ординарец внезапно прицелился из автомата и выстрелил по доске, а я захотел посмотреть, нанесла ли пуля царапину или отскочила от доски, как горох от стенки. Подойдя поближе, я заметил темное пятнышко в розовой краске – след пули, а ниже – полусмытая дождями строка, написанная по-русски химическим карандашом. Она звала нас: «Дорогие товарищи, ищите нас в городе Романы, туда погнали. Зоя Петрова. Март, 1944 года».

Как ошпаренный, я побежал от доски в полк. В моих ушах свистел ветер. В сердце трепыхалась боль. «Зоя Петрова! Неужели это она?» – думал я. А перед глазами так и стоял ее круглый почерк, легший призывными буквами на румынскую чугунную доску. В моей памяти воскрес Воронеж, проспект Революции, кудрявые каштаны на тротуаре, астры в руках светловолосой девушки, светлые сияющие глаза, нежная улыбка. Студентка физико-математического факультета Зоя Петрова, тронув меня за рукав, показала тогда на ветки каштана, среди жесткой листвы которого, похожие на головку рыцарской булавы, усеянной шипами, бурели каштановые плоды: – Хочу один, – наивно сказала она.

Я взял небольшой серый камешек и удачным броском сбил для девушки каштан, рискуя быть оштрафованным воронежским милиционером. И вот, прошло много лет с той поры, и снова я слышу просьбу Зои Петровой найти ее в городе Романы.

Может быть, в Романы попала другая Зоя Петрова: сходство имени и почерка еще не доказательство… Но и другую надо освобождать, иначе она умрет в неволе.

Утомленный бегом, я присел на камень и уронил голову на подставленные ладони рук. Ординарец сел рядом. Кашлянув, он догадливо спросил:

– Может, знакомая ваша на доске письмо написала?

Я кивком головы дал утвердительный ответ.

Ординарец сердито засопел, выдавил сквозь зубы:

– Когда придем в Романы, найдем Зою и расспросим, кто ее мучил. Всем по диску патронов отпущу из своего автомата…

– Спасибо, друг, – сказал я. Мне стало на сердце легче от сочувствия бойца, от мысли, что мы придем в Романы, что мы освободим всех русских девушек, угнанных на чужбину, и накажем их мучителей.

… Подходя к расположению своего штаба, мы услышали крики «Ура». Там шел митинг в связи с получением известия об Указе Президиума Верховного Совета СССР от 29 июля о награждении Сталина орденом «Победа».

………………………………………………………………………………..

На исходе суток стало известно о занятии нашими войсками Седлеца и Лукова – на ближайших подступах к Варшаве. Взята также Елгава (Митава).

… Миколайчик, глава польского эмигрантского правительства в Лондоне, собирается ехать в Москву. Теперь, пожалуй, поздно. В Каноссу ездить надо тоже вовремя…

… Двойник Гитлера – некий Бергер, взятый на совещание по совету Гиммлера, пал жертвой бомбы 20 июля. Но сколько еще двойников осталось? Трудно будет выковыривать Гитлера из оболочки этих двойников, особенно если Гитлер использует современные достижения ринопластики и хирургии…

1 августа 1944 года. Дождливый день. Вчера мы наблюдали странное явление: тысячи лягушек устремились на вершину горы Ходоры, а сегодня те же лягушки непрерывным потоком катились вниз, к реке Бахлуй. Жаль, нет в нашем полку естественников-биологов. Они бы занялись выяснением причин лягушечьего похода на гору и обратно.

… Сегодня войска 3 Белорусского фронта овладели Каунасом. Дрожи, Пруссия. Твое «коварное оружие» (кошмар бактериологической войны) не вывезет теперь.

Северо-западнее Елгавы занят город Латв. ССР – Тукумус, а также станции Добеле, Правикус, Слампе, Будас. Теперь перерезаны все пути, ведущие из Прибалтики в Восточную Пруссию.

Успехи Красной Армии подогнали и наших союзников: они поспешили занять остров Вис (Лисса) у побережья Далмации и создали там базу англо-американо-югославских войск.

… Из Хельсинки поступили сведения об уходе Рюти с поста президента Финляндии и вступлении на этот пост Маннергейма. Но эта старая песочница столь дряхла, что большинство президентских функций будет выполнять премьер Линкомиес. Основное же во всей этой пертурбации, вероятно, состоит в том, что Финляндии очень туго и она начинает снова искать возможность выхода из войны. Только теперь она должна будет, вполне естественно, принять более жесткие условия, чем ей предлагали раньше через Паассикиви…

2 августа. Утром ко мне постучал красноармеец Ковальчук. Потоптавшись у порога, он достал из кармана грязную листовку и подал мне.

– Побачте, яку брехню нимцы кажут…

В листовке было написано:

«Товарищи украинцы!

Во временно занятых Красной Армией областях вас насильно мобилизуют в РККА и кое-как обмундированных, еле обученных, гонят на передовую. Это потому, что кацапы вас ненавидят…»

– Что же вы хотите? – спросил я Ковальчука.

Он улыбнулся и ответил:

– Хлопцы наши хотели бы нимцам такое письмо написать, як Запорожцы турецкому султану писали насчет ежа, которого султан не мог бы раздавить…

– Повремени немного, – сказал я. – Декадки через две мы им такого ежа пропишем, что они и грамоту свою забудут…

– Вот це ж добре! – засмеялся Ковальчук, – очень добре. Разрешите идти?

Ковальчук, сверкнув орденами, сделал кругом и вышел из блиндажа. Через открытую дверь я видел, как он крепко погрозил кулаком в сторону немцев. «Соскучились ребята по наступлению, – подумал я. – Очень соскучились».

… Вечером светила почти полная луна, ныряя в лохматых облаках, точно золотая монета в грязных хлопьях. На переднем крае тишина, будто все вымерло. Тарахтел только в воздухе «У-2», выжидая момента, чтобы сбросить пару пятидесятикилограммовых бомб на немецкие позиции. И немцы молчали, наверное, потому, что побаивались этой небольшой машины, про которую фронт складывал анекдоты, а враги называли ее «кофейной мельницей», друзья – «кукурузником».

Вот тарахтение смолкло, и вскоре за гребнем горы, в направлении кургана Пулина, вспыхнули искристые зарницы, два сильных взрыва потрясли воздух. Теперь сразу затрещали пулеметы, и струи трассирующих пуль засверкали в небе: немцы открыли огонь по самолету. Напрасно! С выключенным мотором он проплыл над нами, похожий на огромную сову, и скрылся за курганами. Уже издали, от Котнария, долетел до нас дробненький стук машины, похожий на тарахтение мотоцикла. Но вскоре он уплыл на восток, и над фронтом снова повисла тишина, тягучая, нудная, не военная…

В моем блиндаже зазвенел телефон. Оказалось, звонил майор Тихонов, заместитель командира полка по политчасти. Он сообщил мне некоторые новости, прослушанные им по радио. Сараджиоглу объявил о разрыве Турцией экономических и дипломатических отношений с Германией. Это вторая, после падения Муссолини в 1943 году, пощечина Гитлеру. Что же касается «невоюющей» Турции, стремящейся навести порядок на Балканах, то за ней надо крепко присматривать. Свежо еще в нашей памяти ее поведение в дни Сталинграда (придвинуты были дивизии к нашим границам, высказывались вожделения на счет советской Армении, турецкие деятели расшаркивались перед Германией, как истые лакеи, а Павлова и Корнилова турки и по сей день томят в своей тюрьме). Турция осталась вероломным янычаром, кривая сабля которого готова на пакостные дела…

… В течение сегодняшнего дня северо-западнее и южнее Мариамполь освобождено более сотни населенных пунктов и город Вилковишкис – в 18 километрах от границы Восточной Пруссии. В Польше занят город Жешув.

Всю ночь с 3 на 4-е августа мы вели разведку боем, но живого языка не сумели захватить: наши разведчики передушили с взвод немцев в их блиндажах, но в штаб доставили только трех столь сильно избитых, что они так и умерли, не сумев сказать ни одного слова. Только по солдатским книжкам мы установили, что солдаты принадлежали ко 2-му батальону 42 полка 46 пд. Но эти данные нас только смущали своей необычностью: нам было известно, что к двадцатым числам июня 46 пд немцев была снята с нашего участка фронта и отправлена в Белоруссию, в район Бобруйска, где ее и ликвидировали части Красной Армии. И вдруг, солдаты этой дивизии попали к нам в плен в августе 1944 года. Разгадку столь диковинного явления я получил немного позже, в десятом часу утра 4-го августа. Именно в это время ко мне притащили разведчики молодого немца Вольни Эриха, рожденного в 1922 году в Эбервальде и состоявшего до последнего часа в пятой роте 42 полка 46 пд немцев. Все обнаруженные при нем документы и данные им показания подтвердили несомненность его принадлежности к 46 пд. Он назвал нам своего командира роты – лейтенанта Коперника, своего командира взвода – штаб фельдфебеля Земст, рассказал о голом дивизионном штандарте, ранее украшенном оленьей головой, о своем новом командире дивизии генерал-майоре Энгель, сменившем генерала Ребке. Под конец Вольни Эрих признался, что их дивизия действительно была в июне переброшена из Румынии под Бобруйск, за исключением 2-го батальона 42 полка, оставленного для наблюдения за румынами и обмана русских, которые должны думать, что в районе Пулины находится вся 46 пд. Такой же номер проделали немцы и с 1 пд, оставив из ее состава в Румынии только 1-й и 2-й батальоны 5 пп. Как говорят, голь хитра и на выдумку пошла. Это похоже на то, как в первые месяцы войны немцы буксировали деревянные макеты танков, чтобы создать видимость многочисленности их машин даже и там, где их осталось мало от огня русской артиллерии.

На вопрос о причине перехода на нашу сторону, Вольни Эрих подал мне свое письмо, которое он не успел отправить на родину через полевую почту 22835 «Б». В письме он жаловался своему старшему брату, что утомился войной и потерял веру в победимость России. Эрих при этом пояснил, что брат его находится в Северной (Прибалтийской) группировке немцев под командованием генерал-полковника Шернера, и письма туда не принимают…

Я засмеялся и пояснил Эриху, что группировка Шернера полностью отрезана от Восточной Пруссии и зажата русскими войсками, что Шернер в своем приказе угрожает разделаться со всеми бездельниками, не желающими воевать, требует от солдат и офицеров врасти в землю, т. к. они держат в своих руках судьбу и решение войны…

У Эриха задрожали губы, покатилась по щеке слеза. Он глухо вымолвил:

– Значит, брат мой врастет в землю навсегда. Несчастный Карл! Он так любил кататься на велосипеде…

– Обязательно врастет, – подтвердил я. – Врастет, если не догадается сдаться в плен.

– В плен? – вопросительно произнес Эрих. – В плен он идти побоится. Он член национал-социалистской партии…

… Вечером радиовести: нашими войсками занята Нова-Весь в семи километрах к востоку от Сувалки. В Польше, юго-западнее Сандомира, наши войска форсировали Вислу и создали левобережный плацдарм шириной в 30 и глубиной в 25 километров.

На фоне этих успехов Красной Армии чудовищно-странным выглядит сообщение прокуратуры СССР о том, что «за последнее время органами прокуратуры привлечен к уголовной ответственности ряд должностных лиц предприятий и учреждений, а также председателей колхозов, виновных в покровительстве и укрывательстве дезертиров с предприятий военной промышленности. Преданы, например, суду и осуждены начальник отдела кадров алюминиевого заводе в г. Сталинске, Кемеровской области, Горбунов А. В. – к 10 годам лишения свободы и заведующий личным столом этого завода Захаров М. М. к 5 годам лишения свободы».

Неужели люди не поняли, что самым высоким гражданским долгом сейчас является служба и работа на оборону нашей страны? Только явный враг мог дезертировать или покрывать дезертира. Не заключение им, а – смерть!

6 августа 1944 года. Сегодня исполнилась годовщина первого салюта московских орудий в честь побед Красной Армии, освободившей Орел и Белгород 5 августа 1943 года.

Последнее наступление немцев началось 5 июля 1943 года.

«Отразив все попытки противника прорваться к Курску со стороны Орла, - говорил Сталин, – наши войска сами перешли в наступление и 5 августа, ровно через месяц после начала июльского наступления немцев, заняли Орел и Белгород».

В полночь 5 августа 1943 года в Москве раздались двенадцать артиллерийских залпов. Впервые Москва салютовала Красной Армии. В этот день войсками Брянского фронта при содействии с флангов войск Западного и Центрального фронтов был занят Орел, а восками Степного и Воронежского фронтов – занят Белгород. С той поры прошел год. Красная Армия прошла с боями на Запад сотни километров. Ее полки вступили в Карпаты, ведут бои у ворот Восточной Пруссии, освобождают польскую землю от немцев. Идет величайшее наступление Красной Армии, начало которому положено и возвещено московскими салютами 5 августа 1943 года.

Отмечая эту знаменательную годовщину, мы под носом у немцев ухитрились с 22 часов вечера и до 4 часов утра смотреть сеансы кинокартин «Два бойца», «Чапаев», «Радуга». У нас это удовольствие бывало редко, зато крепко, до одурения, точно в театре времен царя Алексея Михайловича Романова…

6 августа 1944 года в 21.45 вечера радио сообщило о взятии войсками 4 Украинского фронта украинского города Драгобыч. Как известно, 4 Укр. Фронт под командованием генерал-полковника Петрова недавно действовал левее 3-го Украинского фронта, в районе Крыма. К сегодняшнему же дню он оказался между 2-м и 1-м Украинскими фронтами. Самым замечательным здесь является то, что передислокация огромных войсковых масс и техники проведена незаметно даже для русских больших командиров. Искусство внезапности и скрытности действий в Красной Армии начинает занимать невиданные высоты. На сегодня фронта наши разместились с востока на запад так: 3, 2, 4, 1 Украинские фронта, потом – три Белорусских, три Прибалтийских, Карельский. Много фронтов. Колоссальное развертывание сил. Никогда еще столько людей не стояло под ружьем… Массовость армий достигла предела. В стране не осталось ни одного здорового мужчины не связанного в той или иной мере с армией и войной. Велик процент женщин, призванных в армию. Армия, как и война, являются подлинно Отечественными.

7 августа. С утра начала гвоздить по нашему расположению немецкая артиллерия. Все трясется. Приблудная кошечка залезла от страха в оконную нишу и жалобно мяукала. Осколки, свистя и визжа, звонко шлепали в земляные насыпи и деревянные укрытия. Имеются убитые и раненые. Среди черных столбов дыма и земли носились лошади, сорвавшиеся с привязи. Две из них упали на дороге и начали судорожно биться, пронзенные снарядными осколками.

В обед к нам пробрался немецкий перебежчик. Он уверяет, что на наш участок ожидается на днях немецкая 14 танковая дивизия, от которой уже прибыли квартирьеры… Мало этому верю, но… на войне всякое может быть.

В конце дня получили оперативную сводку о занятии 4 Украинским фронтом городов Борислав и Самбор.

8 августа. Рад, что англо-американские войска расширили во Франции фронт прорыва до 250 километров. Два дня тому назад во Франции линия фронта проходила через Сен-Мало, Динан, Плоэрмель, Редон, Гемене, Шатобриан, Лаваль, Фужер, Горрон, Домфрон, Вир, Ле-Бени-Бокаж, Онэ-сюр-Одон, Эвреси, Бургебюс, через Троарн к устью Орн. Пленено 100000 немцев. Это сделано за два месяца операций союзников во Франции.

Положение Германии настолько осложнилось, что гитлеровский посол при Ватикане барон фон Вецзекер порвал с Берлином. Не желая представлять нацистское правительство. Оно и понятно: трудно представлять Германию, находясь в окружении у союзников.

Сегодня южно-африканские войска союзников вступили во Флоренцию.

Продолжение следует

Отзывы к главе №14

Отзывов пока нет. Вы могли бы быть первым, кто выскажет своё мнение об этой книге!

Добавить отзыв

Ваш адрес электронной почты (не публикуется)
Текст отзыва
После отправки отзыва на указанный адрес электронной почты придёт письмо с ссылкой, перейдя по которой, Вы опубликуете Ваш отзыв на это произведение.

Заплатить автору

Использовать robokassa.ru для перевода денежных средств. Здесь вы найдёте множество способов оплаты, в том числе и через мобильный телефон.

Сумма руб.


Переводы Яндекс.Денег


Вы также можете помочь автору, рассказав своим друзьям и знакомым о его книге!

Также Вы можете помочь нашему свободному издательству, рассказав о нас писателям, и Вы можете помочь знакомым писателям, рассказав им о нас!

Заренее спасибо!

 

 

Сохранить произведение на диск

Скачать эту главу в виде текстового файла Cкачать эту главу в виде текстового файла (txt в кодировке Windows-1251) *

Скачать эту книгу в виде текстового файла на диск компьютера Cкачать эту книгу бесплатно в виде текстового файла (txt в кодировке Windows-1251) *

Скачать эту книгу в виде файла fb2 на диск компьютера Cкачать эту книгу бесплатно в виде fb2 файла (формат подходит для большинства "читалок" электронных книг) *

Лицензия Creative Commons Произведение «МОИ ЗАПИСКИ. ДНЕВНИКОВЫЕ ЗАПИСИ. Том 2 (5января 1944 г. - 15 мая 1945 г.)» созданное автором по имени Евгений Белых, публикуется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs (Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений) 3.0 Непортированная.

Основано на произведении с http://tiksim.ru/belyhen/book1371217208 .

Текст публикуется в том виде, в котором его предоставил автор. Точка зрения Издательства может не совпадать с точкой зрения автора!

Свидетельство о публикации №2670

© Copyrignt: Евгений Белых (belyhen), 2020

Поделиться ссылкой на это произведение

Если у Вас есть блог или сайт, Вы можете разместить на нём этот баннер, чтобы привлечь больше читателей, которые как и Вы могут заплатить за публикацию книги. И книга будет опубликована быстрее!

Идёт сбор средств на публикацию книги 'МОИ ЗАПИСКИ. ДНЕВНИКОВЫЕ ЗАПИСИ. Том 2 (5января 1944 г. - 15 мая 1945 г.)' от автора Евгений Белых в общий доступ. Вы можете помочь, переведя автору деньги!

HTML код для сайта или блога

BB код для вставки в форум

* - Вы можете скачать книгу бесплатно, за исключением тех глав, которые находятся на стадии сбора средств. Они будут убраны из текста книги.

Яндекс.Метрика