Посетитель, а Вы уже были на форуме?

Глава №10

Из книги МОИ ЗАПИСКИ. ДНЕВНИКОВЫЕ ЗАПИСИ. Том 2 (5января 1944 г. - 15 мая 1945 г.). Автор: Евгений Белых (belyhen)


Тетрадь 11-я (18 апреля – 6 июля 1944 г.) Продолжение 1

Утром 5 мая выпал дождичек, потеплело. Зацвели вишни, груши, волоцкие орехи. Запах цветов и трав напоил воздух, и он стал пряным, пьянящим и волнующим.

Под вечер, когда я поехал в штадив, моя лошадка испугалась распятого кем-то на плетне убитого орла и понесла трепать. Пришлось ткнуть ее головой в одну из румынских мазанок. Сумасшедшая лошадь: она упала с переломанной шеей, но не остановилась. Перелетев через нее, я ударился о стену и целый час пролежал в саду, пока приехал ординарец и помог мне добраться до штаба.

До 8 мая провалялся в санчасти, где приводили меня в порядок. Все обошлось благополучно, т. к. переломов не оказалось, а ссадины и помятины быстро заживают… К вечеру 8 мая наш полк был уже переброшен в лес одним километров западнее Городиштя. От Ново-Херменештия мы удалились километров на 13-14 на северо-восток и заняли позиции во втором эшелоне, в горах и лесу. Кругом дубы, клены, груши, орехи. Ночью, впервые за эту весну, слушал пение соловья.

… Красивые места. Горно-лесистый ландшафт. Но эту красивую картину омрачает жизнь: румыны в белых узких штанах, в высоких шапках или в широких шляпах, согнув спины, мотыжили землю, готовили к посеву свои крохотные огородики, а наш приход, в силу международных условий, не мог ничего изменить.

Глядя на этих изможденных людей, я лежал на плащ-палатке и нервно щипал бурые стебельки жирных полупрозрачных «толкачиков» с черными пламенеподобными венчиками на суставах и с желто-белой копьеобразной верхушечкой, похожей на гусеницу. Из этой травы румыны готовили различные лекарства – от зубной боли и против кровотечения, но нуждались они в более действительном лекарстве: в самой земле и в свободе. Эти вещи в траве не растут…

9 мая, как сообщил подполковник Некрасов, наши войска взяли Севастополь. Браво, виват и ура!

Но что это за идиллия? На койке Некрасова, НШ 8 гв. ВДД, сладко похрапывала его полевая походная рыжеволосая жена из числа радисток дивизионной роты связи. В комнате была тишина, не чувствовалось войны. На столе сверкал стеклянный кувшин с цветущей веткой шелковицы. Среди белых цветов и густозеленой листвы, точно золотые помпоны, висели коконы шелковичного червя. Они были желтыми, продолговатыми, величиной с волоцкий орех.

Посидел я здесь и подумал, «кому война, кому… одна».

…………………………………………………………………………………

Интересно, Красная Армия 5 августа 1943 года освободила Белгород, 23 августа – Харьков, 23 сентября – Полтаву, 10 марта 1944 года разгромила немцев под Уманью, 26 марта 1944 года 2-й Украинский фронт вышел на Прут, а 8 апреля перешагнул в Румынию. Мы стоим за границей нашего государства, а в Европе и в Америке все еще есть люди, вроде Макгоуэна, председателя «Британского Империэл кемикс индустрис», которые не об открытии второго фронта думают, а припугивают свой народ тем, что «немцы, мол, располагают не меньшими ресурсами, чем союзники».

Правда, есть и ксендзы, «достопочтенные Станиславы Орлеманьские», работающие на объединенные нации, но… мало у них энергии. Пожалуй, недостаточно и влияния… Однако, нельзя недооценивать этого человека, американца польского происхождения, написавшего брошюру «Польша, Россия и Германия». В ней Орлеманьский доказывал невозможность дружбы Польши с Германией, звал Польшу к дружбе с Россией и говорил: «Мы славяне. Союзные Польша и Россия станут величайшей силой на востоке… Мы обеспечим себе мир на сотни лет». Во всяком случае, мы имеем больше шансов осуществить свои планы, чем Макгоуэны, стремящиеся помешать делу объединенных наций… Немцы, и те начинают понимать это. Например, «Берзен Цейтунг» с содроганием в голосе кричит: «Наши враги открыто мечтают о том, как они ворвутся в Германию. Эти слова производят на нас, немцев, отталкивающее впечатление». Чуют, собаки, что палка скоро опустится на их спины. Не мешает всем, кто переценивает сейчас силы «Райха», прочитать и продумать приведенные мною слова из «Берзен Цейтунг».

… 13 мая 1944 года с несколькими офицерами я выехал на берег реки Серет в районе поселка Леспезий. Среди офицеров был Иосиф Кривман, лучший «динамовец»-физкультурник Ленинграда, занявший в 1938 году 2-е место на лыжных соревнованиях на первенство города Ленинграда. Ехал со мной также Смирнов Александр Васильевич – тренер по легкой атлетике и лыжному бегу в московском обществе «Спартак». Пробираясь через леса по горным тропам, мы беседовали о многом. В частности разговорились о младшем лейтенанте Цалиеве, который накануне войны занял первое место среди борцов Азербайджана. И вот этот Цалиев в бою под Опытной станцией (район Чемодановки Сумской области) потерял руку. Кривман видел его в госпитале плачущим от огорчения: пропала жизнь борца.

… В разговорах мы и не заметили, как добрались до Серета. За рекой, где синели бугры и леса, вздымались черные фонтаны: в белый свет, как в копейку, лупила немецкая артиллерия. А мы незаметно осуществляли свой план, рекогносцировали местность. Подробностей на этот счет в записках приводить не следует. Скажу только, что в связи с переходом нашего фронта к жесткой обороне, нам поручено подготовить схему создания второго рубежа обороны от Сирецелу и юго-восточнее, недалеко от Серета.

… 14 мая – сумрачный день, ветреный и мжистый. Отметить почти нечего. Разве указать на следующий факт. Слава нашего полка после боев в Думбрэвице достигла Москвы и к нам начали ездить различные представители. В частности, приехал толстенький, старательный журналист Виктор Финк в коричневом костюме, поверх которого натянуто серое поношенное пальто в вилочку. Длинноносый и худой, с утомленными серыми глазами и продолговатым лицом, Финк не имел обаятельного влияния на своих собеседников, а без этого журналисту работать прямо-таки трудно. Он не умеет поговорить задушевно, а беседует, как заполняет анкету. Мне очень быстро наскучили его расспросы о том, как было дело и т. д. Я вежливо увильнул от дальнейших бесед с ним, сославшись на мой очерк «Слава», отосланный в «Красную Звезду».

Финк при упоминании об этом очерке почему-то смутился: догадываюсь, очерк у него, но… автором буду не я, как часто водится. Газеты публикуют материалы своих человечков, хотя бы и худшие…

Удивила меня общая черта приезжавших в наши места столичных журналистов: «мелкозность». Все они пытались и тужились факты войны: как шею китайского преступника, всунуть в конгую своих эталонов и привычных схем. Все они искали важное в «чуде», а не в обыкновенном поступке воинов. Не утерпев, я сказал одному из журналистов: «Вы лучше фотографируйте нас, но не придумывайте и не выдумывайте, иначе получится квасно и глупо. Одно сплошное «ура» без костей и плоти». Обиделся парень, но все же не отказался принять на память румынскую медаль, отобранную мною у одного из румынских офицеров.

15 мая лил дождь, над вершинами гор клубились матовые туманы, медленно плыли по склонам. Ночью шел артиллерийский бой, а утром танки корпуса Котельникова, тяжелые «ИС», ушли из наших мест. Возможно, они направились в Белоруссию, где назрели большие события войны…

Как сообщают газеты, в Европе началось оживление: в 23 часа 11 мая войска союзников перешли в наступление против линии Густава в Италии. Действуют 5-я американская и 8-я английская армии под общим командованием генерала Александера, командующего союзными войсками в Италии.

Сегодня вечером приняли по радио Москву. Меня особенно взволновало сообщение, что сегодня вступила в строй станция метро «Электрозаводская» на Покровском радиусе. Станция сооружена по проекту профессора Гельфрейха и архитектора Рожина. Оформление новой станции посвящено советскому тылу, помогающему Красной Армии громить немецких фашистов. Скульптор Мотовилов сделал 14 барельефов, отображающих работу строителей танков, самолетов, металлургов, нефтяников. Станция залита электрическим светом и сверкает разноцветным мрамором. Ее украсили скульптурные портреты шести ученых, прославившихся работой в области электричества: Ломоносова, Джильберта, Попова, Франклина, Фарадея, Яблочкова.

Родина моя не только живет, но и процветает. Новую станцию метро, когда гремит война, могли строить только люди, уверенные в победе. И это именно взволновало меня. Москва, из Румынии я рукоплещу тебе, благословляю твой новый успех. Я верю, что приду на твои улицы с победой, встану ногой на ступеньки эскалатора и спущусь в подземный вестибюль станции «Электрозаводская», чтобы узреть своими глазами ее белый прохоро-баландинский мрамор и красный мрамор «сальети», чтобы пройтись по темному граниту пола и пощупать золотистые бронзовые решетки в среднем зале. Я русский человек и все понимаю лучше, когда попробую и увижу лично сам. Обязательно по окончании войны приеду в Москву!

А пока… в моем штабе, устроенном в лесном шалаше, собрались штабные офицеры. Они чертили схемы, оформляли документы, шутили. Агитатор полка – Штейн потел над историей полка. Не знаю, правда, что получится у него с историей полка, но со службой у него идет все благополучно: прибыл он к нам позже всех, а награжден гуще всех. Бравый парень.

Не знаю почему, но он обиделся, когда я сказал ему, чтобы он, работая над историей полка, не забывал бы и про контрастную историю бравого немецкого генерала Штейнкеллера, который сдался в плен Красной Армии, хотя незадолго перед этим выступал в Берлине перед 10000 войск СС и СА и их родственниками по случаю награждения его знаком отличия дубовый лист и рыцарским орденом железного креста. В своем выступлении он заявил, что его дивизия «Фельдхеренхалле» не знает, что означает слово «капитуляция» и что он сам скорее погибнет, чем сдастся противнику.

Впрочем, шутники объясняли потом обиду Штейна тем, что я порекомендовал ему такого немецкого генерала, у которого половина фамилии равняется целой фамилии автора истории полка, равно как и сам автор попал в полк под самый конец войны, т. е. только в половинную часть истории… Вот почему и трудно ему, приходится потеть более натуральной необходимости.

… Бац! Ночью под 17 мая получил приказ – выехать к 8.00 на южную окраину Кыржоя для последующего выдвижения на передний край с целью рекогносцировки участка обороны, подлежащего занятию нашим полком. Всю ночь, как назло, лил дождь. Дорога стала грязная, скользкая. Лошади, когда мы утром выехали в назначенный пункт, еле двигались по крутым скатам и тропинкам, боясь упасть. Из румынских хат, разбросанных среди холмов и гор, смотрели через окна большие конские головы, приветствуя нас пронзительным ржанием. У входов в хаты и на широких завалинках, на крыльцах стояли плетенные из хвороста стулья, точно снег, белели во дворе перья, трепыхались прилипшие к грязи легкие пушинки: здесь навели порядок солдаты. Румыния познавала смысл войны.

Мимо каменной церковки с двумя главами и сизой железной кровлей мы повернули налево и увидели издали кладбищенский сад. В нем, скрытые под листвой каштанов и урюка, топтались на привязи лошади. Значит, уже успели приехать представители штабов соседних полков. Мы въехали на кладбище. Здесь каменные кресты, каменные надгробные плиты, глубокие окопы с желтыми человеческими костями, торчащими из стенок окопа. Меж кустов валялись немецкие погоны, куски шинелей, обрывки папиросных коробок, зажигалки и стреляные гильзы.

Эти строки я записывал, сидя на зеленой каменной плите без надписи. Посредине плиты изображен вдавленный в камень петух. Рядом – кусты сирени. Справа, вдали, видна церковка, наполовину запрятанная в зелень деревьев, а еще правее и дальше – белели островерхие башенки боярского дома, пристроенного к горе охваченного с трех сторон густым садом. Перед домом вился синий дымок. Это работала походная красноармейская кухня. Я видел ее, проезжая мимо. Боярин сбежал, и в усадьбе его размесилась хозяйственная часть какого-то полка тяжелых гаубиц. Гребни гор, как и вчера, клубились матовым туманом. Дождь вот-вот должен был брызнуть из низко плывших облаков.

Через полчаса приехал начальник штаба дивизии подполковник Некрасов, и мы начали карабкаться в гору. Через овраги с большим трудом перевели лошадей, т. к. они ни за что не хотели идти по узким мосткам всего в две скрипучих и гибких доски. Потом, петляя по тропинкам, по виноградникам, по садам и огородам, мы взобрались на такую головокружительную высоту, что увидели впереди лежащую местность километров на 30. В лесу оставили ординарцев с лошадьми, а сами до переднего края продвинулись пешком.

… Возвратившись с рекогносцировки, я ознакомил по карте своего командира полка с разведанным участком обороны и отдал необходимые распоряжения командирам батальонов. Поздней ночью 18 мая полк был уже на месте, заняв новые боевые порядки. Наш КП – над горой. Под нами синела деревня, зеленели бугры и леса, сверкала узкая речонка. Для схода вниз бойцы рыли земляные ступеньки, забивали в землю палки, чтобы было за что ухватиться, если кто поскользнется и начнет падать.

Штаб разместили в парусиновой палатке под густыми кронами дубов. Получилось очень хорошо. Вечером принесли фронтовую газету «Суворовский натиск» за 16 мая 1944 года и «Правду» за 17 мая (эта газета доставлена самолетом). Что интересного? Во-первых, интересно интервью маршала Тито корреспонденту Рейтер. В этом интервью, между прочим, «Тито считает, что второй фронт вскоре будет открыт, а русские продвинутся прямо на запад, к сердцу Германии».

Дуновение ветерка близости второго фронта ощутил я и в строках сообщения ТАСС из Лондона о том, что 16 мая в Лондоне подписано соглашение между Правительствами СССР и Норвегии о гражданской администрации и юрисдикции на территории Норвегии после ее освобождения союзными войсками. Одновременно такие же соглашения подписаны Норвежским Правительством с Англией и США. Разве неясно, что подобные соглашения имеют смысл только в связи с предстоящим открытием второго фронта в Европе.

Большой интерес представляет Заявление Орлеманьского на пресс-конференции в Америке. Поскольку Орлеманьский пользовался на пресс-конференции документом, подписанным маршалом Сталиным, мы получили большое уточнение взглядов Сталина на возможные взаимоотношения СССР и папы Пия XII по вопросам религии.

Орлеманьский сказал: «Я не коммунист, и об этом открыто заявил в Москве в моем публичном обращении к польской армии. Я американец… Я уверен, что американская публика поймет мою позицию и оценит ее. У меня есть замечательные известия насчет Польши, но о них будет известно позже».

Потом Орлеманьский огласил свои вопросы, предложенные в Москве Сталину, и ответы Сталина за подписью последнего. Текст этого приложения следующий:

1. Считаете ли Вы допустимым для Советского правительства проводить политику преследования и насилия в отношении католической церкви.

ОТВЕТ МАРШАЛА СТАЛИНА: Как сторонник свободы совести и свободы вероисповедания, я считаю такую политику недопустимой и исключенной.

2. Считаете ли Вы возможным сотрудничество со святым отцом папой Пием XII в деле борьбы против насилия и преследования католической церкви?

ОТВЕТ МАРШАЛА СТАЛИНА: Я считаю это возможным.

Достопочтенный Станислав Орлеманьский пожелал, чтобы вышеуказанные вопросы и ответы не публиковались в настоящее время, а были представлены ему лично. Маршал Сталин не возражал против этого предложения, но в то же время заявил, что он не возражает против опубликования этих вопросов и ответов, если достопочтенный Станислав Орлеманьский сочтет это необходимым. Подпись: Маршал Сталин.

… 21 мая. На сегодня союзники заняли в Италии 123 кв. километра территории и захватили 7000 пленных, преодолели в основном линию Густава и вошли в соприкосновение с линией Адольфа Гитлера. О темпах операции можно судить по тому предположению, что за это же время и при тех же средствах Красная Армия дошла бы уже до Рима.

… На нашем фронте начинает активничать немецкая авиация. Из области международной следует отметить дипломатическую активность союзников по заключению соглашений с правительствами Чехословакии, Бельгии, Дании, Норвегии о порядках на территории, если туда вступят союзные войска. Все это говорит о недалеком часе открытия 2-го фронта в Европе.

Из внутренней жизни достойно упоминания решение Священного Синода Русской Православной церкви от 15 мая о принятии к исполнению завещательного распоряжения Святейшего Патриарха Сергия о вступлении в должность Патриаршего Местоблюстителя Преосвященного Митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия. Этот 67-летний умный старец, вместе с усопшим патриархом Сергием, твердо взял курс на поддержку Советской власти и советской государственности.

В своем письме к Сталину от 19 мая Алексий написал:

«… В предстоящей мне деятельности я буду неизменно и неуклонно руководствоваться теми принципами, которыми отмечена была церковная деятельность почившего Патриарха: следование канонам и установлениям церковным – с одной стороны, и неизменная верность Родине и возглавляемому Вами Правительству нашему, – с другой. Действуя в полном единении с Советом по делам Русской Православной Церкви, я вместе с учрежденным покойным патриархом Священным Синодом – буду гарантирован от ошибок и неверных шагов».

Нечего сомневаться в том, что эта декларация Сергия будет иметь очень важные практические последствия. Можно даже предугадать некоторые очень полезные шаги Русской Православной церкви: она сможет в выгодном для Родины виде примирить русскую эмиграцию с Советским государством, подготовит психологические предпосылки к воссоединению некоторых христианских территорий под эгидой СССР (например, армянские земли), наложит отпечаток на информацию об СССР среди миллионов заграничных христиан, доселе представлявших нашу Родину в очень искаженном освещении. Возможно также усиление Советского влияния на африканские христианские общины посредством надлежащей церковной работы и церковного сближения. Во всяком случае, я усматриваю большую дальновидность как главы нашего Правительства, так и главы Русской Православной Церкви, объединивших свои усилия для решения важнейших исторических задач нашего времени. Но, надо отметить, очень многие из атеистов до сей поры не понимают сущности совершившегося и ворчат. Им следует не ворчать, а вдуматься…

22 мая. Главный штаб союзных войск в Италии 20 мая официально объявил о прорыве укрепленной линии Гитлера. Это хорошо не только в частном, но и в общественном отношении: имея успехи в Италии, союзники смелее пойдут на открытие второго фронта. Английская газета «Дейли Экспресс» уже написала, что «в ближайшие недели будет начато наступление на гитлеровскую Европу с востока и запада». Кажется мне, что подобная информация в «Дейли Эксмпресс» могла появиться только потому, что где-то в море уже плывут или готовы отплыть к берегам гитлеровской Европы союзнические военные корабли. Поживем, увидим.

… Интересное событие: во вчерашних газетах опубликовано соболезнование СНК СССР, выраженное Священному Синоду по поводу смерти святейшего Патриарха Московского и всея Руси Сергия.

… В детстве я в какой-то книге читал:

«И гордецы в годину лютую

Склонили голову перед тем,

Терпят кого с великою мукою,

Как терпят собственную тень».

И склонен я согласиться с утверждением, что «немцы остались немцами, а русские русскими, независимо от политических, религиозных и этических идеалов». В этом цемент национальности…

… Наши армии в Румынии фактически переведены на самозаготовку. Долго ли это выдержит Румыния с ее мамалыжными ресурсами?

… Принесли мне «Суворовский натиск» от 20 мая 1944 года. В номере напечатана статья гвардии майора И. Ломп. В статье майор пытался рассказать о боях нашего полка в Думбрэвице. Беда майора в том, что он этих боев не видел, а слышал о них весьма не точно, в результате чего статья получилась глупая. Во-первых, майор Ломп спутал название населенного пункта «Думбрэвица» с рощей и написал: «Офицер Котов быстрым броском вывел отряд к роще и здесь снова организовал круговую оборону». Чепуха. Не в роще шел бой, а внутри деревни Думбрэвица, в районе крупного каменного боярского дома.

Ломп озаглавил свою статью «Бой с противником, просочившимся в боевые порядки». И здесь все не на своем месте. Шел как раз другого характера бой, бой нашего полка в полном окружении. Вполне естественно, что я написал резкий протест против статьи Ломп и приложил свое описание боя в Думбрэвице, попросил редакцию «Суворовского натиска» опубликовать это описание, чтобы устранить таким образом вопиющее искажение фактов майором Ломп. Свой материал срочно направил газете.

24 мая был у меня один майор из армейского штаба.

«Как вы не боитесь работать в шалаше? – спросил он, сидя по горло в траве, насыпанной в щель».

«Надоело три года бояться, – сказал я. – Кроме того, у нас есть щели на случай немецкого артобстрела или авиабомбежки. Непрерывным же сидением в земле у нас занимаются приезжие товарищи из далекого тыла».

Майор густо покраснел, вылез из щели и устроился рядом с ней прямо на траве. Потом, увидев на моей груди нашивку о ранении и орден, спросил: «Давно вы в Армии?»

«С первого дня войны», – ответил я.

Майор пожал плечами:

– Почему же вы, занимая должность подполковника, носите погоны старшего лейтенанта?

– Вам, тыловикам, впору о себе позаботиться, а для заботы о нас не остается времени, – резко ответил я.

Майор опять покраснел. На фронте он никогда не был, но успел пробежать путь от младшего лейтенанта до майора в течение двух лет. Подобное явление – не редкость.

Продолжение следует

Отзывы к главе №10

Отзывов пока нет. Вы могли бы быть первым, кто выскажет своё мнение об этой книге!

Добавить отзыв

Ваш адрес электронной почты (не публикуется)
Текст отзыва
После отправки отзыва на указанный адрес электронной почты придёт письмо с ссылкой, перейдя по которой, Вы опубликуете Ваш отзыв на это произведение.

Заплатить автору

Использовать robokassa.ru для перевода денежных средств. Здесь вы найдёте множество способов оплаты, в том числе и через мобильный телефон.

Сумма руб.


Переводы Яндекс.Денег


Вы также можете помочь автору, рассказав своим друзьям и знакомым о его книге!

Также Вы можете помочь нашему свободному издательству, рассказав о нас писателям, и Вы можете помочь знакомым писателям, рассказав им о нас!

Заренее спасибо!

 

 

Сохранить произведение на диск

Скачать эту главу в виде текстового файла Cкачать эту главу в виде текстового файла (txt в кодировке Windows-1251) *

Скачать эту книгу в виде текстового файла на диск компьютера Cкачать эту книгу бесплатно в виде текстового файла (txt в кодировке Windows-1251) *

Скачать эту книгу в виде файла fb2 на диск компьютера Cкачать эту книгу бесплатно в виде fb2 файла (формат подходит для большинства "читалок" электронных книг) *

Лицензия Creative Commons Произведение «МОИ ЗАПИСКИ. ДНЕВНИКОВЫЕ ЗАПИСИ. Том 2 (5января 1944 г. - 15 мая 1945 г.)» созданное автором по имени Евгений Белых, публикуется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs (Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений) 3.0 Непортированная.

Основано на произведении с http://tiksim.ru/belyhen/book1371217208 .

Текст публикуется в том виде, в котором его предоставил автор. Точка зрения Издательства может не совпадать с точкой зрения автора!

Свидетельство о публикации №2670

© Copyrignt: Евгений Белых (belyhen), 2020

Поделиться ссылкой на это произведение

Если у Вас есть блог или сайт, Вы можете разместить на нём этот баннер, чтобы привлечь больше читателей, которые как и Вы могут заплатить за публикацию книги. И книга будет опубликована быстрее!

Идёт сбор средств на публикацию книги 'МОИ ЗАПИСКИ. ДНЕВНИКОВЫЕ ЗАПИСИ. Том 2 (5января 1944 г. - 15 мая 1945 г.)' от автора Евгений Белых в общий доступ. Вы можете помочь, переведя автору деньги!

HTML код для сайта или блога

BB код для вставки в форум

* - Вы можете скачать книгу бесплатно, за исключением тех глав, которые находятся на стадии сбора средств. Они будут убраны из текста книги.

Яндекс.Метрика