Посетитель, а Вы уже были на форуме?

Глава №38

Из книги Проза автора Н. Белых. ПЕРЕКРЕСТОК ДОРОГ. Книга 3. Роман. Автор: Евгений Белых (belyhen)


САМОЕ ОБЫКНОВЕННОЕ

Вдруг земля дрогнула от невыносимого грохота, горячая воздушная волна сбросила подпоручика Звездина в траншею вместе с его аппаратом.

– В укрытие! – закричал знакомый голос. Сильные руки толкнули Звездина по кривому ходу сообщения к многоскатному блиндажу. – Да ничего, самое обыкновенное! – пояснил Василий: – немцы начали артподготовку, будут наступать…

– А мне теперь что?

– Крутить ручку своего аппарата. По должности положено…

– Но я поступил по долгу, – возразил Звездин, нагибаясь и переступая порог блиндажа. – Я уже израсходовал всю пленку на забастовку солдат…

– Молчите! – шепнул Василий, увидев в блиндаже прапорщика Сазонова и «вольнопера» Полозова. – При этих нельзя…

– Мой отец всегда внушал мне мысль руководствоваться в поступках сознанием долга и необходимости, – прижимаясь локтем к Василию, тихо сказал Звездин на ухо, когда они прошли в дальний угол блиндажа, присели у стенки. – И мне бы хотелось…

Треск разорвавшегося вблизи снаряда заглушил все. Накаты разъехались, на головы хлынул целый водопад земли, пахнуло через расселину едким дымом.

Сидевшие ближе к двери, люди бросились из блиндажа. И едва они выскочили, выход завалило бревнами и землей.

– Это что, гибель? – тяжело дыша, спросил Звездин, с которого Василий энергично сгребал землю и щепки.

– Нет, нас просто завалило. Конечно, скоро люди отроют. Но нам некогда ждать. Попробуем вылезть через пролом в потолке… Вы об отце сказали. Кто ваш отец? – работая в полумраке, спросил Василий. – Вот и ваш аппарат нащупал, держите…

Еще один снаряд взорвался совсем близко. От газов стало трудно дышать, но расселина в потолке разошлась, через нее было видно небо в дыму, белела заснеженная лысина кургана.

– За мной! – скомандовал Василий, нырнул головой через расселину и, подтянувшись на руках, выбросился из ловушки. – Давайте аппарат, давайте руку!

– Ну вот, из могилы вылезли, – пошутил Василий, когда отбежали по траншее от кургана и разрушенного тяжелыми снарядами блиндажа. – На кургане наблюдательный пункт, вот и немцы стараются… А как у вас, ничего?

– Ничего, – стуча зубами, ответил Звездин. – Дорого приходится платить за экран. Но мне отец всегда говорил, что правда дороже жизни. Ведь мой отец знаете кто?

Василий с изумлением посмотрел на Звездина, назвавшего имя и фамилию одного из крупнейших русских естествоиспытателей и физиков.

– Не удивляйтесь. Это правда. Звездин – это мой псевдоним… и об этом прошу никому не говорить, пока не появятся на экранах задуманные мною фильмы… Я, признаться, щепетилен к неудачам и не хочу, пока не обозначится успех, работать в кинематографии под фамилией отца. Он ученый, а я лишь стою у истоков будущего кино, которое пока большинство не признает за искусство и считает лишь «средством технической репродукции»…

… Едва прекратился артиллерийский огонь, солдаты и офицеры хлынули из укрытий в траншею, встали у бойниц, приготовились к бою.

На виду у всех потоки австрийских и немецких солдат, вырываясь через пробитые русской артиллерией бреши в рядах колючей проволоки, разливались вширь и голубыми и серо-зелеными волнами катились к русским окопам.

«Они не стали пока другими, – со злостью подумал Василий о немцах. – Наверное, командование держит этих молодчиков во второй линии, теперь бросило на нас. И они идут, бегут, как сорвавшиеся с цепи собаки. Они не захотели понять, что мы были против сегодняшней бойни и сорвали приказ командования о наступлении, им хочется вспороть штыками наши животы. Не бывать этому!»

Сзади послышался хриплый лающий крик:

– Немцы иду-у-ут, немцы-и-и! Огонь, сукины сыны, огонь!

Никто из солдат не шелохнулся, не выполнил приказа генерала Вальтера, пересидевшего всю артподготовку в окопной нише, откуда он выгнал под осколки какого-то солдата, и того убило: лежал на дне окопа с раскроенным черепом.

Солдаты, казалось, не слышали голоса генерала. Глаза и внимание их были прикованы к надвигающимся немецким цепям. Они уже были близко и вот-вот должны захлестнуть русскую оборону.

«Полк сдается в плен немцам! – страшная мысль пронзила генерала. И он бросился бежать. – Хоть бы скорее вырваться отсюда, пока свои же солдаты не подняли на штыки… Скорее, скорее… добежать бы до батарей. Потребую бить снарядами по изменникам…»

– Назад, подпоручик, назад! – закричал Вальтер на встретившегося с ним Звездина. Показал отчаянным жестом руки за спину: – Там полная измена, солдаты не стреляют в немцев…

В это время немцы по всей ширине цепей перешли от ускоренного шага к стремительному бегу и, вскинув ружья наперевес, сверкнули сотнями штыков, будто подбросил кто в воздух целый дождь зеркальных осколков, отразивших солнце.

– Ваше благородие! – не выдержал Байбак, стоявший рядом с Василием. – Германы совсем близко, австрияки напирают. Переколют они нас, ваше благородие. Морды у них, поглядите, пьяные, звериные. Даже сопли из носа пустили, утереться некогда… Давайте, ваше благородие приказ!

– И Василий почувствовал, что солдаты в своем переживании достигли того предела психического напряжения, за которым может начаться отчаяние и паника. Он поднял руку с ракетным пистолетом, нажал на спусковой крючок.

Увлекаемый генералом в тыл, Звездин то и дело оглядывался. Он не хотел верить, что полк сдается в плен и что прапорщик Василий сдается в плен немцам.

– Зеленая ракета! – воскликнул Звездин. – наша, в сторону немцев…

– Ничего не понимаю! – сказал генерал, задыхаясь от усталости и глядя на передовую, где на разных участках вспыхивали в небе бледные зеленые ракеты. – Ничего не понимаю. Зеленые ракеты в системе наших сигналов на сегодня не предусмотрены…

Через мгновение загрохотали ружейные залпы, застучали пулеметы, земля дрогнула от басистого грохота массовых гранатных взрывов.

– Да это же огневой удар! – закричал генерал. – И на такой близкой дистанции, что сразу все введено – винтовки, пулеметы, гранаты… Как же можно? По уставу не допускается… В штыки только можно, в штыки… Да и кто же смог бросить мятежный полк в бой, когда немцы так близко, плен, казалось, неизбежен…

– Урра-а, урра-а, урра-а-а-а!

– Они, наши, они! – генерал теребил Звездина, дышал ему в лицо, будто полоумный. – Они, наши перешли в штыки! Непостижимо! Кто же мог и почему зеленая ракета? Бежим туда, скорее!

Генерал не знал, что зеленая ракета стояла в сигналах забастовщиков. Она могла быть брошенной и в сторону карателей, с которыми сражался бы полк, будь они присланы генералом, и в сторону немцев, если они все же пойдут в атаку. Пошли немцы, полк сражался с ними…

Не слушая больше вопросов и замечаний Звездина, генерал бежал на шум боя. Ноздри его носа раздувались, как у горячего коня, глаза блестели. Он понимал, что исход боя может решить и его генеральскую карьеру. Он был готов бежать, пока лопнет сердце, чтобы оказаться в рядах сражающихся и потом приписать себе в донесении весь возможный успех в этом бою. «Пусть тогда посмеют мои завистники сказать, что я трус, что я не справился с мятежным полком! – в мыслях воевал солдат со своими личными врагами в генералитете. – Пусть посмеют сказать, что я убежал от солдат, если я окажусь среди них в бою, и на меня обратят внимание. Трус – мой адъютант. Его придется расстрелять для острастки другим и для моей выгоды!»

Разъяренные тупым упорством немцев, продолжавших рваться в русские окопы через огонь, русские солдаты ударили в штыки.

Василий понимал, что только решительной контратакой можно было теперь справиться с численно превосходящим противником и устранить реальную угрозу гибели полка.

Штыковой удар сломал ряды немцев. Они попятились, потом побежали.

Преследуя их, рванулись в вдогонку даже резервные солдаты. И вот тут унтер Приходько, наконец, снова обнаружил Петровского, потерянного из вида во время огневого боя с противником.

Спрятавшийся было в резервной траншее, Петровский был вынесен оттуда лавиной контратакующих солдат. Заметив унтера, он совершил неожиданный маневр: нырнул под ноги солдатам, ловко упал возле выходных ступенек в надежде, что унтер вгорячах проскочит с солдатами мимо. «А я тогда трахну себя прикладом по щиколотке, – смекнул Петровский. – Вот и опухоль, вот и причина, вот и придерись…»

Но унтер Приходько вовсе не хотел терять свои лычки, надеялся на повышение. Его бдительность поэтому достигла совершенства: коршуном налетел он на Петровского и, схватив за шиворот, потащил на бруствер.

– Вылезай, шельма, вылезай! – кричал и бил кулаком в спину упиравшегося Петровского. – Видишь, все пошли в атаку, а ты…

Укусив унтера за палец, Петровский вырвался и побежал к немецким позициям вслед за другими. В это время ударили артиллерийские батареи врага, прикрывая отступление своих войск. В дыму и грохоте разрывов Петровский совсем растерялся. Он хотел было вернуться в траншею, но увидел там ненавистного унтера с револьвером в руке и понял, что унтер сейчас застрелит его.

«Все равно помирать! – отчаяние захватило его клещами, в глазах потемнело. – Убегу в плен и на этом кончу воевать!»

Ухватившись со страха за шейку штыка, расставив по телячьи ноги и вытянув шею, маленький рыжий солдат потоптался на месте перед стеною взрывов и визжащих осколков. Потом, увидев сквозь поредевший дым немецкие позиции и бежавших к ним солдат, завыл бабьим голосом, пустился бежать с поразительной быстротой. Приклад его винтовки колотился и прыгал по мерзлым колчам и комьям вывороченной снарядами земли и глины.

Огонь противника возрастал и уплотнялся, разливаясь вправо и влево. В бой вступили соседние батальоны и полки.

– Стреляй, стреля-а-ай! – кричал Байбак, врываясь первым в окопы противника и на штыке выбрасывая за бруствер, как снопы вилами, двух вставших перед ним солдат. – Это самое обыкновенное, Россию не одолеешь, если мы встанем на защиту…

– Это вам не с генералами воевать, не с нашим бездарным правительством! – стреляя из револьвера на бегу по противнику, кричал прапорщик Шаталов. И по лицу его вдруг пробежала улыбка. В его мечте как бы родилась та народная армия, о которой говорил ему Василий в беседе на Литейном мосту в Петрограде. – Вперед, братцы, вперед! Мы приучим немцев искать с нами встречу на площадках братания, а не в штыковом бою…

На бруствере неприятельской траншеи упал прапорщик Ланге.

– Прощайте, я убит! – прохрипел он в лицо склонившемуся над ним Василию.

– Выживите, вы только ранены. Мы сейчас отправим вас в тыл, в госпиталь…

– Не-е-ет, я убит, – простонал Ланге. Кровь хлынула изо рта, по лицу начала разливаться бледность, и Василий снял с головы папаху.

– Кто давал сигнал зеленой ракетой? – перекрывая топот ног, слышался крик генерала Вальтера.

– Не можем знать, ваше превосходительство! – откликнулось сразу несколько солдатских голосов. – Весь полк пошел в контратаку, мы тоже…

«Все же смелый старик! – подумал Василий о генерале. – В передовую цепь прибежал искать сигналиста… Но встречаться мне с ним сейчас не нужно».

Оставив убитого Ланге, Василий схватил винтовку возле трупа солдата, побежал вперед.

На бруствере второй австрийской траншеи он увидел удивительную и рассмешившую его картину: на кожухе австрийского пулемета, вцепившись пальцами в щиток, верхом сидел Петровский. Из-под разреза его шинели торчало черное рыло пулемета, у ног валялась груда стреляных гильз.

Задрав голову, Петровский испуганно моргал глазами на трех огромных австрийцев, которые стояли перед ним с высоко поднятыми руками и сияющими лицами: они радовались, что попали в плен и остались живыми…

– Петровский, сопроводи пленных в штаб! – скомандовал Василий, и солдат молниеносно вскочил, взял винтовку наперевес и грозно крикнул на австрийцев:

– Шагай вперед меня, раз попались в плен. Дело самое обыкновенное!

Отзывы к главе №38

Отзывов пока нет. Вы могли бы быть первым, кто выскажет своё мнение об этой книге!

Добавить отзыв

Ваш адрес электронной почты (не публикуется)
Текст отзыва
После отправки отзыва на указанный адрес электронной почты придёт письмо с ссылкой, перейдя по которой, Вы опубликуете Ваш отзыв на это произведение.

Заплатить автору

Использовать robokassa.ru для перевода денежных средств. Здесь вы найдёте множество способов оплаты, в том числе и через мобильный телефон.

Сумма руб.


Переводы Яндекс.Денег


Вы также можете помочь автору, рассказав своим друзьям и знакомым о его книге!

Также Вы можете помочь нашему свободному издательству, рассказав о нас писателям, и Вы можете помочь знакомым писателям, рассказав им о нас!

Заренее спасибо!

 

 

Сохранить произведение на диск

Скачать эту главу в виде текстового файла Cкачать эту главу в виде текстового файла (txt в кодировке Windows-1251) *

Скачать эту книгу в виде текстового файла на диск компьютера Cкачать эту книгу бесплатно в виде текстового файла (txt в кодировке Windows-1251) *

Скачать эту книгу в виде файла fb2 на диск компьютера Cкачать эту книгу бесплатно в виде fb2 файла (формат подходит для большинства "читалок" электронных книг) *

Лицензия Creative Commons Произведение «Проза автора Н. Белых. ПЕРЕКРЕСТОК ДОРОГ. Книга 3. Роман» созданное автором по имени Евгений Белых, публикуется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs (Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений) 3.0 Непортированная.

Основано на произведении с http://tiksim.ru/belyhen/book1352705564 .

Текст публикуется в том виде, в котором его предоставил автор. Точка зрения Издательства может не совпадать с точкой зрения автора!

Свидетельство о публикации №2292

© Copyrignt: Евгений Белых (belyhen), 2020

Поделиться ссылкой на это произведение

Если у Вас есть блог или сайт, Вы можете разместить на нём этот баннер, чтобы привлечь больше читателей, которые как и Вы могут заплатить за публикацию книги. И книга будет опубликована быстрее!

Идёт сбор средств на публикацию книги 'Проза автора Н. Белых. ПЕРЕКРЕСТОК ДОРОГ. Книга 3. Роман' от автора Евгений Белых в общий доступ. Вы можете помочь, переведя автору деньги!

HTML код для сайта или блога

BB код для вставки в форум

* - Вы можете скачать книгу бесплатно, за исключением тех глав, которые находятся на стадии сбора средств. Они будут убраны из текста книги.

Яндекс.Метрика