Посетитель, а Вы уже были на форуме?

Глава №37

Из книги Проза автора Н. Белых. ПЕРЕКРЕСТОК ДОРОГ. Книга 3. Роман. Автор: Евгений Белых (belyhen)


С НАРОДОМ НЕ ПОВОЮЕШЬ

Звездин и Василий пробудились от грохота артиллерии и сейчас же помчались в окопы. Над головой свистяще хлюпали снаряды. Потом они рвались там, на вражеских позициях, вздымая к небу землю и огонь.

Никакой другой огонь не похож на этот, живущий одно мгновение, превосходящий скорость молнии и самый гулкий раскат грома. Даже очень смелые люди перед этим огнем ощущали в себе неодолимую тягу упасть на дно окопа и врасти в землю, чтобы не видеть ослепительной вспышки и не слышать визга и рева металла в воздухе. И если бы можно было, Василий со Звездиным тоже повалились бы на дно окопа, укрылись. Но им было нельзя, и они бежали и бежали.

Вцепившись в винтовки, солдаты молчаливо жались к стенкам окопов, ожидая своей очереди. Они по опыту знали, что им прикажут доделывать начатое артиллерией. Но каждый из них поклялся товарищу и соседу по окопу, что не пойдет в атаку и откажется наступать.

«А что потом? – робко тревожилось сердце и по коже пробегала дрожь. – Может быть, полевой суд и расстрел, тюрьма или каторга?»

Расстрел был страшен, а в тюрьму и на каторгу не хотелось, хотя и жизнь в траншее не лучше этого и опаснее. Не хотелось, потому что звание «солдат» звучало гордо, звание «каторжник» оскорбляло самую душу человека.

Первые ответные залпы вражеских батарей загремели, когда Звездин и Василий были уже у кургана в центре боевых порядков. Здесь была землянка при блиндированном наблюдательном пункте. Отсюда открывался широкий вид на вражеские позиции и на русские окопы и траншеи.

– Может быть, в блиндаже переждете? – предложил Василий.

– Нет. Помогите мне, – Звездин начал карабкаться наверх. Некрепкая стена траншеи обвалилась, кинооператор скользил обратно. Тогда Василий схватил его руками за талию, будто за ручку самовара, мгновенно выбросил на бруствер, протянул ему его аппарат с ручкой шарманки. Заметил при этом, что руки Звездина дрожали, в черных глазах метался страх и одновременно полыхало желание видеть и заснять кусок той жизни, которая называется боем.

Было в этом что-то похожее на неудержимый полет ночной бабочки к костру, в котором она сгорает, не успев даже пожалеть о своем поступке.

– Крутите, а я побегу! – крикнул Василий, исчезая в траншее.

Оставшись один, Звездин ползком продвинулся на обращенный к противнику скат кургана, всматриваясь в местность и оценивая пейзаж, панораму. На всем лежал пушистый иней, синеватый от рассветной дымки и мягкий, как лебяжий пух. Неглубокий снег был забрызган свежими черными комьями земли и желтовато-красными пятнами глины, выброшенными взрывами снарядов.

Там и сям, точно галки или грачи, чернели обдутые ветрами камни. А вдали, где темнели ряды колючей проволоки, плясали огненные смерчи взрывов. По окопам метались застигнутые огнем люди.

Нацелившись объективом, Звездин начал крутить ручку. И по мере того, как ложились на пленку кадры огня, разрушений, пляшущих смерчей взрывов, взлетающей к облакам проволоки, кувыркающиеся над окопами и блиндажами доски и куски человеческих тел, он все более забывал о своем личном страхе, о своей опасности. Он заботился лишь о том, чтобы заснять обязательно общее для всех боев, сохраняя индивидуальную особенность данного боя и одолевая каноны ложно-патриотической романтики и официального «метода», рекомендованного военно-кинематографическим отделом Скобелевского комитета.

Он не знал, что в этом преодолении было уже начало действительного искусства кино, хотя и ограниченного пока рамками фактического и отсутствием художественных обобщений. Но все это должно было придти вместе со свободой, за которую разными путями боролись и Василий и Звездин.

Василий тем временем успел еще раз проверить готовность солдат к действию, знание сигналов и других условностей руководства забастовкой. Рекомендовал в роте всем равняться по взводу Шаталова.

Огонь внезапно прекратился с обеих сторон. Люди глядели друг другу в насупленные лица, ожидая еще и другое, что бывает вслед за тишиной после артиллерийского грома.

– Мать честная! – воскликнул кто-то. – Дыму сколько напустили…

– Дым солдату не вреден, – отозвались голоса. – На этом бы кончили, вот и ладно…

– Глянь, братцы, глянь! – закричали солдаты с тревогой. – Ракета!

Красная ракета промчалась с шипением и треском над головами, ткнулась в снег на полпути до вражеских позиций.

Все знали, что это капитан Савлуков подал сигнал батальону «в атаку». Знал и подпоручик Звездин. Он нацелил аппарат на окопы, с трепетом ожидал, что вот-вот на бруствере появятся солдаты с примкнутыми штыками и лавиной хлынут к вражеским позициям, над которыми клубился пороховой дым, ставший из черного и синего багрово-лиловым от пронзивших его первых лучей взошедшего солнца.

Дым клубился по всей широкой дуге вражеских позиций, врезанных глубоким языком в русскую оборону. И перед самой серединой дуги находились позиции той роты, действия которой предстояло заснять на пленку.

«Зачем же должны наши солдаты лезть в лоб на вражеский кинжал? – подумал Звездин. Он перенес прицел объектива с русских окопов на вражеские позиции, заснял всю их «дугу» и вздохнул с горечью. – Даже невоенному ясно, что в лоб здесь бить не следует. Выгоднее ударить с флангов, по концам дуги…»

Прервав мысли Звездина, послышалась раздраженная команда:

– В ата-а-аку! Вылезай, вашу… в печенку!

Звездин снова повернул аппарат на русские позиции, взялся за ручку.

– Сам иди, сам воюй! – могуче дохнуло из окопов. И этот солдатский голос, точно ураган, взметнул Звездина с места. Не прячась от свистевших пуль, прыгая через окопы и ложементы, подбежал он к большому колену траншеи и нацелился объективом аппарата вдоль нее.

«Это важнее огневых кадров! – взволнованно билось сердце, стучало в висках. Звездин лихорадочно крутил ручку. – Это значительнее любой салонно-психологической драмы. Впервые запечатлевается на кинопленке эпизод войны войне. Знал бы Костиков, что делаю я, и что меня волнует! Мне кажется, он один из тех, кто смело борется с войной. Я понял его, и делаю то, что нужно его партии. Это справедливо, потому и делаю, хотя и не собираюсь разделить все идеалы, всю их программу. Впрочем, об этом сейчас говорить рано, покажет жизнь…»

Кадр за кадром ложились на ленту жизнь траншеи, жизнь забастовавших солдат. Унтер Приходько, усы которого ветер прижимал к щекам, стоял перед солдатами с наганом в руке, а солдаты, вскинув винтовки, грозно приказывали ему:

– Сам иди в атаку, морда! Сам иди, а с нас хватит!

– Варева нам прибавить нужно! – кричали солдаты.

– Сапоги износились, шинели разваливаются от пота и грязи!

– Паразиты грызут, тело исчесано, а мыла нету!

Вскоре понабежали в траншею офицеры, даже сам командир 7-й дивизии, генерал Вальтер, отдуваясь и тяжело дыша, пришел грозою к солдатам.

В суматохе никто не замечал лежавшего на бруствере Звездина с аппаратом. А он работал и работал. К приходу генерала Вальтера были почти израсходованы последние аршины пленки на первый в мире фильм о разложении армии, о неподчинении ее правительству, о выступлении солдат против войны.

– Давай еду, обувь, одежду! – кричали солдаты на генерала. Он вдруг завопил:

– В атаку, сукины сыны! Я сам пойду первым, не потерплю позора!

Солдаты за ноги стащили генерала с бруствера, куда он было начал карабкаться.

– На побывку отпусти! Я три года не видел жену…

– А им что, у них любовницы и проститутки, – кричали другие. – Генералы не голодают…

– Шинели давай, белье! – трубил какой-то солдат генералу в самое ухо, потом рванул гнилое сукно подмышкой, сунул генералу в нос: – Нюхай, в каком мы запахе гнием!

– Сукины сыны, изменники! – топчась по-гусиному среди солдат, кричал генерал. На этой сцене закончилась пленка, и Звездин с изумлением глядел широко раскрытыми глазами на генерала, которого солдаты могли в любой момент поднять на штыки, стоило лишь кому подать эту мысль. Но генерал храбрился. Он повернулся к своему перепуганному адъютанту и закричал: – Немедленно вызовите пулеметную команду. Бунтовщиков надо расстрелять в назидание другим!

Адъютант с легкостью серны исчез из опасного места под видом исполнения приказа генерала. Но вместо пулеметной команды, спотыкаясь и тяжело дыша, прибежал поручик Мешков. Квадратные пенсне соскочили с его широкого носа и болтались на шнурке, в серых глазах металось крайнее смятение.

– Ваше превосходительство! – захлебывающимся голосом доложил Мешков. – Пулеметчики захватили пулеметы, вышли из повиновения…

– Ваше превосходительство! – вслед за Мешковым подбежал капитан Савлуков. – Все роты батальона отказались идти в атаку…

Не успел генерал ответить что-либо, как по траншее четким шагом подошел граф Зотов. Не стесняясь офицеров и солдат, доложил громко, с какой-то подчеркнутой торжественностью:

– Ваше превосходительство! Ни один батальон полка не удалось привести в повиновение. По телефону сообщили, что забастовка перебрасывается в другие полки вверенной вам дивизии…

– Корпус подыму, армию! – кричал Вальтер, сам уже не веря в силу своей угрозы. – Изменники, немцу продались!

– Никому не продались! – воскликнул подбежавший прапорщик Шаталов. – Это народ говорит, с ним не повоюешь… Уходите, Ваше превосходительство! За возбужденных солдат я не могу поручиться, если вы…

Генерал взглянул на Шаталова сумасшедшими мутными глазами, выхватил из кобуры пистолет.

– Что ж, генерал, стреляйте! – бледнее, сказал Шаталов, распахнув борта шинели.

Генерал повернулся и медленно пошел, косясь на сверкавшие штыки солдат, на их огнем горевшие глаза.

– Вот это здорово! – прошептал Звездин. – Мне удалось схватить на пленку генерала, у которого стало пусто на душе, когда он увидел перед собою прапорщика и штыки мятежных солдат. Для генерала война кончилась, наверное. И правильно сказал ему прапорщик Шаталов, что с народом не повоюешь!

Отзывы к главе №37

Отзывов пока нет. Вы могли бы быть первым, кто выскажет своё мнение об этой книге!

Добавить отзыв

Ваш адрес электронной почты (не публикуется)
Текст отзыва
После отправки отзыва на указанный адрес электронной почты придёт письмо с ссылкой, перейдя по которой, Вы опубликуете Ваш отзыв на это произведение.

Заплатить автору

Использовать robokassa.ru для перевода денежных средств. Здесь вы найдёте множество способов оплаты, в том числе и через мобильный телефон.

Сумма руб.


Переводы Яндекс.Денег


Вы также можете помочь автору, рассказав своим друзьям и знакомым о его книге!

Также Вы можете помочь нашему свободному издательству, рассказав о нас писателям, и Вы можете помочь знакомым писателям, рассказав им о нас!

Заренее спасибо!

 

 

Сохранить произведение на диск

Скачать эту главу в виде текстового файла Cкачать эту главу в виде текстового файла (txt в кодировке Windows-1251) *

Скачать эту книгу в виде текстового файла на диск компьютера Cкачать эту книгу бесплатно в виде текстового файла (txt в кодировке Windows-1251) *

Скачать эту книгу в виде файла fb2 на диск компьютера Cкачать эту книгу бесплатно в виде fb2 файла (формат подходит для большинства "читалок" электронных книг) *

Лицензия Creative Commons Произведение «Проза автора Н. Белых. ПЕРЕКРЕСТОК ДОРОГ. Книга 3. Роман» созданное автором по имени Евгений Белых, публикуется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs (Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений) 3.0 Непортированная.

Основано на произведении с http://tiksim.ru/belyhen/book1352705564 .

Текст публикуется в том виде, в котором его предоставил автор. Точка зрения Издательства может не совпадать с точкой зрения автора!

Свидетельство о публикации №2292

© Copyrignt: Евгений Белых (belyhen), 2020

Поделиться ссылкой на это произведение

Если у Вас есть блог или сайт, Вы можете разместить на нём этот баннер, чтобы привлечь больше читателей, которые как и Вы могут заплатить за публикацию книги. И книга будет опубликована быстрее!

Идёт сбор средств на публикацию книги 'Проза автора Н. Белых. ПЕРЕКРЕСТОК ДОРОГ. Книга 3. Роман' от автора Евгений Белых в общий доступ. Вы можете помочь, переведя автору деньги!

HTML код для сайта или блога

BB код для вставки в форум

* - Вы можете скачать книгу бесплатно, за исключением тех глав, которые находятся на стадии сбора средств. Они будут убраны из текста книги.

Яндекс.Метрика