Посетитель, а Вы уже были на форуме?

Глава №19

Из книги Проза автора Н. Белых. ПЕРЕКРЕСТОК ДОРОГ. Книга 3. Роман. Автор: Евгений Белых (belyhen)


ЛИСТОВКА

В среду юнкер Ланге проснулся в половине пятого утра, сунул в сапог ногу, чтобы выйти по нужде, а там зашелестело бумагой и щекотнуло пальцы.

Разгладив смятый листок ладонями, прочитал заглавие «ПИСЬМО ФРОНТОВИКОВ». «Что за письмо? – протер глаза и далее: – Солдаты и юнкера! Вас кормят и обувают, чтобы вскоре послать на убой в окопы или на подавление народа.

А знаете вы, что такое фронт?

Сидим в окопах. Холод, грязь, паразиты кусают, кушать один раз в сутки дают, да и то чечевицу черную, что свинья есть не станет. На фронте – волнение: надоело воевать, да и не за что. Хватит! А иных офицеров, которые в наступление силом гонят, стреляем из винтовок. Мы знаем, что правительство всех нас не перевешает и не пересажает в тюрьму, а война всех покалечит и перебьет, если ее не кончим. Мы так предлагаем: мир и хлеб народу! Вы, солдаты и юнкера, подумайте над этим. Не ходите по пути кровавых генералов и адмиралов – Миллер-Закомельского и Чухнина, Трепова и Дубасова. Русская армия должна смыть позор, которым запятнали ее семеновцы, стрелявшие в рабочих в декабре 1905 года. Да здравствует мир, свобода, хлеб! ФРОНТОВИКИ».

Пораженный неожиданностью, Ланге подобрал волосатые ноги и спрятался вместе с листовкой под одеяло. В нем настолько все оказалось подавленным в эту минуту, что даже исчезло разбудившее его перед тем ощущение физиологической потребности. Лишь через минуту он дернул одеяло со своего соседа:

– Шаталов, проснись!

– Что, подъем? – Шаталов схватил с тумбочки брюки и, посчитав их спросонья гимнастеркой, потянул на голову. – Как же это я поспал? Загрызет Букреев…

– Да нет же, нет, – остановил его Ланге, не имея сил засмеяться над действительно комическим положением Шаталова. – До подъема полтора часа. В сапоге поищи…

– Ты пошутил?

– Какая тут шутка! Прочти! – со страхом и восхищением в голосе прошептал Ланге: – Это же бомба!

Через полчаса не было в училище юнкера, не прочитавшего листовку. Только портупей-юнкер Серебровский, всеми забытый в суматохе, продолжал спать, закинув за подушку бритую шишковатую голову и разбросав длинные руки с дряблыми мускулами и нездоровой желтоватой кожей.

– Позор, господа! – кричал один из юнкеров, красивый брюнет с раскаленными гневом миндалинами черных глаз. – Действительный позор!

– Конечно, позор, – подтвердил Шаталов. – Фронтовики льют кровь, а их морят голодом…

– Ошши-и-ибаетесь! – фальцетом взвизгнул брюнет. – Я говорю о позоре той сволочи, которая осмелилась нам, будущим офицерам императорской армии, подсунуть бунтарскую листовку. Вот, вот и вот! – кричал он, разрывая листовку на части и засовывая обрывки в карман, чтобы не сорить на пол.

– А кормить солдат гнилой чечевицей можно? – послышались голоса. – А воевать бессмысленно можно?

– Что-о-о? Бунт! Я не хочу впрягаться в ярмо рядом с мастеровыми и мужиками. Я донесу! – брюнет рванулся было к двери, но навстречу ему влетел в помещение один из юнкеров соседней полуроты. Из-под его распахнутой шинели белизной сверкало нижнее белье. Запыхавшись и весь покраснев, юнкер охрипшим от волнения голосом прошепелявил:

– Господа, а, господа, революционеры разбросали везде листовку против власти и войны…

Сазонов смекнул что-то, незаметно выскользнул из комнаты как раз в тот самый момент, когда сигналист протрубил подъем.

– Почему нарушаете форму? – закричал поручик Букреев, перехватив Сазонова у выходной двери.

Сазонов вытянулся в струнку и, протягивая Букрееву листовку, сказал срывающимся голосом:

– В казарме бунт, ваше благородие. Вот, листовка!

Так и закрутилась машина всполошенных властей.

Вскоре во дворе загудел автомобиль: приехал генерал-майор Асский, высокий, плотный, со скобелевской раздвоенной бородой. Необычайно быстро для его возраста и комплекции взбежал он по лестнице на второй этаж, в канцелярию училища. Он был так растревожен, что даже не принял рапорта дежурного, хотя всегда любил эту уставную процедуру. Он лишь приказал вызвать к нему таких-то и таких-то людей.

Волнение генерала передалось и его подчиненным. Когда писарь Зайцев вошел было с папкой бумаг к адъютанту, тот сердито замахал на него руками:

– Убирайтесь, не до подписей! У него секретное совещание…

Из-за двери генеральского кабинета слышался энергичный топот сапог, сдабриваемый печатными и непечатными генеральскими междометиями и непонятным бормотанием курсовых офицеров.

– Молчать! – кричал генерал. – Под суд вас, на фронт кормить вшей!

– Ох, и будет нам, всем будет! – округляя глаза и качая головой, прошептал адъютант. – Да уходите же, не до бумаг ваших их превосходительству!

Ловко разыграв испуг на лице и с трудом удерживаясь от радостных восклицаний, Зайцев пятился задом в коридор. Но за дверью чуть не сбил его с ног Серебровский, который опрометью мчался и бормотал:

– И не знаю даже, какая она есть, эта листовка, а влетит мне, чую, больше всех. «Проспал» – скажут. – А при чем же я, если вся империя проспала…

…Расследование о листовке генерал поручил вести Букрееву, сыну своего закадычного друга, перед которым был за что-то в неоплатном долгу.

Поручик взялся энергично и даже рьяно, но дело все запутывалось и запутывалось: люди давали самые противоречивые и даже фантастические показания.

Особенно разозлил поручика часовой внешней охраны, солдат Петровский. Маленький, рыжебородый, в больших сапогах, он, вытягивая руки по швам, и клятвенно уверял, что говорит истинную правду.

– Не извольте сумлеваться, ваше благородие, я же из Репецкой Плоты, рядом с вашим имением живу. Вы меня должны знать. В пятом годе я на портрет сенатора Похвиснева, что в часовенке Малых Бутырок был за икону выставлен, поплевал малость, а их супруга, Елизавета Алексеевна, обиделась. Ну, я еще сказал, что барин-генерал от запою помер, вот и за это в седьмом годе отстегали меня розгами, мужики зовут по всей округе после этого случая, меня зовут «Стеганным». Неужели вы запамятовали, ваше благородие?

– Замолчи, дурак! – крикнул Букреев. – К делу не относится, что тебя секли розгами. Что ты знаешь о листовке?

– Да что ж, только и то знаю, что мерещилось. Я же на посту стоял, ну и вроде как затмение. Голова у меня, ваше благородие, болела. А тут затрещало наверху, вроде как птица белая мелькнула, и перо из хвоста, шасть, упало. Может, оно, это самое, про что вы меня спрашиваете?

– Дурак! Ты в своем уме?

– Не могу знать, вашбродь. Я же с отцом справлял извоз, потом в курском ресторанте работал, грамоте плохо обучен…

– На фронт тебя, сволочь! – крикнул Букреев, потом вызвал врача и сказал: – Освидетельствуйте этого идиота, несет черт знает какую чушь…

…Через несколько дней, закрывшись в кабинете с поручиком Букреевым, генерал долго «анализировал» материал дознания, потом встал и сказал:

– Весь вопрос в том, как донести о случившемся Начальнику Управления военных Училищ, ведь ясно, что прокламация исходит от социалистических, вернее, большевистских элементов… Да-а-а, – генерал покачал бородатой головой и начал ходить по кабинету, дирижируя рукой и шепча ругательства.

Букреев знал странности Асского и его способность ходить по кабинету хоть несколько часов подряд, ругаясь и воюя с воображаемыми противниками, если не отвлечь его от этого занятия. Поэтому поручик встал перед генералом в той картинной позе, которая всегда нравилась шефу, громко произнес:

– Есть, ваше превосходительство, донести о случившемся начальнику Управления военных училищ…

Асский сразу как бы проснулся, молодцевато сел в кресло, скомкал и выбросил в корзину заготовленное было донесение, решительным взглядом посмотрел на Букреева:

– Вы понимаете, поручик, что может быть, если доложить правду? Позор, фронт, понижение в должности… Нет, этого мы не допустим. Да и их высочество никогда не докладывает императору правду… о своих промахах. Зачем же нам портить себе самим… у-умм, карьеру? Вы умный офицер и сын моего лучшего друга, поймете это, спрячете язык за зубами…

– Вы гениальны, ваше превосходительство! – поклонился Букреев. – Гениальны и отлично знаете жизнь с ее порядками…

– Да, да, да, поручик, мы не станем отсекать сами себе голову, хотя бы для этого пришлось отсечь сотни других голов. Мне верят там, вверху, и я достаточно облечен властью, чтобы замять скандал и… осветить его в выгодном для нас свете. Давайте-ка все «дело»!

Подумав немного и покосившись на застывшего в ожидании поручика, Асский размашистым почерком написал на титульном листе «дела» косую резолюцию:

«Моральное состояние юнкеров, офицеров и солдат вверенного мне училища столь высоко, что они, возмущенные случайно проникшей в одну из спален злоумышленной листовкой, единодушно поклялись доблестно закончить ускоренный курс обучения и с радостью пойти на передовые позиции за Веру, Царя и Отечества, не щадя своей крови и жизни.

Расследование считать законченным, дело прекращенным».

Подписав резолюцию, генерал многозначительно посмотрел на Букреева, как бы говоря: «Ну вот, мы связаны круговой порукой. Многое вам доверено, многое спросится, а болтнете лишнее, первым же ответите!»

– Теперь все, поручик, – сказал генерал, вставая и застегивая крючок своего тугого воротника. – На позицию они пойдут независимо от желания. Насчет морального состояния никому не придет наверху в голову проверить, раз мы пишем, что все хорошо и… благополучно. Но вам говорю, поручик: зажмите и зажмите все и вся в железные клещи. Давите всякое свободомыслие и… не церемоньтесь с совестью. Нам важнее всего удержаться на посту и поддержать мнение в верхах о нашей безупречности, иначе… позор, фронт, понижение в должности! А солдата Петровского, портупей-юнкера Серебровского и офицера караульного взвода Нестерова… Этих иметь в виду… При первой возможности, – генерал обречено взмахнул рукой. – На фронт, в траншею!

– Так точно, ваше превосходительство, на фронт! Они заслужили.

Отзывы к главе №19

Отзывов пока нет. Вы могли бы быть первым, кто выскажет своё мнение об этой книге!

Добавить отзыв

Ваш адрес электронной почты (не публикуется)
Текст отзыва
После отправки отзыва на указанный адрес электронной почты придёт письмо с ссылкой, перейдя по которой, Вы опубликуете Ваш отзыв на это произведение.

Заплатить автору

Использовать robokassa.ru для перевода денежных средств. Здесь вы найдёте множество способов оплаты, в том числе и через мобильный телефон.

Сумма руб.


Переводы Яндекс.Денег


Вы также можете помочь автору, рассказав своим друзьям и знакомым о его книге!

Также Вы можете помочь нашему свободному издательству, рассказав о нас писателям, и Вы можете помочь знакомым писателям, рассказав им о нас!

Заренее спасибо!

 

 

Сохранить произведение на диск

Скачать эту главу в виде текстового файла Cкачать эту главу в виде текстового файла (txt в кодировке Windows-1251) *

Скачать эту книгу в виде текстового файла на диск компьютера Cкачать эту книгу бесплатно в виде текстового файла (txt в кодировке Windows-1251) *

Скачать эту книгу в виде файла fb2 на диск компьютера Cкачать эту книгу бесплатно в виде fb2 файла (формат подходит для большинства "читалок" электронных книг) *

Лицензия Creative Commons Произведение «Проза автора Н. Белых. ПЕРЕКРЕСТОК ДОРОГ. Книга 3. Роман» созданное автором по имени Евгений Белых, публикуется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs (Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений) 3.0 Непортированная.

Основано на произведении с http://tiksim.ru/belyhen/book1352705564 .

Текст публикуется в том виде, в котором его предоставил автор. Точка зрения Издательства может не совпадать с точкой зрения автора!

Свидетельство о публикации №2292

© Copyrignt: Евгений Белых (belyhen), 2020

Поделиться ссылкой на это произведение

Если у Вас есть блог или сайт, Вы можете разместить на нём этот баннер, чтобы привлечь больше читателей, которые как и Вы могут заплатить за публикацию книги. И книга будет опубликована быстрее!

Идёт сбор средств на публикацию книги 'Проза автора Н. Белых. ПЕРЕКРЕСТОК ДОРОГ. Книга 3. Роман' от автора Евгений Белых в общий доступ. Вы можете помочь, переведя автору деньги!

HTML код для сайта или блога

BB код для вставки в форум

* - Вы можете скачать книгу бесплатно, за исключением тех глав, которые находятся на стадии сбора средств. Они будут убраны из текста книги.

Яндекс.Метрика