Посетитель, а Вы уже были на форуме?

Глава №1

Из книги Проза автора Н. Белых. КРОВЬ НА ЛАДОНИ. Повесть.. Автор: Евгений Белых (belyhen)


КРОВЬ НА ЛАДОНИ

ПОВЕСТЬ

(Документальная повесть об исследованных лично автором фактов неизвестных страниц войны во взаимодействии с участниками событий, их записками и воспоминаниями).

I

Политрук Василий Никанорович Пухлов, отгоняя усталость, встряхнул своей русоволосой головой и потер шершавой ладонью высокий лоб, потом снова придвинул к себе тетрадь в черной клетчатой обложке, достал из наплечной сумки карандаш и продолжил запись:

«Всю прошлую неделю старались мы завершить укрепления у Голынки. Работали почти без отдыха. И все же коллектив соседнего укрепленного района Друзгеники обогнал нас. Там уже, как я сам проверил, ставят противотанковые орудия. Впрочем, орудия эти, как и у нас, не в комплекте. Да и снаряды не подвезены. Не хотим мы быть в хвосте. Вызову шофера и поедем… Надо подшевелить людей…»

Положив тетрадь в наплечную сумку и набросив плащ на плечи, Пухлов выбежал из избы на улицу. Узкоплечий, низкорослый, он сначала почти бегом пустился к стоянке автомобиля, но вскоре резко замедлил шаги: ноги глубоко утопали в зыбкий песок.

Сумерки еще не успели сгуститься. Облачко на западе отливало багрянцем, небо казалось пепельно-розовым с синими разводьями. «Наверное, к ветру, – вспомнил Пухлов народную примету и озабоченно скользнул взором по соломенным и очеретовым крышам хат, особенно покосился влево. Там, километрах в десяти от Голынки, чернели Августовские леса, вздохнул: – Плохо будет, если ветер перед дождем понесет тучи песку. Но все равно работать будем всю ночь… Сам не отступлюсь от этого…»

Своего ставропольского земляка Сидора Лиходедова политрук застал глубоко похрапывающим у баранке руля. Через боковое стекло проникал отраженный облачком свет в кабину. Правая щека Сидора розовела, и на ней отчетливо проступали острые щетинки бороды.

– Жаль будить парня, – вздохнул Пухлов. – Ведь не спал он трое суток, даже побриться не успел. Впрочем, и на него подействовали кем-то распространяемые слухи, что вот-вот вспыхнет война… И все же, землячок, не позволю я тебе обрастать бородой! – сердито выкрикнул политрук. – Ты, землячок, не сектант, чтобы в печали обрастать бородой. Если к утру не побреешься, дам такую взбучку, что спина зачешется. Да и твоим родным напишу в Ставрополь-краевой. Помню ведь я твой домик, Сидор Иванович, что на улице Громова, неподалеку от больницы…

Шофер вдруг так сильно всхрапнул, что и сам проснулся от этого могучего звука, хотя политрук еще и не успел протянутой рукой встряхнуть его за плечо.

Механически поправив пилотку и вцепившись в баранку, Лиходедов доложил:

– Машина готова к действию, товарищ политрук!

– Мчимся к ребятам на укрепления! – распорядился Пухлов, звучно хлопнул дверцей.

Сидор развернул машину к левой стороне камуфляжных возвышенностей, раскрашенных химиками и малярами под стога сена, сараи, дровяные штабеля. Между ними и черной лентой вспаханной пограничной полосы машина пронырнула в коридор из колючей проволоки и подкатила с запада к горбатым дотам и дзотам, смотревшими своими амбразурами с белорусской земли на «ЛИНИЮ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ИНТЕРЕСОВ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА».

На земляных круглых шапках укреплений росли маскировочные травы и кустарники. «Вообще-то, напрасно так наши сделали, – возмутился Пухлов, шагая к одному из наиболее обширных дотов. – Ведь у немцев есть топографические карты, до каждой точки расстояния им известны. Глянут на бугры с подсыхающей растительностью и… Ого-о-онь! Файер! – по-немецки. Они дадут огонь, а мы? Нам пока нечем ответить… Даже запрещено стрелять. Странно! А может это просто мне непонятно?»

В доте, куда вошел Пухлов, продувало ветром. Пристроившись у фонаря на полу, солдаты звенели ложками о котелки. Запах картофельного супа с мясной тушенкой напомнил Пухлову, что он голоден. Присев рядом с солдатами, он сказал:

– Приятного аппетита, товарищи!

– Спасибо! Просим ужинать с нами, товарищ политрук! – солдаты, громыхнув котелками, протянули к нему ложки и куски хлеба.

Глотнув слюну, Пухлов от еды отказался:

– Спасибо, товарищи! Заказал я квартирной хозяйке сварить картофель в мундирах. Возвращусь отсюда, вот и поужинаю.

Солдаты снова зазвенели ложками. И ни слова. А ведь, входя в дот, политрук слышал недовольное солдатское ворчание: «Начальство радо, что есть у нас доты, дзоты, требует еще и новые строить, но ведь у нас орудиев нету, снарядов нету. Привезли легкие пулеметы, да и к тем всего три диска патронов. Чем стрелять будем, ежели что?»

«Верно, стрелять по настоящему не чем, – мысленно соглашаясь с солдатами, Пухлов закусил губу, чтобы не прорвался возмущенный голос, мысленно выругался: – Вот и разных хозяек давно бы надо выселить из приграничной местности. Ведь под окном хат звенит на ветру колючая проволока, в километре от нас слышны немецкие голоса. А говорить об этом нельзя: вчера один лейтенант сказал об этом положении, так его арестовали за панику…»

– Товарищ политрук! – необычно громко произнес один из солдат, прозванный в отряде «Любопытным». Пухлов даже вздрогнул от неожиданности, повернулся лицом к «Любопытному», а тот продолжал: – Скажите вы нам откровенно, товарищ политрук, будет война с германом или не будет? А то ведь, как прочитали мы на прошлой неделе опровержение ТАСС насчет английских слухов о скором нападении Германии на СССР и как узнали об аресте нашего лейтенанта за панику, ничему не верим. Да, не верим, а сами думаем: обманет нас герман… Что тогда будет, а?

– Да, что тогда будет? – переспросили и все остальные четверо солдат и так передвинулись, что своими телами загородили выход из дота. – Может быть, и нас арестуют за панику, как лейтенанта? Но нас не паника давит, в неведение истины. Еще и то пугает, что герману разбить зубы нечем, если он бросится на нас…

Пухлова охватило глубокое волнение.

– Товарищи, – приглушенно сказал он. – Сообщение ТАСС надо рассматривать лишь как дипломатическую информацию, а не как освещение и раскрытие действительного факта. Вы же сами ощущаете близкое дыхание войны. Но я не могу объяснить вам, почему до сей поры не прислали нам орудий и другого тяжелого вооружения. Но мы – советские воины – патриоты, должны встретить врага тем, что у нас уже есть – пулеметами, гранатами и нашей жгучей ненавистью. Осуществим глас Александра Невского, что кто нападет на нас мечом, от меча и погибнет. Мне отец рассказывал о гражданской войне. Служил он тогда рядовым в Дербентском полку под командованием Петра Михайловича Козлова, поставленного Пятигорским Советом на эту должность. А в прошлом Козлов был механиком минераловодской мастерской швейных машин компании «Зингер», служил и солдатом в царской армии. На полк, которым ему поручил Совет командовать, навалились большие беды – бесхлебие, мало патронов, оружие не у каждого бойца было. Вот и погнал их белогвардейский генерал Шкуро, погнал наших дербентцев из-под Георгиевска-города через прикаспийские степи. Голод, тиф, песчаные бури помогали генералу Шкуро. Сотни людей Дербентского полка погибали. В песках даже пришлось похоронить любимую жену Козлова. Но он все же не пал духом, вдохновил всех своих людей на подвиг. И привел полк в Астрахань. Главное, товарищи, не падать духом, не бросаться в панику. И нас этому учит история. Приведу вам еще и такой факт: корпус белого генерала Секретьева окружил дербентцев у донской станицы Вешенской. Орудия белых били прямой наводкой, пьяные казаки конной лавиной катились в атаку. Положение сложилось хуже нашего. Но Козлов не заскулил, не упал на колени перед врагами Советской власти. Он собрал в один кулак все двадцать тачанок с пулеметами, приказал батальонам не отставать от тачанок. Пробили своим этим ударом дыру окружения, вышли на свою дорогу. Понимаете, дорогие товарищи, для советских патриотов не бывает безвыходных положений, если не склонят голову перед любыми трудностями…

– А где теперь герой Козлов? – спросил «Любопытный». Пухлов покосился на него и на других. На всех лицах, озаренных светом фонаря. Отражался интерес и напряженность. «Ага, затронуло их воспоминание о героическом прошлом нашего народа», – подумал он с удовлетворением, а вслух сказал:

– Перед моим призывом в армию писал Козлов моему отцу, что работает он начальником одного курса Академии Генерального Штаба…

– Вот это здорово! – крикнули бойцы. – Из рядовых да в такие теперь генералы… Мы, небось, не доберемся до такого рангу…

– Добраться каждому из вас можно до любого ранга, – интригующе сказал Пухлов. – Но только у ваших товарищей-бойцов укрепленного района Друзгеники дорога к этому короче нашей…

– Почему же у них дорога короче? – недоверчивым тоном переспросил низкорослый солдат, выходец из Днепропетровска. За его маленький рост его прозвали Сашкой Маленьким. – Блат у них разве имеется там, вверху, или гениальная безошибочность какая и своевременность, как у того попугая, которого кошка потянула за хвост, а он кричал: «Ехать, так ехать!», а?

«Да-а, накопилось многое в сердцах людей! – подумал Пухлов. – И все это потому, что верхи ни советов снизу не слушают, ни сигналам не верят. А ведь ошибки верхов торчат, как шило из мешка. И злятся люди, что их стремление сделать все для Родины заглушается бумагами, репрессиями. Вот и дерзят люди, при случае – анекдоты сочиняют… Но ведь народ у нас золотой и стальной, ежели к нему правильно подойти, ласково…»

– Не-е-ет, товарищи, не в блате дело, – улыбнулся Пухлов, нагнувшись поближе к солдатам. – В Друзгеники солдаты уже завершили работы по созданию укрепленного района, а мы поотстали…

– И мы все равно закончим! – сердито сказал Сашка Маленький. Он торопливо доел суп, затянул шнурок торбочки и, прихватив веревочкой котелок к лямке, шагнул из дота, крикнув: – За мной, ребята!

Пухлов хотел было сделать замечание о нарушении Сашкой устава, но только махнул рукой и вышел из дота вслед за солдатами.

С «укрепленного рубежа» Пухлов возвращался уже в первом часу ночи вместе с капитаном Солянниковым. Этот рослый черноволосый мужчина командовал ротой связи отдельного батальона Третьей Армии. С Пухловым у него не было дружбы. Но беседовали они при встречах весьма горячо и откровенно. А если на этот раз сдерживались и говорили эзоповским языком, то лишь потому, что впереди их сидел шофер Лиходедов. В лунном отсвете покачивалась его широкая спина, белела узкая кромочка подворотничка, выделялся рыжий затылок.

Вдруг Лиходедов, как бы невзначай, обронил фразу-вопрос:

– А кто заимствовал нашу современную фортификацию у немца Фулля прошлого века?

Пухлов и Солянников не ответили на подковыристый вопрос Лиходедова. А повторить вопрос он побоялся. Но он вел машину особенно плавно, не давал мотору взвыть, вслушивался в разговор начальников. Ему хотелось обязательно понять, о чем начальники думают, а не только загадочно говорят эзоповским языком, жарко спорят?

– Э-э-э, Василий Никанорович! – воскликнул капитан сиповатым голосом. – В девятьсот пятом году, когда я родился, революция сжигала беспорядки трехвекового господства дома Романовых. Но теперь дело не в революции, а в огне, который должен сжечь накопившуюся плесень. Вернее, возрожденную новыми чиновниками старую плесень. У Маркса, помнится мне из прочитанного на курсах, сказано: «Традиции умирающих классов кошмаром тяготеют над умами живых». А разве в книге Лиона Фейхтвангера «Москва тридцать седьмого года» не об этом сказано с учетом современности? В Третьяковской галерее стоит, например, огромная статуя, не имеющая отношения к искусству. Но люди подобострастно гнут спину перед статуей и перед изрекающим тайны гениального откровения: «Делами занят, некогда вычистить Авгиевы конюшни». Понимаете, «некогда»? И у меня нет надежды, что это время найдется…

– Самим надо браться, – улучив момент, подчеркнул Пухлов. У него было в это время какое-то раздвоенное настроение: радостно, что фактически завершено строительство Голынского укрепрайона, и досадно от сознания, что Лиходедов прав своим намеком о сходстве Голынского укрепленного лагеря с укрепленным Дрисским лагерем времен Наполеона. Ведь сильно похоже, что Голынское укрепление построено по схеме Фулля: в случае продвижения немцев обходными путями за Неман, полезнее думать не об обороне Голынки, а об искусстве выбраться из этой ловушки. Но высказать эти чувства и мысли вслух Пухлов страшился: могут обвинить в паникерстве и арестовать. Но Пухлов все же, как бы продолжая свой ответ капитану Солянникову, сказал:

– И нам нечего жаловаться на других, если сами своим рукоплесканием и показным единодушием и одобрением каждого жеста этого человека воспитали в нем убежденность и уверенность в личной непогрешимости…

– А я не жалуюсь, а только осмысливаю положение, – прервав Пухлова, возразил капитан и придвинул свое лицо так близко к лицу Пухлова, что тот ощутил зрачки его черных возбужденных глаз. – Член Военного Совета Бухтияров недавно похвалил меня лично и всю роту связи за проявленное старание на «фортификации». Формально если подойти, мы такой похвалы заслужили. В частности, отлично установили подземную связь с Гродно. Но, товарищ политрук… чувству, что не придется нам этой связью пользоваться…

Заметив, как дрогнула спина шофера и, поняв, что он слышит и обдумывает разговор начальников, Солянников сразу перестроил фразу для маскировки первоначального смысла, толкнул Пухова слегка локтем в бок:

– Я это к тому сказал, что нашу роту предполагают заменить другой. Что тут поделаешь: все под небом ходим. Недаром ведь товарищ Бухтияров приучил себя и командующего Третьей армией генерала Кузнецова ездить в танке «КВ»…

Улыбаясь, Пухлов сознательно смягчил злую остроту капитана Солянникова:

– Да ведь члену Военного Совета трудно вмещаться в легковой машине: солидный, вроде бочки, да еще всегда в хромовом пальто на меху. Ведь у него какая-то болезнь, все стынет и стынет…

– Болеет он цыганским потом, – снова отпустил капитан злую шутку. – Но как только обстановка потребует развить скорость на шоссе, я уверен, что тогда Бухтияров вместит себя и в гоночной легковой машине…

«А зачем ему беглая скорость, если в песнях мы воюем на чужой территории? – мысленно сам себя спросил Сидор Лиходедов. – Впрочем, начальники, видимо, намекают на возможность нашего отступления… Думается мне, наша разведка работает неубедительно. Мне бы перебраться в разведку, хотя и жаль расстаться с баранкой. Впрочем, можно все это совместить…»

– Лиходедов, останови! – внезапно, прервав мысли-раздумья шофера, крикнул Пухлов. – Я выйду, а вы с капитаном поедете далее.

Оставшись в машине, Солянников распорядился:

– Гони, Лиходедов, на погранзаставу!

Проводив взглядом «ЭМКУ», Пухлов зашагал в хату с маленькими окнами и почерневшей очеретовой крышей. Не став будить хозяйку, спавшую в горнице, он набрал из корзины картофелин полный котелок, плеснул туда кружкой воды почти до самого верхнего края. Поставил котелок на таган в устье широкой печи, поджег дровишки…

Хозяйка хаты тем временем заливисто похрапывала, утомленная поездкой в Гродно. Она провожала свою дочку Кларочку в гости к двоюродной сестре, проживающей в Германии. Хозяйка, конечно, не знала, что ее Кларочка поехала в Германию по заданию советской разведки, а не просто в гости. Не знал о цели этой поездки и Сидор Лиходедов, хотя успели они с Кларой недавно признаться во взаимной своей любви.

В печке горели, весело трещали дрова-щепки, охваченные огнем. Пухлов задремал у печки. Но, учуяв запах подгоревшей картошки, проснулся. Он сейчас же взял на загнете тряпку, слил через нее последние капли воды из котелка в широкую лохань с круглыми дырочками в ушках.

– Люблю картошку в мундирах, – сам себе тихо сказал Пухлов и начал искать глазами солонку. – Куда же она делась? Стояла ведь в печурке под деревянной крышечкой. А-а-а, забыл, что сам перенес солонку на подоконник.

У окна Пухлов замер от неожиданности: над черным горизонтом длинной алой полоской разгоралось небо. И хотя еще было мутно, так как луну закрывали облака, а рассвет еле-еле брезжил, утро ощущалось во всем – и в голосах петухов, и в донесшемся громыхании ведра у колодца, и в ленивом тявкании проснувшихся собак и в каком-то особом состоянии мускулов, когда человеку хочется потянуться и сладко зевнуть. Но Пухлов не зевнул: услышав странный рыдающий звук в небе, он толкнул створки рамы, высунулся через окно наружу.

– Да это же летят чужие самолеты! – Пухлов бросил солонку. Белой пургой закрутилась и зашумела соляная россыпь.

Хватая лежавшую на столе пилотку и полевую сумку, политрук ремнями задел котелок на подставке. С шумом покатились из него картофелины. Инстинктивно ухватив одну из них, Пухлов уже на улице куснул ее, но тотчас же выплюнул в песок откушенный горячий кусочек картофелины в кожуре, закричал во все горло:

– Часовые, боевая тревога!

Не то отзываясь на крик Пухлова, не то самостоятельно затарахтели пулеметы, яростно закашляли стоявшие в купе деревьев две небольшие скорострельные пушки, хотя имелся сверху приказ не открывать огонь из-за боязни какой-либо провокации.

Пронзительный свист, оглушительные взрывы авиационных бомб сразу внесли ясность в обстановку: фашисты не искали предлога для нападения на СССР. Они начали его в удобный для себя и давно запланированный час.

Вслед за воздушной бомбардировкой обрушилась и артиллерийская.

Потеряв пилотку, в расстегнутой на распах шинели и с растрепанными ветром русыми волосами Пухлов прыгнул в траншею неподалеку от ДОТА в тот самый момент, когда немецкий артиллерийский вал прокатился в глубь укрепленного района Голынки, а густые немецкие цепи, сопровождая танки, двинулись в лобовую атаку.

Из ДОТА через амбразуры захлестали струи пулеметных очередей. Сашка Маленький вихрем промчался мимо Пухлова. Прыгнув через траншею, он пополз навстречу ближайшему немецкому танку. Удар бутылки с зажигательной смесью был метким. Огонь быстро разлился от башни и по всему корпусу машины, закрыл собою черный фашистский крест-паук.

Пухлов тоже ухватил из траншейного погребка две бутылки с зажигательной смесью, бросился навстречу фашистам. Он видел обгоняющих его солдат своей роты. У каждого в руках мерцало стекло бутылок. В интервалы между бегущими в контратаку советских воинов били пулеметы из ДОТА, отсекая фашистскую пехоту от танков.

– Товарищ политрук, ложись! – закричал кто-то, хватил его за плечо и повалил в лощинку. Совсем близко, плеснув горячей волной воздуха, разорвался снаряд. – Вот теперь можно снова вперед!

Пухлов узнал в своем спасителе того самого солдата, который несколько часов тому назад расспрашивал о сущности опровержения ТАСС и о том, будет война или не будет?

Далее побежали они вместе, потом отдалились друг от друга, так как на пути оказался камуфляжный холмик, а два немецких танка обходили его справа и слева.

Выбежав из-за холма, Пухлов увидел пылающий немецкий танк и убитого пулеметной очередью солдата, только что спасшего жизнь политрука.

Ярость мести за Родину и за солдата охватили все существо Пухлова.

– Так вот вам, гады! – закричал он, швыряя бутылку в набегающий танк. Из охваченной пламенем машины выскочили трое. Стреляя по ним из пистолета и видя, как они падают, политрук продолжал кричать:

– Так вот же вам, гады!

Советская контратака началась немедленно, как только немецкие танки повернули вспять. Среди защитных пилоток контратакующих мелькали и зеленые фуражки пограничников, белели халаты санитаров-медиков.

Бросив катушку с телефонным кабелем и ухватив винтовку с примкнутым штыком, обогнал Пухлова связист Кружлевкин из роты капитана Солянникова. Приземистый, с остреньким лицом в сплошных коноплинках. Он успел при этом взглянуть на политрука серыми озлившимися глазами и ураганно помчался на фашистов, выставив перед собою штык. Развевались при этом на ветру его рыжие волосы. Кружлевкин верил библейской сказке о силе Самсона по причине его длинных волос, почему и всячески ухитрялся избегать стрижки, невзирая на политрукские требования.

«Ну и молодчина! – мысленно восхищался Пухлов, не имея сил догнать Кружлевкина, но видя его ловкие штыковые удары, свалившие трех фрицев. – Надо просить капитана представить парня к ордену, а сам больше не буду ругать его за нестриженые волосы…»

К ночи фашисты, потеряв восемь танков и сотни две солдат, притихли, но непрерывно жгли ракеты. Досадовало Пухлова и Солянникова, что обещанное пополнение так и не пришло, а фашисты с утра начали обходной маневр, чтобы окружить Голынку и Друзгеники.

Отзывы к главе №1

Отзывов пока нет. Вы могли бы быть первым, кто выскажет своё мнение об этой книге!

Добавить отзыв

Ваш адрес электронной почты (не публикуется)
Текст отзыва
После отправки отзыва на указанный адрес электронной почты придёт письмо с ссылкой, перейдя по которой, Вы опубликуете Ваш отзыв на это произведение.

Заплатить автору

Использовать robokassa.ru для перевода денежных средств. Здесь вы найдёте множество способов оплаты, в том числе и через мобильный телефон.

Сумма руб.


Переводы Яндекс.Денег


Вы также можете помочь автору, рассказав своим друзьям и знакомым о его книге!

Также Вы можете помочь нашему свободному издательству, рассказав о нас писателям, и Вы можете помочь знакомым писателям, рассказав им о нас!

Заренее спасибо!

 

 

Сохранить произведение на диск

Скачать эту главу в виде текстового файла Cкачать эту главу в виде текстового файла (txt в кодировке Windows-1251) *

Скачать эту книгу в виде текстового файла на диск компьютера Cкачать эту книгу бесплатно в виде текстового файла (txt в кодировке Windows-1251) *

Скачать эту книгу в виде файла fb2 на диск компьютера Cкачать эту книгу бесплатно в виде fb2 файла (формат подходит для большинства "читалок" электронных книг) *

Лицензия Creative Commons Произведение «Проза автора Н. Белых. КРОВЬ НА ЛАДОНИ. Повесть.» созданное автором по имени Евгений Белых, публикуется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs (Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений) 3.0 Непортированная.

Основано на произведении с http://tiksim.ru/belyhen/book1351506641 .

Текст публикуется в том виде, в котором его предоставил автор. Точка зрения Издательства может не совпадать с точкой зрения автора!

Свидетельство о публикации №2234

© Copyrignt: Евгений Белых (belyhen), 2020

Поделиться ссылкой на это произведение

Если у Вас есть блог или сайт, Вы можете разместить на нём этот баннер, чтобы привлечь больше читателей, которые как и Вы могут заплатить за публикацию книги. И книга будет опубликована быстрее!

Идёт сбор средств на публикацию книги 'Проза автора Н. Белых. КРОВЬ НА ЛАДОНИ. Повесть.' от автора Евгений Белых в общий доступ. Вы можете помочь, переведя автору деньги!

HTML код для сайта или блога

BB код для вставки в форум

* - Вы можете скачать книгу бесплатно, за исключением тех глав, которые находятся на стадии сбора средств. Они будут убраны из текста книги.

Яндекс.Метрика