Посетитель, а Вы уже были на форуме?

Глава №19

Из книги «Адам Кодман, или Заговор близнецов». Автор: Андрей Орленко (aorlenko)


33. Предатели друзей и сотрапезников

Но руку протяни к глазам моим,

Открой мне их!» И я рукой не двинул,

И было доблестью быть подлым с ним.

AD.XXXIII.148

В возражение Льву Николаевичу Толстому, который утверждал, что любить человечество в целом легко, я мог бы заметить, что делать это при наличии жестокого насморка крайне затруднительно. При упомянутом недуге не хочется не то чтобы любить человечество, а по большому счету, даже жить… Что же говорить, если вы становитесь «другим человеком»? Мир просто обессмысливается. Совет Быковски на счет алкоголя оказался справедливым лишь отчасти. За два часа полета я выпил никак не меньше литра водки, но ощущение несправедливости мироустройства меня не покидало. Возможно, хмель и притупил его в некоторой степени, но не настолько, чтобы отрешиться от вежливого хамства финской стюардессы, которая подносила мне седьмой дринк с явным неудовольствием. А ведь это — ее работа…

…Я листал время, как книгу. Старую, любимую книгу, которую знаешь почти наизусть. Я останавливался на милых сердцу страницах, вчитывался в особо удачные пассажи, смаковал точные переходы, предвкушал близкие образы.

Годы, события, подвиги и интриги выстраивались по четкому ранжиру, переходили из одного в другой, конфликтовали с логикой, высмеивали линейность и прямоту.

Прошло почти столетие после того, как Мухаммед II в мае 1454 года взял Константинополь, прежде чем пала Византия. Но именно тот злополучный день называют концом Средневековья. Османы вынудили бежать в Европу десятки тысяч греков, которые несли с собой античную традицию и память великих. Византия пала окончательно в 1553 году. За 60 лет до этого Колумб «открыл» Америку. Через 40 лет испанцы учинили гонения на евреев, подарив Европе Каббалу и мистическое миропонимание. Многие называют причиной произошедшего гибель Великой Армады в 1588 году у берегов Ирландии, мол кто-то там из еврейских поставщиков чего-то недопоставил флоту. Возможно, но гонения были против всех евреев, а не только недобросовестных негоциантов… За 267 лет до этого умер Данте, а через 22 года Галилей открыл спутники Юпитера. В 1541 году была открыта Амазонка…

Тут самолет мягко качнуло, и я открыл глаза. Слева по борту проплывали огни Рейкьявика.

Анна перегнулась через поручень моего кресла и смотрела в иллюминатор. С высоты в десять километров за стеклом четко просматривалась ночь и бледные бусинки фонарей исландской столицы. От волос Анны пахло полынью и морским ветром. Этот запах был таким необычным, таким волнующим, что в какой-то момент, я пожалел, что познакомил Анну с Адамом, который сейчас спокойно спал в кресле у прохода.

Анна заметила, что я проснулся, и, словно извиняясь, улыбнулась, поправляя прическу.

— Я здесь родилась, — сказала она, показывая взглядом на иллюминатор.

— Как так? — я еще плохо соображал. То ли дрема не прошла, то ли запах волос Анны помешал моему красноречию.

— Обыкновенно. Как рождаются все дети. Разве ты не знал? — Анна говорила почти шепотом, причем, как мне показалось, не только из боязни разбудить Адама. — Я родилась в пригороде Рейкьявика. И прожила здесь до пяти лет. Когда мои родители погибли, Янсен забрал меня к себе в Осло. Потом мы переехали в Эдинбург. Когда мне было десять лет, он отправил меня в пансион в Филадельфию.

— Янсен? Почему он отправил тебя в пансион? — должно быть я выглядел очень глупо. Анна уставилась на меня, искренне не понимая, шучу я или говорю всерьез.

— Ты что? Ничего не знаешь? — Анна перестала чувственно шептать. — Янсен — мой дядя. Они с мамой были близнецами. Естественно, когда мои родители слетели в автомобиле в пропасть, он меня взял к себе на воспитание. Я не вижу ничего предосудительного в том, что он отдал меня в пансион. Он — бездетный холостяк, делающий научную карьеру, попросту не имел права оставлять меня у себя. Кроме того, он навещал меня чуть ли не каждый месяц, а потом оплатил мою учебу в университете. Что еще может сделать дядюшка для своей племянницы? Удочерить и погрузить в свой безумный холостяцкий быт? По-твоему, это было бы лучше?

— Нет, — механически ответил я, — не лучше. — Я был ошеломлен услышанным настолько, что потерял способность рассуждать. — Просто я до сих пор не знал, что Янсен — твой дядя. А Адам знает?

Мне показалось, Что Анна обиделась.

— Наверное, это не важно… Или важно. Во всяком случае, это ничего не меняет. — В ее голосе опять зазвучали чувственные интонации, но меня это не обрадовало. — Что бы я тебе сейчас не рассказала, это будут рассуждения о вероятности того, что стакан, упавший на пол, не разобьется. Или разобьется. Всякие рассуждения здесь бессмысленны. Если он разобьется, то подтвердит тем самым правило. Если останется цел — подтвердит исключение. Кого жрет Сатана в вашем мюзикле? Иуду, Гая Кассия и Брута. Вы даже не удосужились уточнить, которого из Брутов. Потому, что это не важно.

— Почему не важно? Важно. Он жрет Марка Брута. Братец его в то время оставался на улице1.

— В какое время? Когда кололи Цезаря ножичками или когда отвлекали телохранителей? Предательство не бывает снаружи. Оно всегда только внутри. Ведь не станешь же ты серьезно обсуждать личности убийц Хирама2? Главное, что убили его близкие люди. А кто конкретно — не важно. Важен сам факт предательства…

— Нет, Анна. Предательство всегда персонифицировано.

— Ты тупой, как и все мужчины! Я же говорю тебе, что ни один злодей не избежит кары. Вот что главное. Совершивший предательство знает об этом. И здесь не нужно никаких назиданий. Если бы Данте поместил в пасть Зверя не конкретных персонажей, а абстрактных предателей, в педагогическом смысле ничего бы не изменилось.

— Но он поместил конкретных…

— Потому, что он тоже мужчина. Иисуса предавали сотни раз. Но в пасти Сатаны — Иуда. Вспомни про Иерусалим, избивающий своих пророков, и что нет пророков, погибших вне Иерусалима. А что если поцелуй Иуды был искренним?

— И что с того?

— А то, что всякий карает себя сам. Здесь не нужна воля свыше. Воля свыше нужна для того, чтобы дать критерии. Об остальном позаботится традиция и молва.

— Ты рассуждаешь как Янсен.

— Потому, что я и есть Янсен. Анна Шоу-Янсен.

Когда нас высадили из самолета в Хельсинки, я готов был съесть Анну с потрохами. До киевского рейса оставалось еще минимум пять часов, и я, презрев утреннюю пору, потащил всех в бар. Адаму было все равно. Он ходил, как зомби, а нам с Анной свежая порция алкоголя была просто необходима.

Кроме того, необходимо было спрятаться от шокирующих цен в аэропорту Хельсинки и дурацкого биплана, нависающего над головами приезжих3.

Наш диалог напоминал занятие сексом в невесомости. Всякий аргумент встречал неизменно отдаляющегося от тебя партнера. От этого желание только росло. Мы стали шумными. Мы чуть не подрались. Мы привлекали внимание окружающих…

Адам, до этого не принимавший участие в разговоре, поднял голову и с твердостью, которой от него нельзя было ожидать, строго приказал Анне: «Хватит!»

Еще более странным показалось то, что Анна моментально замолчала, ожидая дальнейших распоряжений.

— Хватит, — повторил Адам уже более нейтральным тоном. — Расскажи ему. Может, поймет…

Мне было обидно. Что это значит: «Может, поймет»? Что я, совсем дурак?

— Он не поймет. — Грустно сказала Анна. — И не поверит.

— Расскажи, — уже совсем без эмоций скомандовал Адам и снова уронил голову на грудь.

— Ты не обижайся, Гарри. Но ты, правда, ничего не поймешь. — Анна, действительно не хотела меня обидеть.

Я молчал. А что еще мне оставалось?

— Видишь ли, Коган, — начала Анна после паузы, которая показалась мне несколько патетичной, — существует один апокрифический миф, малоизвестный современной науке. Заключается он в том, что все в этом мире конечно. Абсолютно все. Человечество, Земля, Вселенная. Нам просто согласиться с тезисом, что конечен каждый конкретный человек. Но с тем, что конечно человечество, согласиться трудно.

— Ну, это я еще способен понять. — Мой скепсис был очевидным и пафосным.

— Не злись, Гарри. Это, правда, очень сложно. Проблема не в твоих интеллектуальных способностях. Проблема в системе образов. Для того чтобы понять эту историю, необходимо представить себе, что такое бесконечность. Ты можешь представить себе бесконечность?

Я промолчал. Хотя математически представить бесконечность не сложно.

— Бесконечность имеет прямое отношение к мифу, — продолжала Анна, уже не обращая внимания на мою реакцию. — А миф заключается в следующем…

И Анна поведала мне историю, от которой мне до сих пор хочется вернуться в материнское лоно.

Если коротко, то история сводилась к следующему.

Примерно миллион лет от сегодняшнего дня, не известно откуда, на земле появились первые люди. Людьми назвать их можно было с большой натяжкой и исключительно по анатомическим признакам. То есть, уже не обезьяны. Здесь один из самых тонких моментов теории эволюции. Первые обезьяны появились примерно в тот же период. Но у обезьян есть одно существенное преимущество в смысле комментария современной науки. Обезьяны практически не изменились. Как жили миллион лет тому назад, так и живут по сей день. В их случае очень удобно наблюдать эволюционные изменения, поскольку таковых практически нет. Другое дело — люди. У них сперва отпали волосы на теле, потом деформировалась кисть руки, потом изменился череп. Изменения заметны и очевидны. Мотив этих мутаций до сих пор остается за гранью исследований.

Так вот. Жили себе люди, теряли волосатость, когтистость и клыкастость, хотя объективная действительность ничего путного взамен не предлагала. А потом, где-то в конце позднего палеолита, человек начал разговаривать, писать и строить жилища из камня. Хуже другое. Он начал выдумывать себе богов. То есть, соотносить себя с прошлым. И не просто с прошлым, а прошлым поколений и даже самого вида4.

Впрочем, все это хорошо известно из учебников средней школы. Миф состоит в другом.

Значительно позже, примерно через два миллиона лет после событий, о которых идет речь, возникла серьезная проблема выживания человечества...

К тому времени, уже были пережиты массовые эпидемии, несколько ледниковых периодов и, по крайней мере, шесть метеоритных атак, каждая из которых превосходила катастрофу, погубившую динозавров…

Людей было много. Больше чем насекомых. Но главная проблема заключалась не в перенаселении. Земля могла выдержать человечество, которое к тому времени успешно колонизировало треть Солнечной системы.

Шок постиг всех без исключения людей, когда ученые доказали, что коллапс Вселенной произойдет не через 30 миллиардов лет, а всего через миллион. С точки зрения конкретной человеческой жизни — это полная абстракция. Но тем и отличались они от обезьян позднего палеолита — их заботило далекое будущее.

Надо сказать, что в описываемое время люди утратили не только весь волосяной покров, третье веко и аппендикс. Они стали выглядеть совсем по-другому. Вытянутые легкие черепа, большие глаза без белков, незаметные уши, удлиненные пальцы, которые заканчивались не ногтями, а чем-то вроде присосок. Скорее всего, и первичные половые признаки рассосались за невостребованностью. В общем — «зеленые человечки», которых сегодня называют пришельцами из иных миров. Они придумали множество машин и инструментов, которые позволяли лениться с еще большей интенсивностью, чем сейчас.

Знание о «скорой» гибели Вселенной весьма озадачило самых умных и ответственных представителей породы. Это знание несло в себе огромный разлагающий момент, который лишал смысла всякую созидательную деятельность.

Люди изменились не только внешне. Их психосоциальная система стала жестче и обязательней. Примерно, как у муравьев или пчел. Поэтому самые умные и ответственные решили, что необходимо найти выход из безвыходного положения. Географически-пространственная колонизация перестала быть панацеей и решала вопросы исключительно тактические.

Все что создало человечество за свои два миллиона лет сознательного существования, обесценивалось на фоне грядущей катастрофы. Люди перестали размножаться, впали в уныние и хандру и растеряли большинство морально-этических ценностей. Паника сменилась апатией.

И тогда самые умные и ответственные решили, что обессмертить человечество можно только замкнув на себя линейное время. Тогда можно будет перебрасывать целые поколения людей в прошлое, бесконечно оттягивая тем самым печальный финал.

Идея была хороша. Теоретически выполнима, социально перспективна, психологически комфортна. Никаких далеких переездов, никакого привыкания к климату…

Хотя возникал ряд практических проблем. В частности, проблема пространственно-временного континуума. Но это уже был аспект более философский, чем прикладной, и с точки зрения практической науки, представлял опасность значительно меньшую, чем предсказанная смерть Вселенной.

Годы теоретических штудий и практических экспериментов принесли свои плоды. Люди научились перемещаться во времени почти так же успешно, как в пространстве.

И началась экспансия в прошлое. Причем затраты энергии на путешествия были обратно пропорциональны длине путешествия. Вернуться на миллион лет назад оказалось значительно проще и дешевле, чем, к примеру, на год или на десять. Слишком велики затраты на разгон...

Казалось бы, выход найден, и теперь можно вздохнуть с облегчением, но появились новые проблемы, которых никто не ожидал.

Во-первых, возник вопрос, куда девать аборигенов того времени, куда отправляются хрононавты? Во-вторых, улетевшие в прошлое, даже теоретически теряли возможность вернуться назад. А отказаться от настоящего, пусть даже обремененного знанием о гибели Вселенной в пользу далекого прошлого, где еще не известно, как все повернется, и придется начинать жизнь с азов, совсем не просто. Ведь до конца Вселенной еще целый миллион лет! А здесь еще только предстоят эпидемии, метеоритные атаки и ледниковые периоды…

Конечно, нашлись добровольцы из самых умных и ответственных. И было их немало. Но как узнать остальным, как устроятся они на новом месте? Что найдут те, кто последует за ними?

И уже после того, как несколько десятков тысяч пионеров были разосланы в самые отдаленные уголки прошлого, разразился невероятный скандал. Оказалось, что фундаментальные теоретики, которые с полной ответственностью предрекали скорый коллапс Вселенной, ошиблись в своих расчетах как минимум на порядок. Ясное дело, что не со злого умысла. Просто ошибка в расчетах. С кем не бывает?

И все зажили своей прежней жизнью, фактически забыв о тех, кому уже нет возврата из прошлого. Технари скорбно склонили головы — точка возврата пройдена. Философы развели руками и сказали, что пространственно-временной континуум5, по большому счету, больше пространственный, чем временной, а коль так, то хрононавтов следует приравнять к разведчикам глубокого космоса и почтить их как героев. Психологи согласились с ними и добавили от себя, что если человечество ошиблось, то оно пожнет плоды своей ошибки в прошлом, которое для улетевших теперь стало будущим.

В общем, всем стало безразлично, что там, в прошлом происходит. Так устроен человек.

— Континуум не может быть временным или пространственным. Потому как он есть множество точек, расположенных одновременно во времени и пространстве, — рассмеялся я невежеству Анны.

— Это ты так думаешь. А они думали по-другому. — Анна несколько растерялась, но совсем не обиделась.

— Ладно, пусть так. А миф-то в чем? — не унимался я. — Миф предполагает героя, антигероя и историю. История так-сяк еще просматривается. А герой?

— А герои те, кто улетел в прошлое. Разве не понятно?

— Конечно, не понятно. Ну, представь себе, что миф про аргонавтов заканчивается отплытием Арго из Афин6. Что бы мы о них знали? Нет, ты уж расскажи мне, пожалуйста, что сталось с теми несчастными, на которых поставили крест современники? Кроме того, континуум никак не нарушается, если время-пространство замкнуть на себя. Ничего запрещающего у Эйнштейна я не помню. Хронологическая линейность сохраняется, просто вектор времени направлен в другую сторону. Всякие нарушения континуума — выдумки фантастов. Иными словами, в прошлое вернуться невозможно. Теоретически возможно искривить будущее так, чтобы оно совпало или хотя бы пересеклось, с прошлым. Воды рек не побегут вспять, и мы не станем ходить задом наперед. Твои хрононавты не улетели назад. Каждая следующая секунда для них — будущее. Как и для нас. Просто пространственно они в тех же координатах, что и мы. Но и это — ерунда. Главное — история. — Я посмотрел на Адама, который продолжал игнорировать разговор. — Что они придумали, ваши зеленые человечки?

— Сказать? — неуверенно обратилась Анна к Адаму. — Ведь все равно не поверит.

Адам помолчал несколько секунд, будто взвешивая аргументы, а потом заговорил спокойно и уверенно, как на защите диссертации.

— Ты совершенно прав, Гарик. Континуум невозможно нарушить. Он слишком математичен. Первый закон термодинамики гласит, что не бывает следствия без причины. Но существует и Второй закон. И согласно его постулатам, две энтропии больше, чем их сумма. История заключается в том, что зеленые человечки придумали близнецов. И не только придумали, а вживили их в нашу повседневную жизнь столь умело, что нас они нисколько не удивляют. Идея оказалась настолько удачной, что остается только руками развести. Они вживляют свой генотип в оплодотворенную яйцеклетку, и получают на выходе то, что хотели. Пусть даже результат равняется 1:10000. Пойми, они не думают о нас. Они думают о себе.

— Клоны? — от услышанного мне сделалось дурно. Во мне не осталось и грамма скепсиса, с которым я выслушивал Анну. Вдруг я понял, на сколько все серьезно. Я попытался вспомнить всех близнецов, известных мне, и кожа моя покрылась миллионом пупырышков, а соски стали твердыми, как при оргазме.

Адам пожал плечами.

— Клоны… Пусть будут «клоны». Хотя, мне привычнее называть их «близнецами».

В довершение всего, Анна ни с того ни с сего, почти с гордостью заявила:

— А я тоже близнец. Мой брат погиб в автокатастрофе вместе с родителями.

Апрель умеет быть подлым. Особенно в Финляндии. Из-за неожиданного снегопада наш рейс отложили еще на два часа.

Если мир устроен справедливо, в нем должно быть место унынию. Если справедливости в мире нет, в нем обязательно будет место подвигу. Каким-то неописанным наукой чувством, я понимал, что мне предстоит подвиг. Пожалуй, самый великий в истории человечества.

И тут, пока я размышлял о своей геройской миссии, Анна заказывала очередную порцию кофе, а Адам ковырялся в зубах, серое финское небо, которое еще мгновение тому назад бросалось мокрым снегом, как по мановению, разверзлось и из-за туч засияло ярчайшее тропическое солнце. Я счел это добрым знаком.

— Не-а, — глубокомысленно изрек я, когда солнце снова спряталось за облаками. — Не срастается.

— Что не срастается? — спросил Адам, продолжая ковырять зубочисткой.

— Главное. Если замкнутое на себя время не отменяет линейности, то мероприятия, проводимые нашими далекими потомками, которые, как я понимаю, кроме человеческого облика потеряли и сыновние чувства к предкам, ничем не помогли. Их время все равно на миллион лет младше нашего.

— А это не важно. Они думают о своем потомстве. Смотри, как интересно все получается. Бог создает Адама. Адам с помощью Бога создает Еву. Идея близнецов получает первое воплощение. Пусть и с оговорками. Ева рождает первых натуральных близнецов — Каина и Авеля7. После убийства брата Каин получает каинову печать, основывает город и оставляет многочисленное потомство. Резонно спросить: кто мамаши? Опять-таки, не важно. Потому как никто не говорит о том, что не было других женщин, кроме Евы. Просто, создал их не Бог. Во всяком случае — непосредственно. Иными словами, создавая всякое зверье, Создатель учредил некий вид, способный давать потомство от человека. И Каин сумел этим воспользоваться. С тех пор Каин и все его потомство получили проклятье и защиту одновременно. Кроме генотипа близнецов, Каин привнес идею Адама. Того, который создан Богом, и который не оправдал ожиданий отца. В этом и был главный пункт плана зеленых человечков. Самое существенное их отличие от нас — они бояться не каждый за себя, а за вид в целом. И без всяких дефиниций. Бояться по-настоящему. Как мы боимся собственных болезней или болезней близких. Наш страх за судьбу человечества точечный, как укол булавкой в муравейник. Терминологический, философский, умозрительный. А у них — физиологический, буквальный, как инстинкт самосохранения.

— Прямо Солярис какой-то8, — съехидничал я, впрочем, без особого энтузиазма.

— Ну, в чем-то похоже. Хотя, и не очень. Так вот, получается, что человечество разделено на три разновеликие группы. Наибольшая — обычные люди, потомки тех метисов, что получились от Каина и обезьян. Вторая группа — близнецы или их потомки, которые генетически ближе к зеленым человечкам. Таких очень не много. И третьи — их наберется на земле не больше десятка — те из близнецов, кто потенциально несет в себе адамову идею, реально рефлексирующие на любую угрозу человечеству как виду. И эта благодать, или кара — сам решай, передается не половым путем, а пока неведомым нам путем личного контакта. Визуальным, вербальным, слюнно-капельным или каким-то еще. Я не знаю. Но связь прерваться не может. Иначе все потеряет смысл.

— А это хорошо или плохо? — я не ерничал. Для этого у меня уже не было сил.

— Ты хочешь спросить: надо ли с этим бороться? Бороться как с чуждыми элементами?

— Ну, примерно так, — я не знал что ответить.

— Помнишь, на первом или на втором курсе ты позавидовал студенту из Камеруна, который учился в медицинском, что он может ездить по миру, как ему заблагорассудится, а ты со своей анкетой, даже в Польшу не поедешь?

— Смутно, — я отлично помнил эпизод.

— Ты сказал тогда примерно так: «Этот черножопый только что вернулся из Венеции, а для меня мир заканчивается в Чопе». Помнишь?

— Проявление расовой нетерпимости…

— Мы вчера улетели из Нью-Йорка и сидим сейчас в Хельсинки. Это хорошо или плохо?

— Разные вещи. Не передергивай.

— Ладно. Пора. Объявили наш рейс. Будем надеяться, что в Киеве погода лучше.

Адам позвал Анну, которая пила кофе у стойки бара, и предложил мне рассчитаться за завтрак.

Лететь из Хельсинки в Киев всего два с небольшим часа. Тем не менее, мне удалось крепко уснуть. Так крепко, что я даже пропустил самолетный завтрак с обязательным аперитивом.

Приснились мне три сна, каждый из которых изобиловал символами и намеками.

Первый был о том, что среди торговых работников стало модным подбирать свои жировые складки на боках большими канцелярскими скрепками. Судя по всему, это было больно, зато убирало живот из зоны видимости...

Второй касался одного из моих журнальных авторов. Автор сулил большие барыши тому, кто придумает средство для ароматного пуканья. Я придумал. Просто надо проложить в область ануса пропитанную благовониями салфетку. И пукай на здоровье.

Третий сон был сложнее и сюжетнее. В нем сводный хор кубанских казаков и палаты лордов пел песню протеста по поводу дискриминации свиней в Израиле. Как известно, в свиньях — сало…

* * *

1. Брут Децим Юний Альбин (ок.84–43 до н.э.), один из военачальников Юлия Цезаря, участник заговора против него в 44 г.д.н.э., брат Марка Брута. Во время покушения на Цезаря отвлекал телохранителей.

2. Хирам из Тира, легендарный зодчий Храма Соломона в Иерусалиме, убитый, по преданию, собственными учениками, ключевая фигура во франкмасонской философии.

3. Если я не ошибаюсь, в транзитном зале международного аэропорта в Хельсинки к потолку приделана модель старинного моноплана в натуральную величину.

4. Среди некоторых ученых существует мнение о том, что Человек Разумный создал первую религию, когда изобрел неделю и, как следствие, календарь. До этого люди прибывали в животном состоянии.

5. Пространственно-временной континуум – непрерывная совокупность, например, совокупность точек одного отрезка. В научной фантастике этот термин используется чаще всего как непреодолимая преграда для перемещений во времени.

6. «Арго» – корабль, на котором аргонавты – греческие герои под предводительством Ясона, отправились в Колхиду на поиски Золотого Руна.

7. Близнецы Каин и Авель – тезис весьма спорный . В нормативных документах Ветхого Завета прямых ссылок на это не имеется. Впрочем, эту мысль довольно часто эксплуатировали катары в своих маргинальных текстах. И не только они. Для любого дуалистического учения история Каина и Авеля приобретает мистический характер, если братья были близнецами.

8. Имеется в виду фантастический роман польского писателя Станислава Лема «Солярис», в котором вся планета является единым живым существом. Кроме того, из сказанного Адамом настойчиво проступают идеи братьев Стругацких, изложенные в так называемом цикле о «Странниках» («Пикник на обочине», «Жук в муравейнике», «Волны гасят ветер» и др.), в котором человечество рано или поздно придет к пониманию своей космической миссии и неизбежно мутирует в духовном и биологическом смысле.

Отзывы к главе №19

Отзывов пока нет. Вы могли бы быть первым, кто выскажет своё мнение об этой книге!

Добавить отзыв

Ваш адрес электронной почты (не публикуется)
Текст отзыва
После отправки отзыва на указанный адрес электронной почты придёт письмо с ссылкой, перейдя по которой, Вы опубликуете Ваш отзыв на это произведение.

Заплатить автору

Использовать robokassa.ru для перевода денежных средств. Здесь вы найдёте множество способов оплаты, в том числе и через мобильный телефон.

Сумма руб.


Переводы Яндекс.Денег


Вы также можете помочь автору, рассказав своим друзьям и знакомым о его книге!

Также Вы можете помочь нашему свободному издательству, рассказав о нас писателям, и Вы можете помочь знакомым писателям, рассказав им о нас!

Заренее спасибо!

 

 

Сохранить произведение на диск

Скачать эту главу в виде текстового файла Cкачать эту главу в виде текстового файла (txt в кодировке Windows-1251) *

Скачать эту книгу в виде текстового файла на диск компьютера Cкачать эту книгу бесплатно в виде текстового файла (txt в кодировке Windows-1251) *

Скачать эту книгу в виде файла fb2 на диск компьютера Cкачать эту книгу бесплатно в виде fb2 файла (формат подходит для большинства "читалок" электронных книг) *

Лицензия Creative Commons Произведение ««Адам Кодман, или Заговор близнецов»» созданное автором по имени Андрей Орленко, публикуется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs (Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений) 3.0 Непортированная.

Основано на произведении с http://tiksim.ru/aorlenko/adam_kodman_zagovor_bliznetcov .

Текст публикуется в том виде, в котором его предоставил автор. Точка зрения Издательства может не совпадать с точкой зрения автора!

Свидетельство о публикации №1818

© Copyrignt: Андрей Орленко (aorlenko), 2020

Поделиться ссылкой на это произведение

Если у Вас есть блог или сайт, Вы можете разместить на нём этот баннер, чтобы привлечь больше читателей, которые как и Вы могут заплатить за публикацию книги. И книга будет опубликована быстрее!

Идёт сбор средств на публикацию книги '«Адам Кодман, или Заговор близнецов»' от автора Андрей Орленко в общий доступ. Вы можете помочь, переведя автору деньги!

HTML код для сайта или блога

BB код для вставки в форум

* - Вы можете скачать книгу бесплатно, за исключением тех глав, которые находятся на стадии сбора средств. Они будут убраны из текста книги.

Яндекс.Метрика